ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Закончив бриться, я сразу направился на кухню. Там было довольно тесно, в мойке лежала гора немытой посуды и сильно пахло карри. Я занялся приготовлением завтрака.

На нижней полке холодильника, поверх пачки с беконом, лежала записка: «Вспомни номер и то, когда по нему нужно звонить».

Поэтому я поджаривал себе яичницу и тосты, одновременно повторяя в уме цифры. Неожиданно, как раз в тот момент, когда я собрался позавтракать, на кухню вошел осел и уставился на меня.

– Кофе? – предложил я.

– Прекрати сейчас же!

– Что?

– Повторять цифры. Это ужасно раздражает.

– Какие еще цифры?

– Те, о которых ты думаешь. Они роятся, словно насекомые.

Я намазал джемом тост и откусил кусочек.

– Иди к дьяволу, – предложил я. – Моя терпимость к ослам-телепатам весьма ограничена, а то, о чем я думаю, касается только меня.

– Человеческий разум, мистер Кассиди, вообще мало привлекательное место. Могу тебя заверить, что я не вызывался добровольно заниматься прослушиванием твоего разума. Теперь уже очевидно, что тебе незнакомы самые элементарные нормы вежливости. Так что мне только остается извиниться.

– Жду не дождусь.

– Иди к дьяволу.

Я посмотрел на яичницу с беконом. Прошла минута или даже две.

– Меня зовут Сибла, – представился осел.

Я решил, что меня это мало интересует, и продолжал есть.

– Я друг Рагмы и Чарва.

– Понятно, – отозвался я. – И они послали тебя, чтобы ты поковырялся в моем мозгу.

– Не совсем так. Мне было поручено охранять тебя до тех пор, пока ты не получишь сообщение и не начнешь действовать в соответствии с ним.

– И как ты собирался защищать меня?

– Ты должен оставаться незаметным и не привлекать ничьего внимания…

– Рядом с ослом, который следует за мной по пятам! Интересно, кто тебе давал задание?

– Мне известно, что в моем данном виде я привлекаю внимание. Я не успел объяснить: в мою задачу входит обеспечение твоего мысленного молчания. Как телепат я в состоянии заглушить твои мысли. На самом деле в этом не было особой необходимости – алкоголь притупил их в достаточной степени. Однако я нахожусь здесь, чтобы ты не выдал себя другому телепату раньше времени.

– Какому еще другому телепату?

– Будучи более откровенным чем того требует ситуация, скажу, что и сам не знаю. На более высоком уровне было решено, что в этом деле может участвовать некий телепат. Меня послали сюда, чтобы блокировать твои мысли и не дать возможности враждебному телепату войти с тобой в контакт. Кроме того, в мою задачу входит определить личность и местонахождение этого индивида.

– Ну? Что произошло?

– Ничего. Ты напился и никто не пытался войти с тобой в контакт.

– Значит, предположение было неверным.

– Может быть. А может быть и нет.

Я снова принялся за еду. Между глотками я спросил:

– А каков твой уровень, или звание, или как там у вас это называется? Такое же, как у Рагмы и Чарва? Или выше?

– Ни то и ни другое, – ответил осел. – Я работаю фининспектором, с полной оплатой издержек. Меня привлекли к работе как единственного телепата, способного выполнить данную роль.

– Тебе запрещено сообщать мне какую-нибудь информацию?

– Мне предоставлено самому решать этот вопрос, руководствуясь соображениями здравого смысла.

– Странно. Все в этом деле кажется мне каким-то иррациональным, начисто лишенным здравого смысла. Похоже, у них не было времени, чтобы полностью ввести тебя в курс дела.

– Верно. Была ужасная спешка. Приходилось учитывать, что потребуется время на путешествие и замену.

– Какую замену?

– Настоящего осла пришлось убирать.

– Угу.

– Я читаю твои мысли и не собираюсь отвечать на вопросы, на которые тебе не ответил Рагма.

– Ладно. Если твой здравый смысл и разум подсказывают тебе, что от меня следует скрыть информацию, жизненно важную для моей безопасности, тогда хотя бы прояви элементарную сообразительность, – я засунул последний кусок яичницы себе в рот. – Что это за поручение, о котором ты упоминал?

Осел отвел взгляд.

– Ты вроде бы упоминал о том, что собираешься сотрудничать со мной, не так ли?

– Да, но это было раньше, – ответил я.

– Однако ты отказался отправиться в другой мир, чтобы с тобой поработал телепат-аналитик.

– Ага.

– Мы подумали, что в таком случае ты можешь согласиться на подобную процедуру здесь.

Я отпил кофе.

– У тебя есть достаточная подготовка для подобных экспериментов?

– Практически любой телепат немного знает теорию, а кроме того, у меня колоссальный жизненный опыт по части телепатии…

– Но ты же фининспектор, – заметил я. – Не пытайся произвести впечатление на аборигенов – мы здесь не такие дураки, как ты думаешь.

– Ладно. У меня действительно нет необходимой подготовки. Однако, мне кажется, что я все равно смогу справиться с поставленной передо мной задачей. Да и другие разделяют мое мнение, иначе они бы ко мне не обратились.

– Кто «другие»?

– Ну… А, черт с ним! Чарв и Рагма.

– У меня такое чувство, что они начали действовать не по инструкции. Правильно?

– Агенты при выполнении подобных заданий обладают большой долей самостоятельности. Иначе и быть не может.

Я вздохнул и закурил сигарету.

– Сколько лет уже существует организация, на которую ты работаешь? – спросил я. Заметив, что он колеблется, я добавил: – Ну какой может быть вред, если ты ответишь на этот вопрос?

– Пожалуй, никакого. Несколько тысяч… лет, по твоим меркам.

– Понятно. Другими словами, это одна из крупнейших и старейших бюрократических организаций.

– Я вижу, на что ты намекаешь, но…

– Все равно, дай мне закончить. В университете я изучал науку об управлении и знаю, что существует закон эволюции любых организаций – такой же обязательный и неизбежный, как и все остальное в жизни. Чем дольше существует такая организация, тем больше она рождает запрещений, которые замедляют ее нормальное функционирование. Она достигает энтропии в состоянии полного нарциссизма. Только люди, непосредственно занимающиеся конкретной работой, могут довести что-нибудь до конца – и всякий раз, когда им это удается, в процессе они нарушают с полдюжины дурацких правил.

– Не могу не согласиться с тем, что в твоей мысли есть много разумного, однако, в нашем случае…

– Твое появление здесь нарушает некое правило. Я это знаю. И мне не требуется читать в твоем разуме, чтобы понять: ты чувствуешь себя весьма неуверенно из-за этого. Разве не так?

– Мне не разрешается обсуждать политику и внутренние законы нашей организации.

– Естественно, – сказал я, – но я не мог не обратить на это твоего внимания. А теперь расскажи мне об аналитическом методе. Как он работает?

– Он напоминает простой ассоциативный словарный тест, с которым ты наверняка знаком. Разница заключается в том, что я это буду делать изнутри. Мне не потребуется гадать о твоих реакциях – я буду знать о них непосредственно.

– Из твоих слов следует, что ты не способен заглянуть прямо в мое подсознание.

– Это верно. Я не так хорош. Обычно я могу читать только поверхностные мысли. Однако, когда мне удается что-нибудь воспринять таким образом, я в силах уцепиться за мысль и проследить ее до самых корней.

– Ясно. Значит, с моей стороны потребуются ответные усилия?

– О да. Только настоящий профессионал смог бы сделать это против твоей воли.

– Мне повезло, что таких профессионалов не оказалось в наличии.

– А вот я об этом жалею. Похоже, процедура не доставит мне никакого удовольствия.

Я допил свой кофе и налил новую чашку.

– Ты не возражаешь, если мы попробуем сделать это сегодня днем? – спросил Сибла.

– А почему не сейчас?

– Я бы хотел дождаться того момента, когда твоя нервная система придет в норму. Вторичные эффекты воздействия алкоголя еще сохранились, слишком много ты его поглотил вчера. Из-за этого сканирование в данный момент весьма затруднено.

21
{"b":"30883","o":1}