ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Стоило бы рискнуть... Да, давай попробуем.

— Пошли.

Тарака обернулся к качающемуся перед ним ракшасу:

— Иди, а мы будем медленно подниматься. Мы поднимемся по противоположной стороне колодца. Когда начнем подъем, удвойте натиск. Займите их полностью, пока мы будем проходить мимо них. Удерживайте их подольше, чтобы мы успели захватить колесницу в долине. Когда это будет сделано, я вернусь к вам в своей истинной форме, и мы положим конец сражению.

— Повинуюсь, — ответил демон, упал на пол, стал зеленой огненной змеей и пополз к выходу.

Они ринулись наверх и часть пути пробежали, чтобы сберечь силы Тараки на последний необходимый для преодоления гравитации бросок.

Они находились глубоко под Ратнагарис, и обратное путешествие казалось бесконечным.

Но наконец они оказались на дне колодца, света там было достаточно даже для обычных глаз. Сам отчетливо видел все вокруг. Шум стоял оглушительный. Если бы Сам и Тарака общались при помощи речи, то никакой возможности обменяться хоть парой слов у них бы не было.

На стене колодца, как фантастическая орхидея на эбеновом сучке, цвело пламя. Когда Агни махал жезлом, оно корчилось, меняя форму. В воздухе, как яркие светляки, носились ракшасы. Грохот раздавался с каждым новым порывом ветра, с каждым камнепадом. И все это покрывалось завыванием черепа-колеса, которым Кали обмахивалась, как веером, и звук этот был еще ужасней, когда переходил в визг и поднимался за порог слышимости. Скалы расщеплялись, плавились и растворялись в воздухе, их раскаленные добела куски разлетались, как искры с наковальни, и падали вниз. Они отскакивали от стен, катились вниз, сверкали красными огнями в темных тенях Адского Колодца. На стенах колодца, там, где их касалось пламя и хаос, оставались борозды, воронки и зарубки.

— Ну, вперед! — воскликнул Тарака.

Они поднялись в воздух и начали пробираться вдоль стены колодца. Ракшасы усилили атаку, но и противники-боги активизировали действия. Сам зажал уши ладонями, но это не спасало от облипающих голову игл, шевелящихся каждый раз, когда серебряный череп наклонялся в его сторону.

Рядом исчез сразу целый пласт скалы.

— Они нас не заметили, — сказал Тарака.

— Пока да, — сказал Сам. — Этот проклятый Бог Огня может увидеть песчинку в море чернил. Если он повернется в нашу сторону, ты, надеюсь, сумеешь увернуться...

— Вот так? — спросил Тарака, когда они внезапно рванули на сорок фунтов вверх, а затем влево.

Теперь они поднимались на предельной скорости: их преследовала полоска плавящейся скалы. Когда демоны подняли вой, отрывая гигантские валуны и швыряя их в богов под аккомпанемент ураганов и широких полос огня, погоня прервалась.

Они добрались до вершины колодца, перешли через край и стремительно понеслись прочь от места боя.

— Теперь, чтобы попасть в коридор, ведущий к двери, нам нужно обежать весь...

Из колодца вылетел ракшас и бросился к ним.

— Они отступают, — закричал он. — Богиня упала. Бог в красном подхватил ее и поддерживает, пока они бегут.

— Они не отступают, — сказал Тарака, — они отрезают нас. Блокируйте их путь. Разрушьте тропу. Быстро!

Ракшас метеором упал в колодец.

— Связавший, я очень устал. Не знаю, смогу ли перенести нас с выступа у входа к подножию горы.

— А часть пути сможешь?

— Да.

— Первые сто метров, там, где тропа очень узкая?

— Думаю, да.

— Хорошо.

— И они побежали. Когда они бежали по краю пропасти Адского Колодца, появился еще один ракшас и полетел рядом с ними.

— Рапортую, — крикнул он. — Мы дважды разрушали тропу, но каждый раз Бог Огня выжигал новую.

— Больше ничего не сделать. Теперь оставайся с нами. Нам понадобится твоя помощь в другом деле.

Демон полетел впереди. Клин малинового света освещал им путь.

Они обогнули колодец и бросились в коридор. Пробежав его, они распахнули дверь и шагнули на выступ. Ракшас захлопнул за ними дверь, прокричав:

— Они гонятся!

Сам шагнул с выступа. Дверь мгновенно вспыхнула и начала плавиться. С помощью второго ракшаса они спустились к подножию Чанны и понеслись по тропе вокруг склона. Теперь гора должна была защищать их от богов. Но тут же по камню, на который они приземлились, хлестнуло пламя.

Ракшас взлетел высоко в воздух, покружился и исчез.

Они бежали по тропе к долине, где стояла колесница. Когда они уже были у цели, ракшас вернулся.

— Кали, Яма и Агни спускаются, — доложил он, — Шива остался охранять коридор. Погоню ведет Агни, Яма помогает хромающей богине.

Недалеко перед ними стояла громовая колесница. Гладкая, без украшений, цвета бронзы (хотя это была не бронза), она стояла на широкой равнине и была похожа на упавшую башню храма или на ключ от дома гиганта, или на какую-то необходимую деталь небесного музыкального инструмента, выскользнувшую из созвездия и упавшую на землю. Она казалась незаконченной, хотя глаз не мог найти никакого изъяна в ее линиях. Она обладала той особенной красотой, которая свойственна оружию высшего порядка, и требовала действий, делающих ее совершенной.

Сам подошел к ней, нашел люк, открыл его и влез внутрь.

— Ты можешь управлять этой колесницей? — спросил Тарака. — Поднять ее в небо и сеять разрушение по земле?

— Я уверен, что Яма поставил тут самое простое управление. Он упрощает, где только может. Я летал раньше на реактивных двигателях Небес и думаю, что этот того же порядка.

Он нырнул в кабину, сел на сиденье водителя и уставился на панель управления перед собой.

— Черт побери, — сказал он, протянув руку и тут же ее отдернув.

Снова неожиданно появился ракшас, он прошел сквозь металлическую стенку кабины, и повис над консолью.

— Боги продвигаются быстро, — возвестил он. — Особенно Агни.

Сам пощелкал переключателями и нажал на кнопку. На всей контрольной панели вспыхнули циферблаты и индикаторы, послышалось жужжание.

— Далеко он? — спросил Тарака.

— Почти на полпути вниз. Он расширил тропу огнем и теперь бежит по ней, как по дороге. Препятствия сжигает. Расчищает прямой путь.

45
{"b":"30876","o":1}