ЛитМир - Электронная Библиотека

С древних времен у русских существовала разветвленная система названий родственных отношений: деверь, шурин, сват, зять, золовка, сноха, свояк, свояченица и т. п. Разумеется, все эти отношения характерны для любого человеческого общества, но далеко не везде у них имеются выражающие их понятия. Более того, далеко не все отношения, которые русские считают родственными, считаются таковыми у других народов. Американцы не согласятся, что родители мужа – родственники родителям жены, и это вызовет изумление русских: ведь это же сваты, близкие люди! А близкие люди – большое богатство: «Ну, как не порадеть родному человечку!»

Но, увы, и русские сейчас уже забыли многие из этих названий, и не всякий скажет, кто такие деверь и золовка, не говоря уже о внучатых племянниках. Это неудивительно: большие семьи, состоящие из нескольких поколений родственников, навсегда ушли в небытие.

Число разводов быстро опережает число браков, а семья с одним ребенком или вообще без детей более типична, чем семья, где детей двое или трое. Трехдетная семья уже проходит по разряду многодетных и даже имеет право на какие-то (крошечные) льготы. Конечно, дети – это цветы жизни, но пусть лучше эти цветы растут у соседа. Дети стали слишком дорогим удовольствием, особенно если учесть, что ваш ребенок ну просто не может быть одетым хуже, чем у знакомых, и что дать ему образование – сущее разорение: ведь даже государственная школа занимается постоянными поборами (на ремонт, на охрану, на учебники). А если вы отдаете свое единственное сокровище в частную школу, готовьтесь выложить кругленькую сумму!

При наличии в семье одного ребенка родители обрушивают на бедного дитятю тяжелый груз своей любви – любви, которую раньше приходилось делить между всеми многочисленными отпрысками.

Добрая бабушка

Русская бабушка – вот особа, которая своими неуемными заботами изрядно портит внуков.

Достигнув пенсионного возраста, а в России для женщин это 55 лет, бабушка тут же выкидывает коробку с косметикой, выбрасывает из памяти имя своей парикмахерши, убирает прочь всю более или менее приличную одежду и натягивает на себя старое пальтецо, которое надевал еще ее дедушка, отправляясь на зимнюю рыбалку. Вкупе с парой резиновых сапог у нее получается прекрасный ансамбль для того, чтобы посвятить свою жизнь заботе о любимом внуке. Работающая мама может быть спокойна за ребенка: бабушка позаботится о том, чтобы у него было все, что ему нужно, и многое сверх того. Если папа и мама скажут в ответ на прихоть сына «Нельзя!», он знает, что, пойди он к бабушке, она всякий раз скажет ему «Можно!» Первое дитя – наша последняя кукла, первый внук – наше первое дитя.

В России принято уважительно относиться к старикам, особенно если это ваши родственники. Самый позорный поступок, который вы можете совершить, – это отправить ваших беспомощных отца или мать в дом престарелых. В России соответствующие учреждения пользуются самой скверной репутацией, и репутация эта вполне заслужена.

Каждому поколению внушают, что старших надо уважать, и каждый ребенок знает, что пожилым людям положено уступать место в автобусе (там отведены специальные места для инвалидов и пассажиров с детьми). То обстоятельство, что подобные нормы поведения едва ли не полностью игнорируются, не останавливает воспитательную работу: обязательно уступайте места!

Отцы и дети

Неудивительно, что в России очень велик разрыв между поколениями. И во всех странах, которые прежде составляли части Советского Союза, разрыв этот шире, чем где-нибудь еще. Очень быстрое изменение социальных условий привело к тому, что на свет появилось целое поколение, незнакомое с бедами, через которые прошли их предки. Молодые видели войну, концлагеря и очереди за хлебом только на телеэкране. Они свободно могут рассказывать политические анекдоты. Они без труда могут уехать из страны и вернуться в нее. Они даже могут жениться на иностранцах. Их дедушкам и бабушкам, которые получили возможность все это делать лишь на закате жизни, это кажется невероятным, и не все они считают это благом. Молодые улыбаются, когда старики затягивают свое обычное: «Вот когда я был в твоем возрасте…» Жизнь двух поколений настолько различна, что сравнение просто невозможно.

Последнее поколение, которое еще жило при коммунистах, четко делится на две части: те, кто приветствует произошедшие изменения, и те, кто тоскует по прошедшим временам. Последние успели забыть все сложности и помнят эпоху, когда будущее было небезоблачным, но гарантированным, когда не было необходимости бороться за рабочее место. Они готовы на все, лишь бы вернуть те дни, когда, как выразился один эстрадный комик, вам платили вашу скромную зарплату в 120 рублей, если вы на заводе изготавливали бесчисленное множество велосипедов, те же 120 рублей, если вы изготавливали очень мало велосипедов, и снова 120 рублей, если вы их вообще не изготавливали. Может, эти велосипеды были никому и не нужны, да и делали их из дрянного материала, – на вашу зарплату это не влияло.

Медицинское обслуживание никуда не годилось, но оно было бесплатным; образование было далеко не безупречным, но вам не приходилось за него платить, даже за высшее. Армия съедала львиную долю государственного бюджета, но зато это была самая мощная армия в мире, и России все боялись. Те, кто все это помнит, удивляются, почему нынешняя молодежь так равнодушна ко всем этим благам жизни при социализме, когда мы могли стучать ботинком по трибуне ООН или в порядке эксперимента взорвать парочку водородных бомб на своем Крайнем Севере – просто чтобы показать миру, кто есть кто.

МАНЕРЫ И ЭТИКЕТ

Никак нельзя сказать, что у русских отсутствуют манеры в западноевропейском смысле этого слова. Манеры у них есть, просто они не совсем такие, как на Западе.

Там, где сверхвежливый японец, вероятно, скажет вам что-нибудь вроде: «Не могли ли бы Вы сделать так, чтобы окно оказалось открытым?», а англичанин ограничится более кратким: «Вы не могли бы открыть окно?», русский обойдется лаконичным: «Откройте окно, пожалуйста» – и тем сэкономит уйму времени и энергии.

Хорошие манеры подразумевают тихий голос, спокойные жесты и не слишком вызывающую одежду. Однако русские не станут стесняться выразить обуревающие их чувства в общественном месте. Например, если вам не нравится, как вас обслуживают в магазине или ресторане, вы можете высказать продавцу или официанту все, что думаете о нем, о его родственниках, близких и дальних, о его привычках и сексуальных пристрастиях.

Бить или не бить

Но драка на людях осуждается. Говорят, что в Ирландии, если вы видите двух дерущихся, вы можете подойти и вежливо осведомиться, частная это драка или любой может принять участие. И если ответ это позволит, вы вправе снять пиджак и внести свой вклад. В России все не так. Если кто-то пускает в ход кулаки, как правило, находится кто-то, пытающийся драчунов развести. Русский может даже вступить в драку в надежде, что кто-нибудь его остановит: «Держите меня, пока я этого сукиного сына по стенке не размазал!»

Поцелуй меня, потом я тебя

При встрече мужчины, если они хорошие друзья и давно друг друга не видели, могут расцеловаться в обе щеки. Три поцелуя возможны, если это священники или один из них – Брежнев.

Не так давно молодых людей, целующихся на людях, могли забрать в милицию. Прохожие при виде целующейся пары краснели и отворачивались. Теперь вы можете свободно поцеловать хоть самого милиционера, и никто вам слова не скажет: вот как далеко зашли русские, подражая манерам растленного Запада!

К вопросу о тапочках

Входя в квартиру, русские снимают обувь и надевают тапочки. У каждой домашней хозяйки есть про запас пара тапочек для гостей. Это потому, что даже в городах не все улицы покрыты асфальтом, а если даже асфальт и есть, он часто выглядит так, будто по нему проехало небольшое танковое подразделение. Более того, поскольку бросать мусор на улице не возбраняется, а мизерная зарплата дворников не побуждает их к трудовому рвению, грязь на обуви просто неизбежна.

5
{"b":"30871","o":1}