ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Могила для бандеровца
Попрыгунчики на Рублевке
Не жизнь, а сказка
Проклятый. Hexed
Кукловод судьбы
Инферно
Идеальная няня
Чистовик
Текст
A
A

Но, нет. Удивление Кота на его отказ от побега было искренним. Он хотел, чтобы Билли бежал. Возможность ускользнуть от зверя казалась маловероятной и то, что можно было добраться до следующего бокса, — тоже. Даже если Кот и знал о них, у него был шанс, что следующая станция цела.

Карта и действительность — не одно и тоже. Билли не совсем был уверен в правильности расположения следующей красной точки на карте. Даже при благоприятном стечении обстоятельств могло произойти нечто непредвиденное.

Он ушел с разрушенной станции, приняв решение, и зашагал по саду с обугленными верхушками деревьев, потрескивающими, когда он переходил дорогу.

Кролик выскочил из травяной заросли, передумал перебегать дорогу и исчез в терновнике. Трава была мокрая, и скоро низ его брюк промок насквозь. Где-то залаяла собака. Билли неожиданно почувствовал, что кто-то наблюдает за ним непонятно откуда. Мрак тревожил своей непредсказуемостью.

В какое-то мгновение он удивился этому, потом отбросил все опасения. Временами он чувствовал себя счастливым. В чем-то Билли симпатизировал Коту даже сейчас, когда тот шел по его следу. Он был очень близко охотник знал это. Чему же радоваться? Вне всякого сомнения, он все эти годы хотел выжить. Сейчас внутри рождалась новая песня, звук его шагов аккомпанировал ему. Билли не пытался анализировать перепады своего настроения. Обстоятельства слишком переплелись для самоанализа, как чувствовал он. На какое-то время этого было достаточно, чтобы избавить его от колебаний. Было время, когда охотник чувствовал, что Кот справа за его спиной, и это не казалось странным. Временами чувствовал, что уже победил, что обогнал своего преследователя и что у того нет никаких шансов догнать его. Все его чувства сейчас были необычайно обострены, самое незаметное движение в ночи сразу настораживало, будь то нечаянное поскребывание, глухой удар или треск; на большом расстоянии маячили мрачные фигуры, даже запахи приобрели новое значение. Все это было у него на пути, да… много лет назад…

Все в мире шло своим ходом, и он выбрал свою дорогу. Побег. На восток. Вспомнилась еще не окутанная печалями жизнь, не дававшая ему унывать. Восемь или девять лет назад он научился говорить на английском языке…

Позднее его удивляло, что остались следы его перемещений от близкого неолита до высокоцивилизованного общества. Он прожил много лет, и если бы все события можно бы было измерить годами?… Перемещения были удачны, оба конца его личного спектра были полезны ему.

Его побег был примитивен. Это так. И эта часть его предпочитала день ночи. Еще оставалась радость, но это не значило, что страх отступил. Страх подчеркивал необычность его внутренней приподнятости настроения.

Двигаясь с трудом, он еще переживал происшедшее в особняке. Как отнесутся Теддерс Уолфорд, защитники и стрэджиане к смерти опытного врага, как объяснят случившееся? Естественно, они заподозрят, что он участвовал в этом, но будут обескуражены тем, что его там не было. Даже сейчас они должны попытаться добраться до него, хотя сейчас у него не было даже изношенного и пронумерованного аппарата.

Узнают ли они об этом? Билли настораживало вначале, что предпримет Кот, если события примут другой оборот, и он отправится на север. Отправится ли Кот в необитаемый район и проведет ли оставшиеся дни, как другие хищники? Это казалось возможным, но уверенности не было. Трудно сказать, только ли на нем сосредоточена ненависть Кота, или он зол на все человечество за свой план.

Мозг Билли лихорадочно работал. Согнувшись в клетке, день за днем, год за годом существо смотрело на проходивших людей. Они были в другом положении, и он чувствовал, что ненавидит весь род людской.

Раздражение росло. Почему Кот считает его жертвенным ягненком, а он разрешает ему это. Билли потряс головой. Особых причин нет считать, что Кот нагонит его и яростно набросится на него. Ему не хотелось так думать. Зачем это лезет в голову? Что тревожит? Чего еще хочет Кот, кроме его жизни? Потом он доберется до него, пока же все следует обдумать…

Жертвенный ягненок… Он снова вспомнил овечку, которую пас в детстве. Длинный и томительный день под палящим солнцем и огромное небо… Он лежит на косогоре. Как ее звали? Позднее с ее сестрой. Упругие груди в его ладонях. Овце это было безразлично. На горизонте облака, похожие на овец. Овечка. Агнец божий. Жук в бирюзовом небе. Побег…

Кот. Побег. Зачем ты преследуешь меня, Кот? Ты идешь по каким-то оставленным мною знакам? Или твой необычный глаз замечает все мелочи моего прохождения? Как бы то ни было, у него нет времени заметать следы. Убегать первым, прятаться последним. Скорость сейчас — все. Скорость, благоприятный случай. Шанс. Насколько близок ты сейчас? Или все выжидаешь время, чтобы начать преследование?

Бирюза неба, Дора, звуки шагов внизу.

Далеко впереди на косогоре огоньки. Ночь пришла и ушла. Шаг тверд. Слева, позади менялась ужасная форма валуна. Потом вверх. Идет Кот. В черном балахоне. Наполняя все страхом.

Бежали минуты, одна за другой. Откуда то издали доносился гул машин, работающих от энергетических батарей, огоньки пляшут на стволах деревьев. Возможно, впереди станция. Ай-ах! Живем. Если бы не Кот…

Подойдя ближе, Билли замедлил шаги. Там может оказаться засада. Почему бы не обождать? Коту выгодна погоня. Бокс и зверь могут столкнуться. Хочет ли он этого? Сейчас на ходу рассматривался новый вариант. Кот что-то говорил о боксах?

Нет. Даже если он способен на черные дела, он не знает, куда идти…

Кот — телепат.

Ну и что из того? Билли проверил способности Кота как охотника-локатора, которые совершенствовались во время длительного заключения. Пока там были люди-телепаты, он знал, кто может получать и передавать информацию на Земле и в другие миры.

Он почувствовал, что может блокировать в какой-то степени ускользающее отрочество.

Но наивность Кота не могла убить в нем зверя. В любом случае.

— Черт с тобой, Кот! — осторожно, на четвереньках, расчищал он себе дорогу от всего, что могло хоть слабо зашуршать, спрятав в карман завернутые в платок свои драгоценности, проворно работал руками и коленями, продвигался вперед на чистое место в абсолютной тишине.

— Найди меня, если сможешь. Убей меня, если хочешь. Ответа не было. Ничего, что говорило бы о приближении его противника. Перед зданием появилась машина и затормозила. Никто из нее не вышел.

Билли встал, перепрыгнул последние метры поля между деревьями над дорогой. Мельком заглянул в окно станции: аппараты были целы.

Улыбаясь, распахнул дверь и переступил порог. Пусто. Тихо. Дышится легко. Он распрямился, убрал руку с рукояти ножа.

Закрыл дверь. Все нормально.

Пять шагов до свободы.

Слева от него гудел аппарат, готовый к перемещению. Билли осмотрел его; он был свободен уже час и правильно изолирован в станции; его удивило, кто бы мог прибыть на нем. Вскоре начали вырисовываться контуры. Это была женщина, коренастая, с коротко подстриженными волосами. Она была в темном костюме, в левой руке несла записывающий аппарат со знаком службы новостей.

Ее многозначительный взгляд остановился на нем.

— Привет… — начала она, оглядев его с ног до головы, шагнув из кабинки.

— Привет.

— Прибыл или собираешься в путь? — поинтересовалась женщина.

— Скоро отправлюсь. Только хочу взглянуть, не встречались ли мы раньше.

— Ты в самом деле индеец, или я ошибаюсь? Сейчас никто так не одевается.

— Я — индеец. Когда ты вызвала машину, я только что видел, как она остановилась.

— Я и вызывала. Что из того, — она шагнула вперед и остановилась. Ты живешь в этом районе? — затем спросила она.

— Нет. Только был здесь.

Билли подошел к ближайшему аппарату.

— Подожди секунду, — попросила женщина. — Меня привела сюда одна история или что-то вроде этого. Может, ты что-то знаешь об этом?

Он попытался усмехнуться, сделав второй шаг:

— Вряд ли я смогу быть полезен. Ничего нового и интересного не видел.

16
{"b":"30886","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ненависть. Хроники русофобии
Фагоцит. За себя и за того парня
Двойник
Жизнь, которая не стала моей
Шесть столпов самооценки
Похититель ее сердца
Последняя капля желаний
Смерть в белом халате
Шкатулка Судного дня