ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нет надобности говорить, что неразлучный с ним Ланжале опять был при нем, чтобы иметь возможность постоянно уведомлять своего друга обо всем, что Гроляр собирался предпринять против них.

Для сыщика было настоящим горем сесть на «Леи-Ла» без своего закадычного друга, к которому он питал самую искреннюю привязанность, но уже на другой день после отплытия его горе обратилось в невыразимую радость, когда он вдруг увидел вошедшего в его каюту Ланжале.

– Это ты?! Ты?! – восклицал сыщик в неописуемом восторге.

– Да, я, как видишь! – смеясь отозвался Ланжале. – Мне удалось пробраться в трюм за несколько минут до того, как подняли якорь, и, как видишь, я здесь!

Этот способ пробраться на судно был заранее условлен между Бартесом и Ланжале, чтобы Гроляр, который, в сущности, был хитрая бестия, не мог заподозрить, что веселый Парижанин состоял при нем для контрсыска. Впрочем, Ланжале сумел внушить Гроляру самое неограниченное доверие к себе, и потому легко мог бы обойтись даже без этой маленькой военной хитрости.

Вне себя от радости при виде вошедшего к нему в каюту

Ланжале старый сыщик воскликнул растроганным голосом:

– Хочешь, чтобы этот день был счастливейшим в моей жизни?

– А что для этого надо сделать?

– Надо мне говорить «ты», как и я тебе говорю «ты»! Тогда я буду думать, что ты мой сын!

– Если это может доставить тебе радость, – то пусть! Я готов говорить тебе «ты» – и воображать, что ты мой родитель!

С этого времени близость между этими двумя людьми возросла еще более; веселый Парижанин был единственным человеком, которого любил старый сыщик, а теперь более, чем когда-либо, сыщик нуждался в нем, так как разные случайности жизни вскоре должны были вовлечь их в самые страшные приключения, какие только можно себе представить.

III

«Фрелон». – Лоцман-предатель. – Надежды Гроляра. – Опасения адмирала. – Последние распоряжения. – На Божью волю. – Кербрис. – Во время бури

Личный состав офицеров на «Фридланде», как и на большинстве остальных судов соединенных эскадр, был полон, и потому свободного помещения на них не было; обоих друзей пришлось принять на маленький авизо8 второго класса «Фрелон», то есть «Шмель», служивший разведчиком для обеих эскадр. Согласно установленному порядку, это маленькое судно должно было бы идти впереди других судов французской эскадры, но, как мы уже видели, адмирал Ле Хелло пожелал, учитывая опасность настоящего положения, лично вести соединенные эскадры, утверждая, что там, где пройдет его судно, без сомнения, пройдут и остальные. Впрочем, лоцман ручался, что даже самые крупные суда могут пройти в тех проходах, что ведут к острову Иену, так как предатель взялся провести именно туда соединенные эскадры.

Однажды командир одной из джонок присвоил себе довольно значительную сумму, которую должен был внести в кассу Общества; по уставу это преступление каралось смертной казнью. Какое доверие можно было впредь питать к такому человеку? Но добрый старик Фо дал себя разжалобить слезами и мольбами провинившегося, оказавшегося отцом многочисленного семейства, и, вместо того чтобы предать его смертной казни, он только разжаловал его и взял с него страшную клятву, что он никогда никому не откроет путей, ведущих к острову Иену, а также тайн и секретов Общества, которые могли быть ему известны. Этот негодяй был не кто иной, как Лио Су, ставший затем грузчиком в Гонконге, где его и разыскал ловкий и пронырливый Гроляр. За подкуп он согласился стать предателем и клятвопреступником и теперь собирался провести соединенный флот в секретный порт таинственного острова.

Одновременно с этим Гроляр рассчитывал достичь и других своих целей. Он надеялся вырвать из рук Гастона де Ла Жонкьера «Регент», обвинив его в соучастии с мнимыми пиратами (присутствие его на острове Иене могло служить как бы доказательством этого), и при этом захватить с помощью экипажей эскадры дезертиров, или, вернее, беглых каторжников с Нумеа, которых одно из судов французской эскадры доставило бы обратно на место ссылки.

Он надеялся еще, кроме того, захватить и капиталы Кванга, это громадное состояние Общества, которое, помимо огромных текущих сумм, находящихся в ведении Лао Тсина, постоянно росло из года в год в течение многих веков и местонахождение которого было известно Лио Су.

Но Гроляр строил свои планы, не приняв во внимание страшного урагана, который совершенно изменил весь ход событий и подверг сыщика целому ряду странных приключений как раз в тот момент, когда он уже считал себя вправе рассчитывать на успех.

Незадолго до захода солнца адмирал, расхаживая по своему капитанскому мостику с озабоченным видом, в сотый раз обращался с одним и тем же вопросом к стоявшему подле него лоцману.

– Надеешься ты ввести нас в порт прежде, чем мы будем настигнуты циклоном?

– Это будет зависеть от быстроты, с какой циклон станет настигать нас, адмирал, – отвечал каждый раз Лио Су. – Могу только поручиться, что мы будем в виду порта острова Иена еще до заката солнца.

– Только бы было достаточно светло, чтобы войти в порт!

– Проходы, ведущие во внутренний рейд, широки и безопасны, – нужно только добраться до них. Но никто не может предсказать капризов и прихотей непогоды.

– Я, конечно, не ставлю тебе этого в вину, но сильно опасаюсь, что мы не успеем укрыться прежде, чем нас настигнет буря.

– Ах, если бы мы могли усилить ход и выиграть всего один час времени, я бы за все вам поручился!

Адмирал на минуту задумался: «Если циклон застигнет нас среди этих рифов, то мы неминуемо погибнем все до единого; от обеих эскадр наутро не останется ни щепки… Усилив ход, я могу надеяться, что мне удастся спасти всех, кроме „Фрелона“, который в такую бурю едва может делать пять-шесть узлов в час; надо пожертвовать им и спасти остальных. Нельзя долее колебаться!»

– Этот час времени, который ты считаешь необходимым для нашего спасения, – сказал адмирал лоцману, – будет дан!

– В таком случае, – ответил Лио Су, – обе эскадры будут под защитой высоких утесов Иена задолго до заката!

– Ты ручаешься за это?

– Ручаюсь головой!

– Хорошо! Значит, нам нечего больше бояться урагана, свирепый разгар которого, по моим расчетам, должен произойти после заката!

Затем, обернувшись к своему флагману, он добавил:

– Надо, чтобы менее чем через двадцать минут наш ход превышал двенадцать узлов… Передайте это приказание всем судам эскадры!

– «Фрелон» не может следовать таким ходом, адмирал, – заметил Ла Шенэ.

– Знаю, знаю… Не теряйте времени на бесплодные соображения, а прикажите исполнить немедленно мое предписание.

– Слушаюсь, адмирал!

– Объявите командиру «Фрелона», что с этого момента я предоставляю ему полную свободу действий. Вся ответственность за его судно возлагается теперь на него; лоцман укажет уму точное местонахождение острова Иен по долготе и широте, и если «Фрелон» уцелеет, то пусть присоединится к нам в порту.

В несколько минут приказания адмирала были переданы на все суда эскадры, и, судя по густому черному дыму, вырывавшемуся изо всех труб, можно было сказать, что все командиры потребовали от своих машин самого полного хода, какой только те в состоянии были дать.

Бедный «Фрелон» стал мало-помалу отставать и менее чем через четверть часа оказался далеко позади обеих эскадр. Тогда адмирал приказал послать ему «последнее прости» сигналами.

– Мужайтесь, де Кербрис, и полагайтесь на Божью волю!

– Благодарю! – отвечал доблестный командир «Фрелона». – Я исполню свой долг!

Вскоре обе эскадры совершенно скрылись из виду в густом сумраке тумана, в котором сливалось теперь небо и море.

Говоря о закате солнца, адмирал хотел только определить этим выражением время заката, так как в продолжение всего дня ни один луч солнца не мог пробиться сквозь густую завесу туч и облаков, скоплявшихся на горизонте или проносившихся с поразительной быстротой по небу.

вернуться

8

Авизо – небольшой военный корабль, используемый в качестве разведывательного или посыльного судна.

72
{"b":"30853","o":1}