ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Честно говоря, Сурок, я не помню в Атхарте более земных ощущений. Добыча билась у меня на крючке, норовя вырвать арбалет из рук. От кота проку было мало. Сат звал на помощь и поднял бы весь поселок, если бы не подоспел Самир. Вдвоем мы обрушили сата на землю. Тот бил крыльями, разевал клюв, демонстрируя алый язык. Я сорвал с его груди опасный аппарат и направил на самого сата.

– Веди себя спокойно, приятель, – строго сказал я. – Тебе придется многое нам рассказать.

31

Сат свирепо вращал круглыми птичьими глазами, но его лицо, плоское как у совы, выглядело растерянным. Мы вытащили гарпун и связали крылья за спиной веревками – очередной своевременной иллюзией, созданной Бэзилом. Сат перенес это почти безропотно. Лишь когда я наставил на него прибор, больше всего напоминавший старый фотоаппарат «Зенит», он хрипло проклекотал:

– Я настоящий, мне это не повредит.

– Ты уверен? – спросил я, положив палец на кнопку возле «объектива».

Ответа не было.

– Ладно. Идти можешь? Надо убираться отсюда, – распорядился я.

Обратный путь прошел без приключений. Погони не было, сат вел себя примерно, «Мустанг» ожидал нас там, где мы его оставили.

Сутки спустя мы выгрузили нашу добычу перед домом сэра Перси. И неожиданно нарвались на триумфальную встречу.

Во-первых, сам хозяин выбежал открывать нам ворота. По силе рукопожатия я понял, как сэр Перси за нас волновался. Во-вторых, дом на берегу озера был полон народу. Похоже, здесь организовался штаб, альтернативный храму экологов. На шее у Бэзила, принявшего-таки в дороге человеческий облик, тут же повисла Мэй Шуй; еще две девицы явно ожидали своей очереди. Из знакомых я сразу заметил Дилана. Его окружали несколько человек в летных шлемах. Видимо, для защиты Хани-Дью от крылатых пришельцев Дилан решил задействовать свою авиацию…

– Что происходит, сэр Перси? – спросил я.

Он покачал головой:

– Ничего хорошего, Грег. Раскол. Алан Нэй объявил, что в данных чрезвычайных обстоятельствах экологи и лично он возглавят оборону. Нашлись несогласные, они все здесь. Однако пора заняться пленником. Судя по всему, он беззащитен. Не будем провоцировать людей на расправу. Поговорим с ним в гостиной.

Действительно, в адрес сата раздавались оскорбительные выкрики, кто-то норовил пнуть его ногой. Самир повел пришельца в дом. Я намеревался последовать за Бэзилом и сэром Перси, но тут Дилан, протолкавшись через толпу, отвел меня в сторонку.

– Слушай, Гобза, ты в курсе, что творится в «Шамбале»?

– Нет, – растерялся я. – Я не был там уже несколько дней. А что?

– А то, что боги не выходят на связь. Ни один. Я слышал, что Нэй пытался поговорить с Натхом, но тоже тщетно. Похоже, они нас бросили.

Я не знал, что сказать. С одной стороны, Вирата говорил мне, что боги не могут вмешиваться в дела Атхарты и ее обитателей. С другой стороны… Неприятно ощутить за спиной пустоту. Наверное, я до конца не поверил словам моего шефа. Неужели боги бросят нас на произвол судьбы? Здесь, в Атхарте, мы вроде как в одной лодке. Или нет?

– Пропустите, уважаемые! – послышался вдруг знакомый голос. – Это мой внук, пропустите!

Усатая физиономия деда сияла горделивой улыбкой. Он стиснул меня в объятиях.

– Вот это да, вот это по-мужски. Я как узнал, что вы отправились в разведку, велел своим ребятам распрягать коней. Как я мог тебя не дождаться? Ишь какого гуся притащил! Помню, под Борисоглебском мы сцапали немца, так он был такой же важный. Ничего, потом все выложил… А ты молодец, Егор. Не ожидал.

Смешно, Сурок, но я чуть не прослезился от дедовой похвалы. Однако времени почивать на лаврах у меня не было. Я пожал деду руку – как солдат солдату, сделал мужественное лицо и отправился допрашивать языка.

Сат стоял посреди гостиной. Он дико озирался вокруг и отшатнулся от стула, который ему предложили. Самир не сводил с пленника глаз. Скрестив руки на груди, он стоял мрачный, как дух возмездия. У маленького чайного столика суетилась девушка в длинном белом платье и трогательных белых же носочках. Лицом – Анжелина Джоли, а всем остальным – Сельма Хайек.

– Кто это? – шепотом спросил я у Бэзила. – И где Зануда?

– Это Эсмеральда, – также тихо ответил он. – Она из экологов. Что-то не поделила с Нэем. Ты будешь смеяться, но, кажется, у сэра Перси с ней все не просто так. А Зануда захворал.

– Захворал? – удивился я. – В каком смысле? Не простудился же?

– Нет. В Атхарте есть только одна болезнь, – Бэзил невесело покачал головой, – и, кажется, Юджин ее подцепил…

Наш разговор прервал сэр Перси. Войдя в гостиную, он сразу приступил к допросу.

– Кто вы? Откуда вы пришли? – обратился он к сату.

– Сколько вас? – вставил я.

Сат молчал. Мне показалось, в его молчании не было упорства – лишь недоумение. Почему-то мы пугали его больше, чем саты людей. Наверное, там, откуда они явились, не было фантастической литературы.

– Послушайте, вы хотя бы знаете, куда попали? – продолжал сэр Перси.

И тут сат издал гортанный клекот. Он попытался взмахнуть связанными крыльями и бросился бы на сэра Перси, если бы мы с Самиром его не остановили.

– Вы миражи, миражи! – выкрикнул сат. – Почему вы держите меня?!

Мы переглянулись.

– Вы ошибаетесь, – сказал сэр Перси, – мы не миражи. Мы люди. Когда-то мы жили на Земле – так называлась наша планета. Теперь, вследствие некоторых… кхе-кхе… перемен, мы переселились в Атхарту. Мы, видите ли, умерли.

– Люди? Земля? – дернул головой пришелец. – Нам не нужны чужие планеты. Мы оказались в мире, где обитают лишь призраки. Но саты умеют сражаться с ними!

– Какого черта вам не сиделось дома? – поинтересовался я.

– У нас нет больше дома. Наши боги замолчали навек, катастрофы унесли миллионы жизней. Наши дети умирали, не вылупившись из яиц. Нас отравляли и воздух, и вода. Миражи сводили нас с ума. Тех, кто выжил, спасли жрецы. Они велели нам войти в магические пещеры, которые вели в иной мир. Так мы обрели новый дом. И никакие миражи нас не остановят!

– А что, у вас на планете часто встречаются миражи? – спросил Бэзил, вертя в руках черный «фотоаппарат».

Сат удостоил нас пространным ответом. Оказалось, что за последнюю тысячу лет на их планете миражи из безобидного атмосферного явления превратились в сущее бедствие. Во-первых, появились двойники – виновники многих комических, а иногда и трагических ситуаций. Во-вторых, миражи словно охотились за сатами, готовя им смертельные ловушки. Многие саты погибли, садясь на землю там, где на самом деле была река или пропасть.

Религия сатов не поощряла развитие науки. Даже в драках саты полагались только на собственные когти и клювы. Но проблему с миражами надо было решать. Жрецы триста лет ломали голову и в конце концов изобрели прибор, способный уничтожать тонкую материю миражей. Его назвали отражателем. В Атхарте отражатель действовал несколько иначе, однако в людях и в созданных ими иллюзиях саты сразу узнали старого врага.

– Ваши миражи обладали разумом? – спросил сэр Перси.

– Нет. Миражи – злая, но неразумная сила. Это были предсмертные видения погибающего мира.

– Они вступали с вами в контакт?

– Нет.

– Мы отличаемся от них?

– Возможно.

– Так что же вы кромсаете наш мир, как салфетку?! – взорвался я. – Вы хоть понимаете, что, стреляя в людей, совершаете убийства?

– Мы не должны жертвовать ради вас своими интересами, – спокойно ответил сат. – Какое убийство? Вы – мертвые. А мы живые.

– Подумать только! – возмутился Бэзил. – Я еще Должен доказывать этому попугаю, что я существую!

– Вот интересно, гражданин пришелец, – процедил я, – если толпа, ожидающая во дворе, повыдергивает вам перья, вы по-прежнему будете сомневаться в нашей реальности?

– Спокойствие, господа. – Сэр Перси предупреждающе поднял палец. – Вы знаете, как мы поступим? Мы вас отпустим. Самир, развяжите его.

31
{"b":"30861","o":1}