ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я не собираюсь оправдываться, – глухо сказала Фаина, – но хочу, чтобы ты знал. Такие вещи обычно важны для мужского самолюбия… Я сама назначила Алану свидание, но вовсе не любовное. Я хотела… ну образумить его, что ли? А вышло, как вышло. Но я никогда не была влюблена в Алана Нэя.

– Так какого черта ты возишься с ним?! – не выдержал я.

Она криво улыбнулась:

– Ты не поймешь. Меня всю жизнь окружали подонки. Мне с ними уютнее, чем с приличными людьми.

Слушать подобные речи я не собирался. Чего ради? Я вернулся к машине. Возле нее стоял Табаки и чем-то острым царапал на крыле матерное слово. Заметив меня, он отскочил в сторону, застенчиво проблеял свое «гы-ы-ы» и скорчил виноватое лицо.

В общем, к сэру Перси я приехал злой как черт. И застал всю нашу строительную бригаду на крыльце.

Бэзил, привстав на задние лапы, зачем-то ковырял передними замочную скважину. У него над душой стояла Эсмеральда – почему-то в пушистом халате и домашних тапочках.

– Наконец-то! – не слишком любезно приветствовал меня сэр Перси. Он нервно посасывал потухшую трубку.

Билл Харт развел руками:

– Грег, старина! Ну как так можно!

И все смотрели на меня так, словно я накануне устроил пьяное безобразие.

– Да в чем дело? – хмуро поинтересовался я.

– Дело, собственно, в том, Грег, что эта чертова дверь – твоя работа, – отозвался Бэзил, продолжая свое загадочное занятие.

– Ну?

– Баранки гну! – фыркнул Алекс. – Замок ты сделал?

– Да… Французский…

– А ключ? О ключе ты подумал?! – патетически воскликнул сэр Перси.

Да, про ключи я забыл. А дверь сделал с максимальным натурализмом. И когда честная компания вышла посмотреть из парка на дело своих рук, дверь захлопнулась.

– Я только собралась принять ванну! – жаловалась Эсмеральда. И вдруг охнула, прикрыв руками рот: – А пробку! Пробку из джакузи кто-нибудь вытащил?

– Поздравляю, la preciosa, – саркастически произнес сэр Перси. – Уж кто-кто, а я всегда знал, что женщина – это самое разрушительное оружие.

И тут веселым водопадом на крыльцо хлынула вода. Бэзил, с отвращением поджимая лапы, спрыгнул вниз. Я лихорадочно начал вспоминать, какой замок я ставил на дверь. Как только вспомнил, Алекс за считаные секунды создал ключ. Мы бросились в дом, выключили воду и убедились: значительная часть работ пошла прахом… Мы обреченно переглянулись – и приступили к повторному восстановлению.

Работа – лучшее средство от хандры. Я всегда помнил об этом и пообещал себе, что, когда закончится обустройство дома, снова буду дневать и ночевать в «Шамбале». Что-то Вирата давно не звонит. Совсем позабыл меня…

Но я не подозревал, что окажусь в «Шамбале» гораздо раньше, чем ожидал.

Новоселье было назначено на среду. Вообще-то еще не все было готово, постоянно всплывали мелкие недоделки. Из-за рисунка на фамильном сервизе или количества подвесок на люстре вспыхивали жаркие споры.

Масла в огонь подливал сам сэр Перси. Как только кабинет был готов, он предоставил остальную работу нам и засел за энциклопедию. И что-то у него не пошло. Из кабинета доносились проклятья, с визгом двигался стул, падали какие-то предметы… Доставалось и нам под горячую руку.

Короче, обстановка была нервной, и праздника хотелось всем. Мы решили устроить шикарную вечеринку – назло врагам! – и пригласили пол-Хани-Дью.

Королевой бала стала Эсмеральда. Она была чудо как хороша. Совсем юное лицо – и строгое черное платье. Сэр Перси сделал ей официальное предложение. Даже в Атхарте женщины ценят такие условности… После того как Эсме спасла ему жизнь, ни у кого, в том числе и у меня, не повернулся бы язык осудить его выбор. В конце концов, если женщина любит тебя без оглядки, если рискует собой ради тебя, какая разница, умна она или глупа? А Эсме к тому же красива как картинка.

Правда, ей повсюду теперь мерещилась угроза для ее ненаглядного. Как она накинулась на Бэзила, который осмелился раскритиковать новую качалку!

– А все-таки не то, не то, – повел усами кот, взгромоздившись на кресло четырьмя лапами. – Эта поет тенором, а у той был уверенный баритон. Признайтесь, сэр Перси, вам медведь на ухо наступил.

– Не нравится?! – тут же взъелась Эсмеральда. – Так ступай в подвал ловить мышей! Котам там самое место. Что? Нет мышей? Так наделай их. А я скажу, что они неправильно пищат. Не слушай его, mi amor… Идем танцевать!

А у меня, признаться, было совсем не танцевальное настроение. Я слонялся среди гостей, встревал то в одну, то в другую беседу, пока не оказался в компании Бэзила и Алекса. Исполнитель роли Терентия почти не пил спиртного и шумному веселью предпочитал беседу с приятелем.

И снова Алекс странно посмотрел на меня – как будто видел раньше, но боится ошибиться. И вопрос он задал странный. У нас не принято спрашивать об этом так, с бухты-барахты.

– Вы давно в Атхарте, Егор?

– Три года. А вы?

– Да… И я где-то так… – уклончиво ответил он.

– Ты в курсе; что Алекс тоже адъют? – напомнил кот и тут же ускользнул, оставив нас вдвоем.

– Как вам удается совмещать работу и… странствия? – спросил я.

– Бродяжничество, хотели вы сказать! – засмеялся Алекс. – Да очень просто. «Шамбалы» есть повсюду. Мой работодатель знает, что я явлюсь по первому зову.

– А с кем из богов вы работаете?

– С Янусом.

– А, такой высокий. Синий костюм с золотыми пуговицами…

– Нет. Он всегда носит черно-белое трико. Говорит, это потому что земное правосудие черно-белое. Примитивное. Не видит нюансов. Это, разумеется, говорит его левая голова…

– А что, у него их много? – опешил я.

– Две. Левая – Адвокат, правая – Прокурор. И когда начинаются прения…

– Постойте, – нахмурился я. – Ничего не понимаю. Так уж вышло, не хочу хвастаться, но я повидал всех богов в главной «Шамбале», в Короне. Люди как люди…

– И Джан человек как человек? – Алекс рассмеялся. – У вас широкие взгляды… Но я, кажется, начинаю понимать…

– А что – Джан? – насторожился я, вспомнив рыжеволосую богиню любви.

– Я видел Джан не раз, – серьезно сказал он. – У меня были к ней личные просьбы. К ней или к нему – тут как посмотреть…

– Как-то вы странно шутите, – не вытерпел я.

– Помилуйте, какие шутки? Джан – гермафродит. У нее очаровательная грудь и… простите, внушительное мужское достоинство. Да и по лицу не разберешь: не то хорошенький мальчик, не то прелестная девочка.

Я встал.

– Простите, Алекс. У меня сегодня, наверное, проблемы с чувством юмора. Я считаю, это не лучшая тема. Да и как-то не смешно, честно говоря.

– Егор, постойте, – Алекс поднял брови. – Не сердитесь. Я уже понял, что вы видели богов другими. И вы уверены, что это был их настоящий облик? Это в нашем-то мире иллюзий?

Я замолчал. Так он хочет сказать, что…

– Черт с ними, с богами, – сказал вдруг Алекс. – У меня к вам просьба, возможно, она покажется вам странной. Вы принципиально хотите быть здесь до конца вечера? Вы не могли бы прямо сейчас съездить со мной в ближайшую «Шамбалу»? Конечно, я могу просто расспросить вас, – загадочно прибавил он, – но мне надо знать наверняка. Так с ума можно сойти…

– Вы хотите что-то посмотреть по компьютеру? – понял я.

– А у вас в «Шамбале» есть компьютеры? Как удобно. Я старый компьютерщик… Вы не поверите, какой инструментарий мне пришлось осваивать. Все эти книги судьбы, магические шары… Пыль, запах тления… Фу! Ну так едем?

Через пять минут мы были в машине.

– Чья «Шамбала» ближе? – спросил Алекс.

– Вираты, – ответил я и мысленно зажал уши. Я вовсе не хотел узнать, что мой босс – обкуренный джинн-гомосексуачист.

Алекс, спасибо ему, тактично промолчал.

Через некоторое время я сам спросил:

– А Натх? Каким он вам показался?

– Кто?

– Натх. Бог Баланса.

– Никогда не слышал про такого, – ответил Алекс. – Вы не могли бы ехать потише, Егор? По-моему, слишком темно для таких гонок.

66
{"b":"30861","o":1}