ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Под алыми небесами
Цифровая диета: Как победить зависимость от гаджетов и технологий
Земля лишних. Коммерсант
Бэтмен. Ночной бродяга
Кобель домашний средней паршивости
Воспитываем детей по методу Марии Монтессори
Instagram. Секрет успеха ZT PRO. От А до Я в продвижении
Альвари
Борн

Скоморох перекусил подсохшим пирожком, попил свежей речной воды и, быстро собрав вещи, выступил в поход. Пошел против течения, как сказала Млада. Надо добраться до Волочка, а уж оттуда то ли через Торжок идти в смоленские пределы, то ли повернуть к Суждалю.

Погода стояла замечательная. Пожалуй, даже ле-теница не часто радовала такими ясными и теплыми днями. Легкий ветерок дул с полудня, приятно холодя раскрасневшееся лицо. Радим шел быстрым шагом, временами огибая заболоченные участки, однако стараясь не упускать реку из виду. Заблудиться в незнакомых местах — проще простого. Даже такому опытному страннику, как Радим, не выжить, заплутав в глухой чаще. Тут ведь добрых людей поприщ на десять нет, а может, и более.

Солнце клонилось к закату, когда Радим заметил ладью. Это было серьезное судно, тридцати локтей в длину и трех в ширину, способное выдержать волну Ильмень-озера. Основу струга составлял ствол осины, аккуратно выдолбленный и распертый еловыми опру-гами от носа до кормы. Верхний обрез борта имел небольшой выступ с отверстиями, к нему дубовыми гвоздями была прикреплена внешняя обшивка корабля — насад. В середине судна торчала одинокая мачта со спущенным парусом. Ладья стояла у берега, привязанная пеньковым канатом к небольшой березке.

Радима насторожило отсутствие какого-либо движения на струге и около него. Вокруг не было ни Души.

Скоморох приблизился к берегу, чтобы внимательнее рассмотреть ладью. Быть может, она дала течь или села на мель? Но, даже подойдя ближе, Радим не смог разгадать загадку. В голове завертелись шальные мысли.

А вдруг на борту какое добро осталось? Хозяева незнаемо где, а Радиму только протянуть руку.

Скоморох почесал затылок. Последний раз, когда он покусился на брошенное добро, дело закончилось полоном у Остромира. Стоит ли рисковать? Безопасней идти своей дорогой.

Скоморох прекрасно сознавал, что делает глупость, но тем не менее ступил на самый край берега и заглянул через борт. От смерти его спасла великолепная реакция. Копье, пущенное рукой притаившегося на дне человека, просвистело у виска.

Метатель выскочил из-под белого плаща, выхватил меч и с криком бросился на скомороха. Его примеру последовали еще четверо воинов, прятавшихся под дерюгами. Радим хотел бежать в лес, но дорогу заступил косматый ратник, размахивающий черненым топором. Скоморох понял всю бесплодность сопротивления и рухнул на колени с мольбами о пощаде:

— Помилуйте, люди добрые! Не со злым умыслом я к вам заглянул! Помилуйте!

Косматый занес топор над шеей Радима и обратился к предводителю:

— Сечь?

— Секи… — коротко откликнулся тот с ярко выраженным норманнским говором.

Радим резко повернулся и упал в ноги норманну. Он хорошо знал эту породу людей, грозных викингов, убийц без совести, способных на гораздо большую жестокость, чем казнь непутевого скомороха. Сальные волосы, сплетенные в косицы, маленькие злые глазки под густыми бровями, грязное тело, распирающее мышцами старую кольчугу, — вот типичный облик искателя приключений из далекой Норги. Спастись от их ярости можно было только двумя способами: победить в бою или смутить речами. Выиграть схватку не удалось, оставалась надежда на язык.

— Не надо, господин Грим! Ведь тебя зовут Грим? Ты служил Эйливу в Ладоге? Мы знакомы! — залепетал Радим, целуя сапоги воина.

— Нейт, проходимец… Меня совут Хельги Тюленьи Яйца. Хоть я и бывайт в Ладога, но тебя не помнит. Секи, Чтибор… — Норманн пнул скомороха, чтобы тот откатился в сторону.

— Тюленьи Яйца, помилуй! — скоморох видел блеск стали и уже прощался с жизнью.

— Чтибор, стой! — раздался громкий женский голос. — Я беру этого человека под свою защиту.

Чтибор подчинился и опустил оружие. Норманн насупился, ему явно не нравилось вмешательство женщины.

— Дорогая, зачем ты опять мешаешь мужчинам? — послышался тонкий, хотя, несомненно, мужской голос. — Мы наняли Хельги, чтобы он защищал нас в пути. Не надо вмешиваться!

Мужчина говорил по-хазарски. Этот язык скоморох пытался учить, зимуя у богатого полоцкого менялы Моисея. Хозяину очень нравилось, когда шутят на его родном наречии. И хотя остроумно высказывался Радим редко, но уже сами попытки говорить по-хазарски приводили Моисея в веселое настроение.

— Это не защита, мой милый Яков, это убийство. Видишь, он совсем не сопротивляется.

— Госпожа, — вступил в разговор норманн. — Он, возможен, лазутчик.

Радим сообразил, что жизнь висит на волоске и сейчас все зависит от того, кто кого переубедит. Предстояло блеснуть знанием хазарского.

— Добрая госпожа! Благодарствую! Я не лазутчик, клянусь Сварогом, я — скоморох. Я могу доказать. Хотите, колесом пройдусь или через голову прыгну?

— Скоморох? Ты знаешь наш язык? — улыбнулась женщина. — Это интересно. Я люблю затейников. Пустите его.

— Ай, не надо, Сара, быть беде, — сказал обладатель тонкого голоса — невысокий седой мужчина в длинном черном кафтане и маленькой бархатной шапочке. Судя по многочисленным перстням, унизывавшим его пальцы, и по аккуратным заплатам на платье, он был богат, но скуп.

Хельги сделал своим воинам знак, и они спрятали оружие. Сара подошла к Радиму и помогла подняться на ноги.

— Как твое имя, скоморох?

— Радим, госпожа.

— И куда ты идешь?

— Пока на Волочек, а там погляжу.

Сара была немолода, но не старше Якова. Черные с проседью волосы женщины аккуратно лежали под веревочной сеткой. Ее глаза были прищурены, и потому казалось, что она постоянно смотрит оценивающим взглядом. Небольшие черные усики пробивались около уголков рта, добавляя облику неожиданные мужественность и суровость. Ее платье было такого же густого черного цвета, как у мужа, но, в отличие от него, Сара не носила золота.

— Чудно. Мы тоже на Волочек идем. Хочешь отправиться с нами?

— О, нет, дорогая! — воскликнул Яков.

— Не надо так делайт, — одновременно с хозяином возразил Хельги.

Предложение Сары мужчинам не понравилось, но скоморох уже понял, кто здесь главный, и коротко ответил:

— Хочу. Последовала бурная сцена.

36
{"b":"30870","o":1}