ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я оделся, грубо отстранил Эсмеральду и выбежал на улицу, к гаражу.

– Мамочки! Убивают! Помогите! – слышались издалека истошные крики.

В той стороне, откуда кричали, поднимался дым. По небу летела целая стая сатов. Один из них, заметив меня, снизился и нажал кнопку отражателя. Я едва успел отскочить. На месте гаража и моего несравненного «Мустанга» осталась дыра, дымящаяся по краям.

– Поздно, – выговорил я.

Подбежавшая Эсмеральда вцепилась в мою руку.

– Что это?! Что мне теперь делать?!

Я не раздумывал.

– Беги к своим экологам или к сэру Перси, в той стороне еще безопасно. По дороге всех предупреждай, что саты вторглись в Хани-Дью. А мне надо кое-кого найти.

35

Сатов были сотни. Они летели, выстроившись какими-то причудливыми фигурами. Время от времени небо озарялось вспышками – это срабатывали отражатели. Я пробирался среди дымящихся руин, чувствуя себя участником дурацкой компьютерной игры. Южная окраина Хани-Дью просто перестала существовать…

Воздушный бой завязался прямо у меня над головой. Гигантскими стрижами в небе проносились «фантомы», «тайгеры» и «скайхоки». Я заметил даже один «В-2». Фантастически красивая машина! Когда в свое время Дилан хвастался передо мной гордостью своей коллекции, я решил, что это фантазия, навеянная какими-нибудь «Звездными войнами». Оказалось – реальный самолет…

Самолеты и отряд ангелов не пускали врага на север. Стоял яростный клекот, на землю сыпалась чешуя пришельцев. Я притаился возле какого-то уцелевшего, покинутого жильцами дома и видел, что отражатели сверкали и с той, и с другой стороны. Я лишний раз порадовался, что оружие сатов не обладает высокой точностью. Меньше будет жертв.

Мне надо было идти дальше. Сейчас сатам не до того, меня никто не заметит… Но только я высунулся из своего убежища, как на моих глазах сат выстрелил по одному из самолетов. Летчик успел сманеврировать. Самолет не исчез, но остался без одного крыла и с низким гудением начал падать. Я помчался в ту сторону, чтобы помочь летчику. Кабина цела, значит, и он цел.

Сровняв с землей чей-то симпатичный домик, самолет упал, но не взорвался. Стекло кабины тут же откинулось, и оттуда, ругая сатов на чем свет стоит, вылез собственной персоной Дилан. На груди у него висел отражатель.

– Мой лучший «фантом»! Смотри, что эти мерзавцы с ним сделали! Ничего, теперь они за все ответят! – И он похлопал себя по оружию.

– Тебе это Нэй дал? – спросил я.

– Да. Я думал, он только речи толкать умеет, а он оказался молодец. Вчера позвал нас и объявил, что у него есть оружие против сатов…

– Постой, – нахмурился я. – Так он заранее знал, что отражателем можно убить сата?

– А, ты не в курсе… – Дилан довольно улыбнулся. – Еще бы ему не знать! Ночью он вместе с парой моих ребят слетал к их курятнику и устроил там настоящую Хиросиму. Саты и их гнезда сгорали как миленькие!

Так вот почему саты начали вторжение! Это Нэй развязал войну. Он первым напал на сатов. Уничтоженные дома и люди – их месть.

Дилан понял по моему лицу, что я не готов вместе с ним восхищаться Нэем.

– Ну что ты корчишь из себя Кофи Аннана, Гобза? Всякие рассуждения об ответственности хороши в мирное время. А ля герр ком а ля герр, как говорят французы. Ты подумай, если нам нечем будет адекватно ответить сатам, от нас и воспоминаний не останется! Боги нам не помогут, надо выпутываться самим!

Вз-з-з! С неба полыхнула слепящая вспышка. На месте Дилана и его «фантома» осталась дыра диаметром метров пять. Крича от ужаса, балансируя руками, я едва удержался на краю. Человека, с которым я только что говорил, больше не было!

Потом я бежал сквозь дым, отшатываясь от новых дыр, стараясь не смотреть на небо. На моих глазах целая улица – дом за домом – превратилась в ничто. Единственное утешение – людей там не было. Выжившие жители южной окраины в панике бежали.

Дом Фаины уцелел. Только на крыльце я понял, как боялся увидеть пустоту на его месте. Я рванул на себя дверь и вбежал в комнату.

Фаина сидела на диване с таким лицом, будто происходящее снаружи ее не касалось. Увидев меня, она не удивилась, лишь сказала:

– Тебя не учили стучать, когда входишь в чужой дом?

Я без разговоров схватил ее за руку и потащил к выходу. Не тут-то было.

– Эй, парниша, давай-ка без этого! – заявила она, вырываясь.

Мне некогда было с ней препираться. Я схватил ее в охапку и получил за это крепкую оплеуху. Недолго думая дал сдачи. Я никогда не поднимал руку на женщину, Сурок, но тут у меня просто не было выхода! Эта истеричка захлебнулась от возмущения и схватилась за щеку. Я сказал ровным голосом, как дрессировщик нервному тигру:

– Если ты сейчас не успокоишься, если мы не уйдем отсюда, то оба погибнем.

Фаина вскинула голову:

– Вот и прекрасно! Мне не нужна эта псевдожизнь. А тебе будет поделом. Я тебе никогда этого не прощу! – Она снова потерла щеку.

Вз-з-з! Половина дома исчезла с отвратительным свистом. Фаина завизжала, падая в пропасть. В последний момент я успел ухватить ее и вместе с ней откатился к уцелевшей стене. Фаина вскочила первой. Чувство самосохранения оказалось сильнее гордости. Она метнулась к дыре, поняла, что через нее не перескочить, бросилась открывать окно. Вслед за ней я вылез наружу… и оказался лицом к лицу с Аланом Нэем.

– Фанни, детка, я пришел за тобой, – заявил он.

Нэй, как всегда, был хорош: шикарная летная куртка поверх белоснежной футболки, кожаные перчатки с крагами. Ни дать ни взять герой Перл-Харбора. Неподалеку вращал пропеллером вертолет.

– Полезай в кабину, живо! – велел Нэй Фаине.

Та нерешительно оглянулась на меня. Что-то мелькнуло в ее черных глазах.

– Счастливо оставаться! – улыбнулся Нэй и, ерничая, отдал мне честь.

Вертолет набирал высоту. Мне некогда было провожать его прощальным взглядом. Спасение прекрасной дамы не задалось, рыцарь в белом успел раньше, а мне оставалось убираться восвояси. Что было по меньшей мере проблематично. Интересно, уцелел ли здесь хоть клочок Атхарты, по которому я смогу пройти?

Как циркач, я балансировал на тонких перемычках, прыгал через пустоты, не зная, удержусь ли на краю. Что же теперь делать? – думал я. Ненависть нарастает с той и другой стороны пропорционально количеству жертв. Если так будет продолжаться, Хани-Дью исчезнет раньше, чем мы уничтожим последнего сата. Будь проклята Эсмеральда! Чтоб ты снова сдох, Алан Нэй! Вот из-за таких мерзавцев начинались все войны…

Перемычка между двумя дырами лопнула прямо у меня под ногами. Я схватил руками воздух и полетел в пустоту. Я понятия не имел, куда падаю, и меня охватил экзистенциальный ужас…

Но вдруг падение превратилось во взлет. Чьи-то сильные руки обхватили меня поперек туловища, ласковый свет залил лицо… Хархуфий! Если бы всегда ангелы являлись так вовремя!

– Ты тоже воюешь? – с уважением спросил я, немного отдышавшись.

– Еще чего не хватало! – рассмеялся он. И спокойно добавил: – Видишь ли, мы, ангелы, лишены инстинктов, которые ведут к конфликтам. Очень печально, что некоторые мои коллеги участвуют в этой заварухе. В них проснулось человеческое, земное. А раз так, Атхарта отнимет у них ангельские свойства.

Мы летели на север, держась в стороне от стай пришельцев. Я впервые обратил внимание, что световые крылья ангела не шевелились при полете, они очерчивали небо двумя лазерными лучами, исчезающими в бесконечности.

Наконец мы опустились на землю. Хархуфий, прикрыв глаза ладонью, посмотрел на полыхающий горизонт и покачал головой:

– Люди все-таки уникальные существа. Умудриться даже на Том Свете развести неизвестно что!

– Если мы так глупы, то где же мудрые боги, чтобы наставить нас на путь истинный? – проворчал я.

– Они забыли про вас, – сказал ангел.

– Да прям! – не поверил я. – Все время помнили, а тут забыли?

– А ты что думаешь, у них других забот нет? Мироздание сейчас переживает серьезный кризис. Нарушен Баланс, несколько миров оказались на грани исчезновения. Кто-то здесь, в Атхарте, совершил страшную ошибку.

34
{"b":"30861","o":1}