ЛитМир - Электронная Библиотека

Ответ: Я — нет, но Жан Лу знал, у него были списки забронировавших билеты. Вероятно, она сделала это специально, чтобы ему стало известно и он испугался. Никто из нас ни в коем случае не должен был подвергаться допросу как свидетель, как сосед по купе.

Вопрос: По приезде в Париж она тем не менее попыталась задержать в купе девушку из Авиньона. Как ты можешь это объяснить?

Ответ: Этого нельзя объяснить. Жоржетта была такой. Думаю, в последнюю минуту она испугалась, что по ее вине, из-за того, что она поступила не так, как было задумано, нас схватят.

Вопрос: Как ты узнал, что убита была именно она?

Ответ: Когда приехал к Габеру, в одиннадцать часов. Мы должны были встретиться у него. Жан Лу только вернулся с Лионского вокзала, где полиция начала расследование. Трамони был заперт у него в квартире. Жан Лу объяснил мне, что теперь в ответе за все будем мы вдвоем. Меня словно обухом по голове ударили, я больше ничего не соображал.

Вопрос: Каким образом Габер привез к себе Трамони?

Ответ: В его распоряжении была машина Жоржетты. Он арестовал его и сказал, что, если он будет вести себя разумно, ему, может быть, удастся его спасти. Трамони был жалким типом.

Вопрос: Когда вы его убили?

Ответ: После того, как вернулись с улицы Круа-де-Пти-Шан. Я не знал, что Жан Лу собирается его убрать. Я считал, что достаточно смерти Жоржетты. У себя в квартире Габер достал револьвер с глушителем. Трамони пересчитывал деньги, он даже не заметил, что его собираются убить. Мы спрятали тело под кроватью. Ночью, часа в два или три, мы увезли его в машине. И на набережной Ране сбросили в Сену.

Вопрос: Затем вы убили Элиану Даррес, потому что уже получили по чеку. Но почему вы убили Кабура?

Ответ: Сначала Жан Лу сказал, что мы будем следовать нашему плану. Он говорил: «Это чтобы напустить побольше тумана». Затем он признался мне, что ошибся, что возникли кое-какие осложнения.

Вопрос: Он заметил, что кто-то слышал, как он уводил с собой Трамони, что кто-то находился в соседнем купе?

Ответ: Да. Он думал, что это один из свидетелей, но не знал, кто именно. Он догадался об этом, когда вернулся, уже с вами, на Лионский вокзал для расследования. Он увидел, что в купе вместо двух чемоданов остался один. Он полагал, что Жоржетта для демонстрации товаров взяла с собой два чемодана. Если кто-то успел побывать в этом купе до прихода железнодорожного служащего, то этот «кто-то» мог видеть и его тоже. Этот «кто-то» был, конечно, одним из пассажиров купе, раз он забрал свой чемодан.

Вопрос: Только лишь по этой причине?

Ответ: Нет. Во время путешествия произошел инцидент, показавшийся ему подозрительным. Ее ссора с Кабуром. Трамони рассказал нам об этом. Кабур сообщил вам вечером по телефону свой адрес. Жан Лу говорил мне потом, что не хочет рисковать. Он выследил его и убил в Спортзале после антракта. Я об этом узнал лишь на следующий день.

Вопрос: А кому принадлежит мысль использовать лифт?

Ответ: Мне. Однажды мне пришлось долго ждать ее на лестничной площадке, и я, чтобы подшутить, остановил кабину, в которой она поднималась. Я объяснил Габеру, как это делается.

Вопрос: Но это не ты убил Элиану Даррес?

Ответ: Я никого не убивал. Я не знал, как положить этому конец. Жан Лу утверждал, что это необходимо. После Трамони им овладела одна-единственная мысль: убивать. Он утверждал, что это проще простого, стоит только начать. О смерти Риволани я узнал лишь сегодня утром из газет. И уже вы мне сказали, что он убил еще эту девушку.

Вопрос: Когда Габер узнал, что Гароди не было в поезде?

Ответ: Он знал это с самого начала, ведь это он разговаривал с контролерами по телефону. Они помечают галочкой имена пассажиров в своем списке. Около фамилии Гароди галочки не было. Ему просто оставалось промолчать. Допрашивая Гароди, он уже знал, что она лжет, но она настаивала на том, что была в поезде, и это еще больше запутывало вас.

Вопрос: Габер знал также, что ее полка тем не менее была занята. Это его не беспокоило?

Ответ: Беспокоило. Его еще много что беспокоило. Глупое поведение Трамони. Слишком много народу видело его в поезде. К тому же Трамони нашел лотерейный билет в кармане у Жоржетты, в пустой коробочке из-под аспирина. Мы потом узнали об этом, свидетели вспоминали, что Жоржетта в вагоне доставала коробочку из чемодана. Она, верно, хотела иметь ее при себе. Она всегда так поступала. Но Трамони не придумал ничего лучше, как положить пустую коробочку обратно в чемодан. Жан Лу говорил, что вот из-за подобных глупостей все и попадаются.

Вопрос: Объяснил ли вам Трамони, как он узнал о выигрыше в семьсот тысяч франков?

Ответ: Это жалкий субъект. Когда я увидел его у Габера, он дрожал всем телом. Он сказал, что хотел просто отобрать у нее лотерейный билет. И не хотел, чтоб она кричала. Он записывал номера всех лотерейных билетов, которые продал. А так как она никому не сообщила про свой выигрыш, он решил, что она еще не видела таблицы в газетах, еще ничего не знает. Он взял очередной отпуск и поехал за ней в Париж. Не знаю, как он собирался выкрутиться. Думаю, он был придурковат.

Вопрос: А вы, как вы собирались выкрутиться?

Ответ: Не знаю. Я полностью положился на Габера. Когда мы говорили об этом втроем у него дома, все казалось таким простым, и мы не представляли себе конкретных лиц. Я и револьвера никогда не видел, пока он мне его не показал.

Вопрос: За что ты его ненавидишь?

Ответ: Я его не ненавижу.

Вопрос: Почему ты хочешь всю вину свалить на него?

Ответ: Потому что теперь это не имеет значения. Потому что это ничего не изменит. Потому что, когда он вошел в вагон, я уже успел получить по чеку. Если Трамони не сделал бы этого, он бы сам убил Жоржетту. Я в этом уверен. Ему надо было кого-то убить.

Вопрос: Какую цель вы преследовали?

Ответ: Я не понимаю вопроса.

Вопрос: Почему вы все это сделали?

Ответ: Не знаю. Мы хотели уехать в Южную Африку или Австралию. Сперва уехал бы я с шестью миллионами Элианы, затем, чуть позже, ко мне приехала бы Жоржетта. И может быть, Жан Лу. Не знаю. Мы бы что-нибудь придумали. Мы бы уехали.

Человек по имени Грацци, облокотившись о стол и обхватив лоб левой рукой, сидел один в кабинете своего шефа, на ладони правой руки у него лежали два оставшихся патрона из барабана револьвера «смит-вессон». Он думал о своем сынишке Дино — ему всего три года и семь месяцев, и спит он, сжимая маленькие кулачки на подушке, — думал, как и всегда, о разных глупостях. Когда шеф вошел, он медленно положил перед ним оба патрона.

Шеф взглянул на него, закрыл дверь, бросил на стол отпечатанные на машинке странички, которые принес, и сказал:

— Ну что, мистер Холмс, как здоровье? Я должен был пойти вечером в кино, но тут я прогорел.

Он достал из верхнего кармана пиджака сигарету, произнес:

— Эта скотина Фрегар, верно, вздохнул с облегчением. Огня, пожалуйста, у меня всегда уводят спички.

Дверь снова отворилась, и Малле, просунув голову в кабинет, сообщил, что девчушка ждет в коридоре.

— Вот незадача, — проговорил Грацци, — я чуть было не забыл.

Он попросил соединить его с Марселем. Сказал шефу, что сейчас освободит кабинет, вот только договорится, как привезти в Париж этого парня. Белокурая девушка нерешительно перешагнула через порог, и шеф обратился к ней:

— Входите же, милочка, усаживайтесь в это кресло, ну, как у вас на работе?

Она ничего не ответила. Стояла у окна, и свет лампы освещал ее немного бледное красивое лицо. Грацци смотрел на нее, разговаривая по телефону.

— Слушай меня, малыш. Сейчас семь часов. Через час тебя отвезут в Мариньян. Твой отец дал согласие. Тебя заберет военный самолет, который летит из Алжира. Я буду ждать тебя в аэропорту Бурже.

39
{"b":"30856","o":1}