ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Алкоголь всегда оказывает такое воздействие?

– Как правило.

Я снова приложился к своей чашке с кофе.

– Опять ты этим занялся!

– Что такое?

– Цифры, снова и снова.

– Извини. Трудно от них избавиться.

– Нет, тут дело совсем в другом!

Я встал. Потянулся.

– Прошу меня извинить. Мне еще раз нужно воспользоваться туалетом.

Сибла попытался преградить мне дорогу, но я оказался проворнее.

– Ты ведь не собираешься сбежать? Именно эти мысли ты пытаешься замаскировать?

– Я этого не говорил.

– И не нужно. Я почувствовал. Если ты сбежишь от меня, то совершишь большую ошибку.

Я продолжал двигаться к двери, и Сибла быстро повернулся, чтобы последовать за мной.

– Я не позволю тебе уйти – в особенности после тех унижений, которые я претерпел, чтобы добраться до этого отвратительного сгустка нервных окончаний!

– Очень приятно слышать! – возмутился я. – Особенно если учесть, что ты хочешь получить от меня услугу.

Я выскочил в коридор и юркнул в туалет. Сибла, стуча копытами, последовал за мной.

– Одолжение тебе делаем мы! Только вот ты слишком глуп, чтобы это понять!

– Правильнее было бы сказать «недостаточно информирован» – а это уж твоя вина!

Я захлопнул за собой дверь и закрыл ее на задвижку.

– Подожди! Послушай! Если ты сейчас отсюда уйдешь, у тебя могут быть серьезные неприятности!

Я рассмеялся:

– Извини. Уж очень сильно ты ко мне приставал.

Повернувшись к окну, я широко распахнул его.

– Ну и убирайся, темная ты обезьяна! Ты теряешь свой последний шанс стать цивилизованным человеком!

– Это что значит?

Тишина.

Немного погодя:

– Ничего. Извини. Ты должен понимать, что это важно.

– А я понимаю. Сейчас меня интересует почему.

– Я не могу тебе сказать.

– Тогда иди к дьяволу, – пожелал ему я.

– Я знал, что ты того не стоишь, – отозвался Сибла. – Я уже достаточно долго наблюдаю за твоей расой и давно понял, что вы из себя представляете настоящую банду варваров и дегенератов.

Я забрался на подоконник и на мгновение остановился, прикидывая расстояние.

– Умников тоже никто не любит, – сказал я Сибле на прощание и прыгнул.

7

Денис Вексрот молчал. Иначе я убил бы его на месте. Он стоял, прижав ладони к стене у себя за спиной, а вокруг его правого глаза расползалось пунцовое пятно – через некоторое время глаз распухнет и станет малиновым. Я вырвал телефон из розетки и зашвырнул его в мусорную корзину, и теперь трубка беспомощно выглядывала наружу.

В руке я держал довольно любопытный листок бумаги, который сообщал мне, что «идиссаК мэгниннаК киредерФ» получил «молпиД ароткоД ииголопортнА».

Стараясь взять себя в руки, я засунул бумажку в конверт и приостановил рвущийся из самой глубины моей души поток непристойностей.

– Как? – вопил я. – Как вам удалось это сделать? Это… Это незаконно!

– Это совершенно законно, – тихо ответил Вексрот. – Поверьте, все было сделано после консультации с адвокатом.

– Посмотрим, как будет выглядеть ваш адвокат в суде! – заявил я. – Я не начинал изучения ни одного основного курса, не написал ни одной дипломной работы, я не сдавал никаких устных экзаменов, а также экзаменов по языку, и не получил никаких уведомлений. Ну-ка объясните мне, на каком основании я получил диплом.

– Во-первых, вас приняли в университет, – начал Вексрот. – А это означает, что вы можете получить диплом.

– Могу. Но не обязан. Тут есть разница.

– Верно, но администрация решает кто должен получить диплом, а кто нет.

– Как вы это сделали? Собирали специальное заседание?

– По правде говоря, вы угадали. На том заседании было решено, что зачисление в университет в качестве студента дневного отделения включает в себя обязательность получения степени. Следовательно если все остальные факторы налицо.

– Я не закончил ни одного основного курса, – напомнил я Вексроту.

– Когда речь идет о продвинутой степени, формальные требования становятся не такими жесткими.

– Но я ведь даже не получил звание бакалавра!

Вексрот улыбнулся, подумал немного и стер улыбку с лица.

– Прочтите правила внимательно. Там нигде не говорится, что для получения звания доктора необходимо иметь степень бакалавра. «Соответствующего эквивалента» достаточно, чтобы выявить «достойного кандидата». Это все, конечно, слова, Фред, но администрация интерпретирует их по собственному усмотрению.

– Даже если это и так, в правилах записано, что для получения диплома необходима дипломная работа. Я сам читал.

– Да. Но ведь существует «Священная Земля: изучение ритуальных территорий», книга, которую вы выпустили в университете. Она вполне может быть засчитана за дипломную работу по антропологии.

– Я не представлял ее на факультет для оценки.

– Не представляли, однако редактор поинтересовался мнением доктора Лоренца. Среди прочего тот сказал, что ее вполне можно рассматривать в качестве дипломной работы.

– Когда вас вызовут в суд, мы с вами непременно обсудим этот вопрос, – пообещал я Вексроту. – Продолжайте. Вы меня заинтересовали. Ну-ка расскажите, как я сдал устные экзамены.

– Ну, – промолвил Вексрот, не глядя мне в глаза, – преподаватели, которые вошли в экзаменационную комиссию, единогласно решили, что в вашем случае можно обойтись без устных экзаменов. Вы пробыли в университете так долго, а они все знают вас так хорошо, что это была бы пустая формальность. Кроме того, двое из них учились вместе с вами и чувствовали бы себя несколько неловко.

– Вот уж это точно. Давайте-ка я закончу сам. Главы языковых факультетов решили, что я изучал достаточное количество самых разнообразных курсов, и это дало им возможность подтвердить тот факт, что я умею читать. Верно?

– Ну, в общих чертах.

– Легче было вручить мне диплом доктора, чем бакалавра?

– Легче.

Мне ужасно захотелось снова как следует ему врезать, но это вряд ли что-нибудь изменило бы. И тогда я несколько раз с силой ударил кулаком по своей ладони.

– Почему? Теперь мне известно, как вы это сделали, однако главным является вопрос «почему». – Я начал расхаживать по комнате. – Я платил этому университету деньги за образование в течение тринадцати лет – если все сложить, получится довольно кругленькая сумма – и ни разу не задержал платежей. У меня со всеми хорошие отношения: с преподавателями, администрацией, с другими студентами, ни разу не было никаких серьезных неприятностей, если не считать моей любви к крышам. Иными словами, я не поставил нашему университету ни одного синяка… Ой, извините. Я только хочу сказать, что был достойным покупателем вашего товара. И вдруг… Я на минутку отворачиваюсь, уезжаю ненадолго из города, а вы в этот момент принимаете решение выдать мне диплом!.. Неужели я заслуживаю подобного обращения после стольких лет, проведенных в стенах этого заведения? Я считаю, что с вашей стороны это просто отвратительно, и требую объяснений. Ну, давайте мне объяснения. Немедленно! Вы что, и вправду так сильно меня ненавидите?

– Чувства тут ни при чем, – ответил Вексрот и медленно поднял руку, чтобы пощупать лицо. – Я говорил, что хочу убрать вас отсюда, потому что не одобряю вашего отношения к жизни и мне не нравится ваше поведение. Так оно и есть. Но в данном случае я тут ни при чем. Если по правде, я даже был против. Однако на нас… ну… оказали давление.

– Какого рода давление?

– Не думаю, что мне следует об этом говорить..

Вексрот отвернулся.

– Очень даже следует, – прорычал я. – Правда. Расскажите.

– Ну, университет получает приличные деньги от правительства. Стипендии, исследовательские контракты…

– Знаю. И что?

– Как правило, государственные органы не вмешиваются в наши дела.

– Так и должно быть.

– Тем не менее иногда они используют свой вес. Когда это происходит, мы обычно прислушиваемся к их совету.

22
{"b":"30883","o":1}