ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Он чувствует себя лучше. И желает предаться медитации. Мы должны оставить свет включенным. Это займет немного времени.

Лианы или щупальца шевельнулись и обвились вокруг странной лампы, которую принес Рагма. Доктор М'мрм'млрр замер.

– А зачем ему нападать на обследуемых? – спросил я. – По моим представлениям это не слишком способствует возникновению хорошего контакта врача с пациентом.

Рагма вздохнул и снова повернулся ко мне.

– Он делает это вовсе не затем, чтобы разозлить своих пациентов. Он стремится помочь. Насколько я понимаю, бесполезно требовать от тебя понимания того, что эта практика родилась в результате многовековых сложнейших философских размышлений, которым предавался его народ, чтобы решить эту проблему.

– Угу, – ответил я.

– Их теория заключается в том, что любое примитивное чувство может быть использовано в качестве мнемомолекулярного ключа. Искусное пользование этим ключом дает телепату подобного типа доступ ко всем переживаниям индивидуума, расположенным в данной области. Они обнаружили, что страх является важной составляющей проблем, с которыми к ним обращается большинство пациентов. Поэтому, индуцируя страх и желание сбежать, врачу удается зафиксировать эмоции пациента, с тем чтобы применить терапевтическое воздействие. Таким образом, он может обозреть все мотивационное поле за один сеанс.

– Интересно, съедает ли доктор свои ошибки? – спросил я.

– Он не может контролировать свою наследственность, – ответил Рагма. – А ты прыгаешь по деревьям, хватаясь за ветки? Впрочем, – Рагма махнул лапой, – ты-то как раз прыгаешь. Я забыл.

Я повернулся к Надлеру, который подошел ко мне и Полу – он тоже стоял неподалеку и ухмылялся.

– Как я посмотрю, вам все это понравилось, – угрюмо заметил я, обращаясь к ним обоим.

Пол пожал плечами, а Надлер сказал:

– Если таким образом задача будет решена.

Я вздохнул.

– Наверное, вы правы… Пол, что ты здесь делаешь?

– Мы с тобой коллеги, – ответил он. – Меня рекрутировали практически одновременно с тобой. Кстати, прошу простить мое поведение у тебя на квартире. Ты ведь понимаешь, это было вопросом жизни и смерти. Моей.

– Ладно, забыли, – щедро кивнул я. – В каком качестве тебя взяли на службу?

– Профессор Байлер наш эксперт по звездному камню, – ответил Надлер. – Он знает о нем больше, чем любой другой человек.

– Значит, ты расстался с мыслью вернуть драгоценности британской короны? – спросил я.

Пол поморщился и кивнул:

– А, так ты все знаешь… Да, это был запоздалый юношеский жест, из-за которого все пошло кувырком. Mea culpa14. Мы не ожидали, что в дело будут вовлечены такие страшные преступники. Когда я пришел в себя после их нападения, мне стало ясно, что мы совершили ошибку, и я решил попытаться ее исправить. Я рассказал людям из ООН все, что мне было известно, и в конце концов, с превеликим трудом, сумел их убедить. Они обошлись со мной достаточно благородно и не стали сажать под замок. Более того, они рассказали о тех трудностях, которые испытываешь ты. Однако я считал, что одного признания еще недостаточно, чтобы загладить вину, очень хотелось помочь вернуть камень. Ты как раз приехал из Австралии в Штаты, и я сообразил, что Зимейстер и Баклер собираются снова на тебя напасть. Поэтому я решил незаметно следить за тобой, с тем чтобы, когда они предпримут эту попытку, оказаться рядом. Я выследил тебя у Хала, некоторое время держался поблизости, но в баре тебя упустил. И только когда ты вернулся домой, я снова тебя нашел. Остальное ты знаешь.

– Да. Еще одна маленькая тайна раскрыта. Значит, они и тебя взяли на работу, когда ты лежал в госпитале?

– Точно. Тед сказал, что, если меня так беспокоит вся эта история, я могу поступить к ним на службу – тогда мне хотя бы будут платить за это деньги. Однако считается, что я работаю специалистом по инопланетной минералогии.

– Как мне кажется, – сказал я, обращаясь ко всем сразу, – меня привезли сюда не только для того, чтобы избежать очередной встречи с двумя бандитами. У вас были на меня другие планы, которые лишь начинались с телепатического исследования.

– Да, ты не ошибся, – заверил меня Рагма. – Однако учитывая, что все зависит от результатов нашего эксперимента, бессмысленно рассматривать различные гипотезы, которые в противном случае могли бы быть отброшены.

– Иными словами, вы не собираетесь ничего мне говорить?

– Совершенно верно.

Я не успел ни согласиться с ним, ни что-нибудь ему возразить, потому что меня отвлекло движение в противоположном углу комнаты. Доктор М'мрм'млрр снова пошевелился.

Мы молча наблюдали за тем, как он поднял свои змееподобные конечности и принялся делать странные упражнения. Напряжение, расслабление… Напряжение, расслабление…

Так продолжалось две или три минуты – в этом было что-то гипнотическое, – и я сообразил, что он снова пытается поймать меня в свои сети, только на сей раз внеземной специалист действовал куда более деликатно.

Я ощутил прикосновение к своему разуму, какое-то непривычное жжение в районе мыслительных центров. На этот раз я не испытал никакой боли. У меня возникло смутное ощущение, сходное с тем, которое охватывает человека, подвергающегося операции под местным наркозом. Судя по всему, остальные каким-то образом поняли, что здесь происходит, и хранили молчание.

Ладно. Если М'мрм'млрр собирается вести себя прилично, я не буду ему мешать.

Поэтому я просто сидел, позволив ему делать то что он считал нужным.

Затем, совершенно неожиданно, он добрался до какого-то большого рубильника и дернул за него, потому что я мгновенно и безо всякой боли вырубился. Блюм.

И снова блюм.

Я был измучен, ужасно хотел пить, чувствовал себя так, будто меня разобрали, а потом неправильно собрали. Поднял руку, чтобы потереть глаза, и невольно посмотрел на часы. Потом поднес их к уху – решил проверить, идут они или нет. Как я и подозревал, часы тикали. Ergo…

– Да, прошло около трех часов, – сказал Рагма.

Я услышал, как храпит Пол, потом он замолчал, откашлялся и вздохнул. Он заснул прямо в своем кресле. Рагма курил, удобно устроившись на полу. М'мрм'млрр все еще шевелил конечностями, вытянувшись во весь рост. Надлера нигде не было видно.

Я потянулся, разминая мышцы, и услышал, как, словно старые половицы, заскрипели мои суставы.

– Ну, надеюсь, вам удалось узнать что-нибудь полезное, – сказал я.

– Да, пожалуй, – ответил Рагма. – Как ты себя чувствуешь?

– Словно меня вывернули наизнанку.

– Это понятно. Вполне. Некоторое время ты представлял из себя нечто вроде поля боя.

– Давай, рассказывай.

– Во-первых, – начал он, – мы нашли звездный камень.

– Значит, ты был прав? Все были правы? Я обладал спрятанным где-то глубоко знанием?

– Да. Твои воспоминания и сейчас вполне доступны. Хочешь сам попробовать? Вечеринка. Разбитый бокал. Письменный стол…

– Подожди минутку. Дай подумать.

Я стал думать. И все вспомнил. Последний раз, когда я видел звездный камень…

Вечеринка была посвящена женитьбе Хала, я устроил ее за неделю до этого торжественного события. В квартире было полно наших друзей, спиртное лилось рекой, и мы все ужасно шумели. Веселье продолжалось часов до двух или трех ночи. В общем, можно сказать, что вечеринка удалась на славу. По крайней мере, наши гости разошлись по домам, весело смеясь, и никто не получил увечий.

Если не считать одного крошечного несчастного случая, происшедшего со мной.

Да. Кто-то нечаянно скинул бокал, который стоял на столике в углу, бокал разбился. Он был пустым. Так что вытирать ничего не пришлось. Случилось это уже ближе к концу вечеринки. Гости расходились, надо было прощаться. Так что я оставил осколки там, где они лежали. Позже. Manana15, может быть.

Впрочем, я знал, что выпил слишком много, и прекрасно понимал, как буду чувствовать себя завтра утром и что стану предпринимать по этому поводу.

вернуться

14

Моя вина (лат.)

вернуться

15

Завтра (исп.)

37
{"b":"30883","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мажор-2. Возврата быть не может
История матери
Рой
Мир-ловушка
Хроники одной любви
Птицы, звери и моя семья
Невеста Черного Ворона
Привычки на всю жизнь. Научный подход к формированию устойчивых привычек