ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Несколько минут спустя мне показалось, что здоровенный молодой парень в белом халате, из кармана которого свисал стетоскоп, внес в палату улыбку и доставил ее прямо к моей постели. Переложив мою карточку из одной руки в другую, он потянулся ко мне. Я решил, что его заинтересовал мой пульс, но доктор схватил мою руку и начал ее изо всех сил трясти.

– Мистер Кассиди, я доктор Дрейд! Мы встречались с вами раньше, но вы этого не помните. Я вас оперировал. Рад, что вы можете пожать мне руку. Вы очень везучий человек.

Я откашлялся, и мне стало больно.

– Приятная новость, – сказал я.

Доктор взял мою карточку.

– Поскольку ваша рука находится в такой прекрасной форме, не могли бы вы поставить подпись вот на этих бумагах?

– Минутку, – заметил я. – Мне ведь даже неизвестно, что вы со мной делали. Так что я не собираюсь ничего подписывать.

– О, это вовсе не то, о чем вы подумали, – пояснил доктор. – Те бумаги вас попросят подписать, когда вы будете нас покидать. Я просто хотел получить разрешение воспользоваться своими заметками и фотографиями, которые мне посчастливилось сделать во время операции, для статьи, которую я хочу написать.

– Для какой такой статьи? – спросил я.

– Статьи, посвященной причине, которая позволила мне назвать вас очень везучим человеком. Вам ведь выстрелили в грудь, знаете ли.

– Ну, это я и сам понял.

– Любой другой человек на вашем месте был бы уже покойником. Только не старина Фред Кассиди. А знаете почему?

– Скажите мне.

– Сердце у вас не в том месте.

– Да?

– Вы что, до сих пор не знали об особенностях своей системы кровообращения?

– Не совсем, – сказал я. – Правда, до сих пор мне еще никто не стрелял в грудь.

– Так вот, ваше сердце является зеркальным отображением обычного сердца. Vena cavae11 выполняет функцию аорты, а легочная артерия получает кровь из левого желудочка. Ваши легочные вены несут свежую кровь в ушко правого предсердия, а правое предсердие качает ее через дугу аорты, которая сдвинута вправо. Правые камеры вашего сердца, следовательно, имеют более плотные стенки, которые у обычных людей расположены слева. Если бы кому-нибудь выстрелили туда же, куда попали вам, было бы поражено левое предсердие или, возможно, аорта. В вашем же случае пуля прошла на безопасном расстоянии от inferior vena cava12.

Я снова закашлялся.

– Ну, пуля, конечно, причинила вам вред, – продолжал доктор. – Дырка в груди у вас все-таки есть. Я ее довольно аккуратно заштопал. Скоро вы встанете на ноги.

– Отлично.

– Так вот, как насчет вашей подписи…

– А? Ладно. Все для науки и прогресса.

Подписывая бумаги и раздумывая о том, под каким углом летела пуля, я спросил доктора:

– А как я сюда попал?

– Вас привезла в приемный покой полиция, – ответил доктор Дрейд. – Они не проинформировали нас о причинах возникновения ситуации, которая привела к перестрелке.

– Перестрелке? И сколько же было выстрелов?

– Хм, всего семь. Знаете, я вообще-то не имею права обсуждать других больных.

Моя рука застыла над листком бумаги.

– Хал Сидмор мой лучший друг, – сказал я и, подняв ручку, выразительно посмотрел на бумаги, – а его жену зовут Мэри.

– Они не получили никаких серьезных ранений, – быстро проговорил доктор. – У мистера Сидмора сломана рука, а у его жены несколько царапин. И все. По правде говоря, ваш приятель хочет повидаться с вами.

– Я тоже хочу, – заявил я. – Потому что чувствую себя прекрасно.

– Немедленно пошлю его к вам.

– Очень хорошо.

Доктор поправил мою постель.

– Если вам не трудно дать мне стакан воды…

Доктор налил мне воды и подождал, пока я почти все выпил.

– Хорошо, – сказал он, – я навещу вас попозже. Вы не возражаете, если я приведу с собой практикантов, чтобы они могли послушать ваше сердце?

– При условии, что вы пообещаете прислать мне экземпляр вашей статьи.

– Ладно, – согласился доктор. – Пришлю. Не напрягайтесь.

– Я постараюсь.

Он аккуратно сложил свою улыбку и унес ее с собой, а я лежал и строил рожи надписи «ьтирук еН».

Кажется, прошло совсем немного времени, когда ко мне вошел Хал. К этому моменту еще один слой пелены спал с моих глазах. На нем была обычная одежда, а его правая – минутку, прошу прощения – левая рука была в гипсе. На лбу у Хала красовался небольшой синяк.

Я ухмыльнулся, чтобы продемонстрировать, что жизнь прекрасна, а поскольку уже знал ответ, то спросил:

– Как Мэри?

– Прекрасно, – ответил Хал. – Она действительно в порядке. Расстроена и поцарапана, но ничего серьезного. Ты-то как себя чувствуешь?

– Словно кто-то хорошенько лягнул меня в грудь. Правда, доктор говорит, что могло быть хуже.

– Да, по его словам, тебе очень повезло. Знаешь, он прямо-таки влюбился в твое сердце. Если бы я оказался на твоем месте, мне наверняка было бы немного не по себе – лежишь тут, совершенно беспомощный, а он пишет разные статьи…

– Спасибо. Я рад, что ты пришел подбодрить меня. Ты сам расскажешь мне о том, что произошло, или мне надо купить газету?

– Ну, я не знал, что ты так спешишь, – сказал Хал. – Буду краток: в нас всех стреляли.

– Понятно. А теперь постарайся быть не таким кратким.

– Хорошо. Ты прыгнул на типа с пистолетом…

– Джеми.

– Да.

– Продолжай.

– Он выстрелил в тебя. Ты упал. Можешь поставить возле своего имени крестик. Потом он выстрелил в Пола.

– Крестик.

– Но, пока Джеми смотрел на тебя, Полу почти удалось выбраться из той пакости, что свалилась на него. Он выстрелил в Джеми практически тогда же, когда тот выстрелил в него. И попал в Джеми.

– Итак, они попали друг в друга. Крестик.

– Я бросился на другого типа почти сразу же после того, как ты напал на Джеми.

– Это был Зимейстер.

– Да. Он успел схватить пистолет и несколько раз выстрелил. Первый выстрел в меня не попал, и мы стали драться. Между прочим, он довольно сильный.

– Это мне известно. Кого помечаем следующим крестиком?

– Тут я не совсем уверен. Мэри поцарапало голову пулей рикошетом, а второй или третий выстрел Зимейстера – не очень уверен какой – попал мне в руку.

– Значит, надо поставить два крестика. А кто застрелил Зимейстера?

– Полицейские. Они в это время ворвались в домик.

– Как же, любопытно, они туда попали? Откуда им вообще стало известно о том, что там происходило?

– Я слышал их разговор – позже. Они следили за Полом…

– …который, по всей вероятности, следил за нами?

– Похоже на то.

– А я думал, он умер. Про это в новостях говорили.

– Я тоже так думал. До сих пор не знаю, что там произошло. Его палату охраняют, и все молчат.

– Получается, что он по-прежнему жив?

– Ну, так я слышал. Больше мне ничего не удалось о нем узнать. Такое впечатление, что все остались живы.

– Плохо – в двух случаях. Подожди минутку. Доктор Дрейд сказал, что было семь выстрелов.

– Да. Их это всех тоже немного удивило. Один из полицейских попал себе в ногу.

– А… тогда понятно. Что еще?

– В каком смысле?

– Тебе удалось что-нибудь узнать? Ну, например, про камень?

– Нет. Ничего. Тебе известно все, что знаю я.

– К несчастью.

Я начал отчаянно зевать. Примерно в это же время в палату заглянула медсестра.

– Мне придется попросить вас уйти, – сказала она. – Мы не должны его утомлять.

– Хорошо, – согласился Хал. – Сейчас я пойду домой, Фред, и вернусь, как только они разрешат мне снова тебя навестить. Что тебе принести?

– Здесь есть какое-нибудь кислородное оборудование?

– Нет. Только в коридоре.

– Тогда принеси сигареты. И скажи им, чтобы сняли эту дурацкую вывеску. А, ладно. Я сам. Извини, никак не могу остановиться. Передай Мэри привет и все такое. Надеюсь, у нее не болит голова. Я тебе когда-нибудь рассказывал про цветы, которые спят с осами?

вернуться

11

Полые вены (лат.)

вернуться

12

Нижняя полая вена (лат.)

31
{"b":"30883","o":1}