ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

22

«Я покажу тебе Атхарту», – обещал я Фаине. С тем же пафосом и тем же успехом я мог сказать: «Я подарю тебе эту звезду».

Атхарта бесконечна, и вечности не хватит увидеть все ее чудеса, особенно если сидеть безвылазно в Хани-Дью, как это делаю я. Впрочем, легких на подъем людей в Атхарте не больше, чем на Земле. Все как-то прибиваются к одному месту, обустраивают жилище, обрастают друзьями, даже семьями… Бэзил – скорее исключение, чем правило. Два года он провел в странствиях и повидал многое… Однажды ему повстречалось загадочное древнее царство.

– Я увидел огромный город, – рассказывал Бэзил. – В центре – храм, покрытый золотым куполом. Ей-богу, по высоте он не уступает нью-йоркским небоскребам. От храма разбегаются улицы, но не линиями, а концентрическими кругами, а сквозь круги тянутся лучи каналов. На окраине города стоят вышки-зиккураты из голубого мрамора. Еще там много статуй крылатых людей и животных. Я решил, что это божества, которым поклонялись обитатели города еще на Земле. А стены домов сплошь покрыты фресками. Бытовые сценки, праздники, портреты… Поразительные лица. Какая-то неведомая раса. Я уверен, она древнее ассирийцев и египтян. Возможно, это и есть пресловутые атланты.

– А сами жители? – спросил я. – Ты их видел?

– Никого, – пожал плечами Бэзил. – Я бродил по улицам, заходил в дома – там просторно, красиво, но пусто. Может, жители ушли. А может… исчезли. Эх… Есть многое на свете, друг мой Грегор, что и не снилось нашим мудрецам, – глубокомысленно закончил Бэзил.

Соблазн побродить по улицам заброшенного города был велик. Но я так и не понял из объяснений Бэзила, где он находится. Впрочем, у меня в Атхарте были свои фишки. Их-то я и хотел показать Фаине.

В два часа я, как и обещал, явился к ее дому – угрюмому серому прямоугольнику с единственным отверстием для входа. Хозяйка Сидела внутри на диване. На ней был какой-то уродливый комбинезон, напоминавший рабочую одежду.

– Ты так и поедешь? – не выдержал я.

– Тебе-то какая разница? – фыркнула она, по обыкновению уставившись на меня немигающими глазами.

Я мысленно выругался. Но. подавив раздражение, сказал максимально спокойно:

– Мне, как ты выражаешься, фиолетово. Просто удивляюсь: неужели ты никогда не фантазировала себе наряды?

– Почему? – не без гордости ответила Фаина. – У меня была косуха. С черепом на спине. Череп я пришила сама. Ну что, поехали?

– Полетели, – кивнул я.

Фаина недоуменно подняла брови и шагнула за порог. Я стоял у нее за спиной, предвкушая триумф. Перед домом нас ждал голубой – как в песенке Крокодила Гены – вертолет.

Разумеется, создать такое чудо техники за считаные часы невозможно. Нужны чертежи, а лучше – профессионал-авиаконструктор. Поэтому я просто попросил Дилана одолжить мне одно из его творений. Дилан провел со мной краткий инструктаж, и теперь я мог сносно управлять этой машиной, даже если бы лететь пришлось не в Атхарте, а на Земле.

Мы поднимались все выше, Хани-Дью пестрел внизу лоскутным одеялом. Я наслаждался полетом и этими неожиданными каникулами Бонифация. Не хотелось думать, что завтра я снова превращусь в канцелярскую крысу и целый день просижу за компьютером. Фаина мне не мешала. Ее вообще не было слышно, так что в какой-то момент я даже испугался, не выпала ли она за борт… Обернувшись, я увидел, что она дремлет, откинувшись в кресле. Ни дать ни взять – летит надоевшим маршрутом в служебную командировку. Ах вот как, подумал я. Сейчас ты у меня проснешься. Я лихо накренил вертолет, так что пейзаж Атхарты оказался у нас под правым боком.

– Ты что делаешь?! – вскрикнула Фаина, цепляясь за подлокотники кресла. Глаза стали огромными: она не на шутку испугалась.

Я довольно улыбнулся:

– Успокойся, дурочка. Мы не разобьемся, даже если упадем. Лучше смотри, какая красота…

Вертолет снижался, и навстречу надвигались горы, поросшие хвойным лесом. То здесь, то там сквозь прорехи в темно-зеленой шубе торчали скалы. Одинаковых не было. Одни напоминали застывшую волну, другие – звериную морду, третьи – человеческий профиль. Потом солнечный свет сменился тенью, и мы спустились в глубокий каньон. С десятиметровой высоты туда обрушивался водопад. Я посадил вертолет на воду, и брызги залепили лобовое стекло.

– Держись! – весело подмигнул я Фаине и повел машину прямо в водопад.

Фаина вцепилась мне в плечи – как девчонка, которую в первый раз катают на мотоцикле. Вода страшно пробарабанила по крыше. Миновав водяную завесу, мы оказались в гроте, заполненном подземным озером. Лучи фар освещали высокие своды, влажные стены и даже гроздь летучих мышей, прилепившихся к каменному выступу, – деталь, которой автор этой потрясающей иллюзии наверняка особенно гордился.

А потом в пещеру ворвалось солнце.

– Где мы? – шепотом спросила Фаина.

– На пути в затерянный мир, – торжественно объявил я.

23

Огромное красное солнце освещало долину. Деревья со странными перистыми кронами и гибкими, гладкими стволами отбрасывали длинные тени. Вдали голубела горная гряда, слева начиналась пальмовая роща. На ее опушке паслись удивительные существа, похожие на гигантских тушканчиков. А прямо перед нами стоял динозавр невероятных размеров.

– О господи… – захлебнулась Фаина.

Она суетливо огляделась, подобрала с земли какую-то ветку и устремилась вперед, размахивая ею, как флагом. Динозавр недоуменно уставился на ожившее дерево, потом наклонил маленькую, по сравнению с туловищем, голову и осторожно принял подношение.

Фаина восхищенно смотрела, как по-коровьи двигаются его губы, пережевывая листья. Наконец она оглянулась на меня и со знанием дела сообщила:

– Это диплодок. А вон те, мелкие, если я не ошибаюсь, – цератопсы.

Глаза у нее блестели.

– Откуда ты знаешь? – уважительно спросил я.

– У меня в детстве была книжка с картинками… Слушай, а они настоящие? В смысле, это те самые, которые когда-то жили и умерли на Земле? Или муляжи? Иллюзии?

– Не знаю, – честно ответил я. Когда я впервые оказался здесь, я пребывал в такой эйфории, что этот вопрос даже не пришел мне в голову.

Я наткнулся на это местечко по чистой случайности. Я был тогда новоселом, и меня раздирали тысячи сомнений. Мне просто необходимо было убедиться, что в Атхарте такая же трава под ногами, что вода в реках так же холодна по утрам, что подниматься в гору трудно, а бежать с нее легко, и неважно, как это все устроено. Я организовал себе недельный турпоход.

Я экспериментировал со своим новым телом. Я пробежал несколько километров, а когда начал задыхаться, то представил, что у меня огромные, чистые легкие никогда не курившего атлета. Потом на ногах появились стальные мышцы… Я гнал себя вперед, пока на моем пути не выросли горы.

Я полез вверх, цепляясь за камни, за корни деревьев, радуясь крови на разодранных ладонях. Наконец я встал на краю водопада.

Было страшно. Но победить страх и значило поверить в эту новую жизнь. «Двум смертям не бывать», – пробормотал я и сиганул с десятиметровой вышки в неведомую воду. А вынырнул уже в подземном озере. Впереди брезжил свет. Я поплыл туда, вылез наружу и оказался в доисторическом царстве…

Позже, разленившись и успокоившись, я попытался доехать сюда на машине. Как бы не так. Место оказалось заколдованным. Создатели этого заповедника устроили так, что попасть в него можно только через грот.

Фаина упоенно гладила по носу склонившегося к ней диплодока. Глядя в ее восторженные глаза, трудно было не почувствовать себя богом…

– Ну как, нравится? – самодовольно спросил я.

Фаина искоса взглянула на меня:

– Экскурсия увлекательная. Жаль, что она мне так дорого обошлась.

Ну что с ней поделаешь? Упрямая как баран…

– Ладно, – с досадой сказал я. – Пошли. Познакомлю тебя с палеонтологами.

22
{"b":"30861","o":1}