ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

“Что же происходит в лаборатории? Эта мысль не дает мне покоя. Неужели я накануне открытия? Неужели Луиза — тот случай, которого я жду так давно? А все наши опыты не стоят ломаного гроша…”

“Новое. Ровно в пять Луиза начала бредить. Она смотрела на нас с Гюнтером горящими глазами и рассказывала, что видит свою мать. В ее поведении наступила перемена. Припадки раздражения сменились галлюцинациями. Я перелистал гору книг, но аналогов этой мании не нашел. К ясновидению я всегда относился критически. Да это и не похоже на ясновидение. Хотя упоминания о подобных прецедентах в литературе имеются. Граф Сен-Жермен, например. Человек, который заявлял иногда, что он явственно видит картины далекого прошлого, причем так, будто сам являлся участником событий. Но граф — лжец, авантюрист и выдумщик. А что же делается с Луизой?”

“Гулял по лагерю и думал. Возле нашей лаборатории построили новую газовую камеру. И в голову пришла странная мысль: нет ли тут связи? Установил число, когда в камеру была загружена первая партия заключенных. Именно в тот день у Луизы началось это. И час совпал. Камера, оказывается, загружается ежедневно в пять часов. У меня похолодела спина: вот оно, открытие…”

“Подвожу итоги. С Луизой покончено. Я застрелил ее собственноручно, ибо другого выхода не было. Гюнтер погиб. Такая дикая смерть. Как хорошо, что я ношу с собой пистолет.

Да, я сделал открытие. Когда-нибудь это назовут “полем Хенгенау”. Я для себя называю его “полем смерти”. Оно возникает, когда одновременно гибнет толпа людей. Природа поля пока неясна, однако характер его воздействия мне удалось проследить. Только почему одна Луиза? Этот вопрос не дает мне спокойно спать. Мы с Гюнтером находились в одних условиях с ней. Может, секрет в том, что мы арийцы? И прав фюрер, который считает нас высшей расой? Но фюрер уверен, что человечество живет внутри шара, а не на его поверхности. Фюрер исповедует какую-то дикую веру, он приносит в жертву своему божеству целые дивизии. И хочет принести все человечество. “Поле смерти” придется ему по душе. А у меня будут деньги”.

“Случай. Я всегда в него верил. И он принес мне открытие. После того как я понял, что происходит с Луизой, я стал наблюдать за ней более внимательно и заметил, что ее кожа с каждым днем меняет цвет, приобретая какой-то лиловый оттенок. Она это тоже заметила и однажды заявила, что больна. Но я не мог отпустить ее. Я должен был довести эксперимент до конца. И довел. Изо дня в день Луиза подвергалась воздействию поля. А в ее организме происходила какая-то перестройка. Я изолировал ее от Гюнтера. Она теперь не выходила из лаборатории. Гюнтер был недоволен, но он считал, что так нужно, ибо видел, что Луиза больна. Он верил, что мы ее лечим. Да и сама она, пожалуй, тоже верила в это. А потом произошел взрыв…

Как всегда, в пять часов у Луизы начались галлюцинации. Мы с Гюнтером были около нее. Вдруг взгляд ее потускнел, она как-то странно изогнулась, вскрикнула и кинулась к Гюнтеру. Он подхватил ее на руки, но тут же отпустил, издав дикий вопль, и упал на пол. Луиза бросилась ко мне. Еще плохо соображая, в чем дело, я выхватил пистолет. С Луизой было покончено. Я взглянул на Гюнтера. Его руки и лицо приобрели густо-фиолетовый оттенок, взгляд потускнел и не выражал ничего. Минуты две его тело еще корчилось, потом замерло.

Трупы опасности не представляли. Я убедился в этом, позвав санитаров и попросив их перенести тела моих бывших помощников в прозекторскую. Мне нужно было исследовать мозг Луизы и Гюнтера…”

“Сделан доклад фюреру. Принято решение переправить лабораторию в Южную Америку. Сыворотка из вытяжек мозга Луизы приготовлена и испытана. Эксперименты на животных не дают никакого результата. Но на всякий случай я забираю в сельву с десяток шимпанзе. Благословляю войну, которая дает мне человеческий материал…”

“Попрощался с Отто. Теперь у меня остаются два организатора — Бергсон и Зигфрид. Первый — продажная тварь. Второй — верен, как овчарка. А из Германии надо удирать”.

“С отправкой Отто получается какая-то путаница. Кремировали не того, кого надо. Так вчера мне доложил Зигфрид. В конце концов это меня не касается. Я не разведчик, а ученый…”

“Называю это “Маугли”. Достаточно темно и достаточно прозрачно…”

“Привезли “этих”. Их мало, очень мало. Странная вещь. Сыворотка действует избирательно. Девяносто процентов гибнет. А поле все еще недосягаемо для меня”.

“Конечно, мозг “этих” несет в себе неведомое пока “поле смерти”. Странный мозг, по-видимому лишенный всякой информации. Поле убивает ее, но организм живет. Примитивные инстинкты не исчезают. Они хотят есть, пить, размножаться. Первое поколение, правда, быстро вымерло. Сколько же лет я вожусь с “этими”? Семь? Восемь?”

“Бергсон был у Дирксена. Субсидии на опыты будут. Но Дирксен хитер. Ему мало того, что Бергсон шпионит за мной, он еще и Зигфрида заставляет работать на себя. Все словно сговорились против меня. Однако Зигфрид верен по-прежнему. Когда Дирксен заговорил об Отто, Зигфрид доложил мне об этой беседе. Я посоветовал сохранить Отто. “Как?” — спросил Зигфрид. “Предупредить Отто, — сказал я. — Пусть джентльмены думают, что условия связи с ним прежние…”

“Поле! Я понял, как его усилить!..”

“Нет, это не “поле смерти”. Я открыл нечто странное и страшное. Эволюция необратима, как я думал раньше… “Маугли” — это часть чего-то, причем очень малая. Да, организм человека можно мгновенно перестроить. Да, можно превратить половину человечества в “этих”, а другую уничтожить. Но за “этими” что-то стоит. Я узнал это сегодня, когда втолкнул индейца в камеру усилителя поля…”

“Приносящий жертву”. Смерть. И странный жезл в руках Бога. Вот когда мне пригодится Отто. Я словно чувствовал, что он понадобится. Опять Случай”.

“На “Маугли” пора поставить точку. С джентльменами мы как-нибудь поладим. А мой верный Зигфрид знает слишком много. Придется с ним расстаться…”

“И снова я подвожу итог перед очередным прыжком. Через жертвы, через смерть я иду вперед, к своему торжеству. Я все-таки назову это “эффектом Хенгенау” или “парадоксом Хенгенау”. Так будет даже лучше. Через смерть! Я иду к этому через смерть”.

55
{"b":"30859","o":1}