ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Терпеть не могу, когда незнакомцы называют меня по имени! В этом есть что-то от советских детективов.

– Откуда вы меня знаете? – резко спросил я.

– Расслабься, Грег, – мурлыкнул Бэзил. – Это же сэр Персиваль Смоллетт, создатель Большой атхартийской энциклопедии. Он знает все на свете.

– Просто я любопытен, – отозвался старик. – А мои гости болтливы. В моем доме у озера кого только не бывает! Буду рад и вам, если найдете время среди суеты. Кстати, звонит господин Райт действительно складно. Жаль, у меня больше нет времени его слушать. Мы с джентльменами уговорили зайцев сыграть с нами в соколиную охоту. Вы остаетесь до конца? Тогда я прощаюсь.

– А что за энциклопедия? – заинтересовался я. – Вы ученый?

– Я наблюдатель, – ответил сэр Перси. – Пытаюсь понять, как все устроено.

– Все? – восхитился я.

– Ценю ваш скепсис, господин Гобза, – высокомерно усмехнулся старик. – Именно все. Я здесь уже четыреста лет, и, поверьте, это только начало. А что это господин Райт, не к вам ли обращается?

– Грег! Ты слышишь, что он несет?! – завопил Бэзил.

Я вслушался… и вскочил, роняя кота с колен.

– …мои друзья Егор и Бэзил, – ласково улыбался нам Зануда. – Оба они всегда смеялись над моими словами, но сегодня нашли мужество прийти сюда. Брат Егор, скажи нам несколько слов!

Опрокидывая стулья, я понесся к двери, как молодой лось. Впереди, задрав хвост трубой, с истошным мявом мчался Бэзил. Сэр Перси отвесил оратору легкий поклон и с достоинством последовал за нами.

С тех пор мы были дружны. Я ценил желание сэра Перси приобщить меня к своим научным изысканиям. Я несколько раз листал тома энциклопедии, но, честно говоря, большая ее часть была для меня китайской грамотой. Наверное, сказывалось отсутствие высшего образования. Но память у меня хорошая, как у попугая. Если хочешь, Сурок, я тебе потом перескажу избранные статьи.

В моем сердце сэр Перси навеки останется не столько создателем БАЭ, сколько основателем традиции пятничных вечеринок. Я очень надеялся, что и в этот раз служебные дела не помешают мне участвовать в мероприятии. Но узнать об этом можно было только от Натха. Я тяжело вздохнул, запихал в пачку неприкуренную сигарету и сел за руль новенького «Мустанга-кабрио».

8

«Форд Мустанг» был моей давней мечтой. Никто из приятелей не разделял моего увлечения. Говорили, что запчасти «золотые», что эта лошадка не для наших дорог. Но я был влюблен в этот автомобиль и хранил его фотографию из журнала, словно подросток – постер с грудастой красоткой.

Увы, на Земле моя мечта не воплотилась в реальность. Сначала я не мог собрать денег, потом – найти нужную машину. А в Атхарте я долго вообще не решался сесть за руль, сама понимаешь почему.

Но когда я устроился на работу, я должен был как-то до нее добираться.

В Атхарте полно необитаемых мест, где просто нет ничего. И чтобы перемещаться там, достаточно пожелать оказаться в каком-то конкретном месте. Но я жил посреди хорошо выстроенной иллюзии. Над здешними дорогами трудилось не одно поколение атхартийцев. Никто из них не придумал ничего лучше, как скопировать земные физические законы. Им приходилось следовать…

И тогда, выбирая марку автомобиля, я долго не раздумывал. Мой «Мустанг» – превосходная иллюзия, продуманная вплоть до брелока на ключах. Но предмет особой гордости – это своеобразная магнитола.

Я еще не говорил тебе, как обстоят дела с музыкой в Атхарте?

Я никогда не встречал здесь настоящий магнитофон или CD-плеер. Оно и понятно. С самим звукопроизводящим устройством проблем бы не было, работает же в Атхарте огромное количество приборов. Но дальше что? Допустим, музыкант или просто любитель с хорошим слухом воспроизведет песню во всех нюансах, с аранжировкой и бэк-вокалом. Допустим, специалист с воображением воссоздаст по памяти вид записи на магнитной ленте или на диске. Но сопоставить одно с другим…

То же самое с радио. Как воспроизвести радиоволны, несущие музыку? Если и есть способ использовать для этого материальность самой Атхарты, то до этого пока не додумались. У нас в Хани-Дью, по крайней мере. Так что любителям музыки остается слушать ее вживую, благо музыкальные инструменты создать нетрудно. И только безудержная фантазия Бэзила нашла выход из положения.

Бэзил научился делать искусственных музыкантов в миниатюре. Первым делом он создал группу «Битлз». Легендарные «жуки» вышли ростом около трех сантиметров – настоящие Дюймовочки. Бэзил выдал им инструменты и обучил соответствующему репертуару. Через неделю репетиций он натаскал их так, что лично я не отличал их песни от оригинала. Оставалось упаковать их в коробку и – хоть домой на каминную полку, хоть в машину. Усовершенствованную версию «Битлз» он подарил мне, так же как и следующий шедевр – группу «Секс Пистолз». Честное слово, Сурок, крошечный Сид Вишес зажигал не хуже настоящего!

Но на Земле у меня в машине всегда стоял диск «Алисы». Увы, Бэзил ни черта не смыслил в русском роке. Однако он обучил меня своему ноу-хау, и после нескольких забавных неудач у меня вышел вполне сносный Кинчев. Слушал я музыку громко. И мое любимое «Я начинаю путь…» весь Хани-Дью знал наизусть.

Филиал «Шамбалы», подначальный Натху, находился в полутора часах езды от моего дома. Сначала я петлял предгорьями, поросшими кедровыми лесами, потом впереди засверкало море и показалось мощное, облицованное серым гранитом здание, похожее на романскую крепость. Его окружала переполненная парковка. Я воткнул машину на свободное место и не без робости предстал перед окошечком секьюрити.

– Подождите здесь, – сказал охранник, пропуская меня в холл. – Я доложу, что вы пришли.

Я опустился на кожаный диван.

В офисе Натхая был один раз – когда меня утверждали адъютом. Теперь, поработав у Вираты, я мог сравнивать. У нас царил романтический бардак дореформенного НИИ – у Натха преобладал деловитый западный стиль. Сновали служащие в красивой униформе, урчали кофейные автоматы, звенели телефоны. Как и у нас, это были иллюзии, служившие игрушками людям и богам.

– Хэлло, Грег. Как добрался? Руки не дрожали? Тормоза не подвели?

Передо мной стоял Алан Нэй. Шикарный кремовый костюм, самодовольное лицо, чашка кофе в руке… За его спиной ковырял в носу тип по прозвищу Табаки. Меня он бесил еще пуще, чем сам Нэй. Чего стоили одни только приспущенные штаны и неизменная вязаная шапочка! Но при всей своей придурковатой внешности Табаки казался мне опасным, как притаившаяся гадюка.

– Все хорошо, хвала святому Терентию, – парировал я.

Нэй озабоченно нахмурился:

– Надеюсь, ты на меня не в обиде? Ничего личного. Ты же понимаешь, я не имел права молчать.

– Не бери в голову, Алан, – любезно улыбнулся я. – Ты мне ничем не навредил. Подумаешь, Вирата пошумел немножко, зато я помог девушке добраться до Атхарты. Сама бы она не справилась.

– Гы-ы-ы! Девушке! – встрял Табаки. – Помнишь, Алан, что она про него сказала?

Нэй неуловимо поморщился и процедил:

– Боюсь, девушка не оценила твой подвиг.

Я понял, что Нэй виделся с Фаиной. Еще мне показалось: он предпочел бы, чтобы я не знал об этом. С чего такая скрытность? Однако поразмыслить об этом мне не пришлось. Голос охранника сообщил:

– Господин Гобза, босс вас ждет. Второй этаж, до конца.

Без сожаления простившись с этим серпентарием, я отправился к Натху. В шикарной приемной навстречу мне вышла улыбчивая красавица в кимоно. Со словами:

– Проходите, Гобза-сан, – она распахнула передо мной дверь.

– Садитесь, Егор, – сказал Натх. – Мидори! Два кофе.

Японка тут же внесла поднос. Я с любопытством следил за ее семенящей походкой. Она ведь тоже адъют – иначе не смогла бы оказаться в «Шамбале». И стоило становиться адъютом, чтобы подавать кофе – пусть даже богу? Впрочем, у людей бывают и более странные предпочтения…

Тихо гудел компьютер. На стене висел огромный плоский монитор. В «Шамбале» любят поэкспериментировать с заставками, но такого я никогда не видел. Куда там голливудским спецэффектам! Полное ощущение, что смотришь в иллюминатор звездолета, несущегося сквозь метеоритный поток. Бац – вспышка прямо в глаза. Бац – осколок проскрежетал по корпусу корабля…

9
{"b":"30861","o":1}