ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Койот вылез из дупла, посмотрел на останки врага и расхохотался.

— Это была только игра, — веселился он. — Вот что это. Для меня не было никакой опасности. А вы, глупые птицы, приняли все это за чистую монету. Это — шутка. Это — в самом деле шутка. Не удивлюсь, если кто-нибудь посмеется над вами. А вы подумали, что я боюсь этой Скалы?

Койот отправился прочь, хохоча, а предводитель стаи подал сигнал соколам. Они опустились на каменные обломки, собрали и начали складывать в прежнем порядке.

Когда Странствующая Скала была восстановлена, она медленно, но с грохотом покатилась за Койотом по его следам. Она набрала скорость, и скоро Койот появился в поле ее восприятия.

— О, нет! — завопил Койот, увидев ее.

Он снова попытался удрать, подбежал к склону и стал по нему спускаться. Странствующая Скала покатилась быстрее, расстояние между ними сокращалось; она скатилась прямо за ним и раздавила в лепешку.

Круживший над этим местом Сокол-вождь, увидел это и вернулся к стае рассказать об увиденном остальным.

— Старый Койот снова бы поступил так, — сказал он. — Ведь он ничего не понял.

ДЕНЬ ВТОРОЙ

Ночь. Туманные берега под скалами. Звезды в небе. Фосфоресцирует взошедшая Луна. Гидросамолет набирает высоту. Дорога среди скал, обдуваемая ветрами; спускающийся склон; рассеченные каменные утесы.

Овца идет по тропе, останавливаясь, чтобы пощипать траву. В деревне ни огонька, и не видно никакого движения. Порыв ветра немного рассеивает туман. Только гул машины прорывается сквозь вой ветра.

Билли вышел к излучине, слева от него вздымалась круча. С каждым пройденным километром он чувствовал себя в большей безопасности. Коту труднее, чем ему, чувствующему, когда надо воспользоваться трип-боксом и перебраться из города в город. Он пока не понимал, откуда зверь так ловко и быстро узнает о его местонахождении. Трюки с боксами еще можно понять, но узнать направление… Это смахивает на колдовство, ведь у Кота нет времени, чтобы наметить план.

Смена тактики должна вывести его из тупика; ему нужно скрыться туда, где невозможно будет его найти. Он вернулся на Гейр дю Норд после ухода ошеломленного Кота на левый берег. Оттуда он перебрался в Дублин, где бывал несколько раз, путешествуя по Ирландии, изучил справочник и отправился на Бантри, где провел когда-то несколько недель, купаясь и ловя рыбу.

Здесь, в этом приятном и спокойном уголке Западного Кока, он находился, чувствуя себя в относительной безопасности. Он бродил по городу, берегу залива, улыбаясь соленому ветру, называл эту пору счастливой для себя, хотя знал, что это один из многих регулируемых периодов. Билли вспомнил лодку и девочку Лили, и дары моря; и это было маленькое спокойное местечко, позволившее ему без хлопот прожить десять лет. Нужно ли ему сейчас нечто похожее? — подумал он и покачал головой. Слишком запутался.

Время поразмыслить. Ему надо найти безопасное место, где можно было бы все обдумать. Что-то было не так, им упущено из вида что-то важное. Кот подбирается слишком близко. Он должен по-возможности ослабить его. Чужое животное не должно его перехитрить. Время! Нужно время, чтобы разработать план.

Есть разные варианты, решил Билли. Если он оставит какие-либо следы в боксах, по ним можно узнать, куда он отправился, и нужного эффекта не получится. Он разрушил машину в Бантри и отправился на север по знакомым следам. Пройдя Гленгарифф, он направился к Кенмару, пробираясь проселками к трип-боксам. Какое-то время было ощущение свободы. Были только ночь, ветер и скалы. Билли все взвесил, обдумывая, почему Кот освободил его прошлым вечером. Он просто играет с ним с тех пор. Билли сейчас необходим план, охраняющий его в пути. План…

Свет вдали. Сейчас два огонька. Три… Билли взял термос и отхлебнул кофе. Его первая ошибка, решил он, вероятно, в недостаточной скорости. Ему следовало перемещаться побыстрее. Кот, видимо, достаточно близко и может читать его мысли. Даже если проскочить дальше, Кот уловит его прыжок и узнает следующий пункт назначения.

Четыре… Кенмар на некотором расстоянии от транспорта и сельских резиденций.

Ночь бодрила. Он спустился по склону. По обеим сторонам тропы деревья росли чаще.

Тем временем он действительно все перепутал. Билли отскочил назад: это была четвертая попытка запутать след. Да, если бы сразу так…

Следующий раз?

Он воскликнул. Мысленное присутствие Кота неожиданно охватило его запахом обугленной пихты.

— Нет, — сказал он, пытаясь подчинить себе контроль аппарата, который неосторожно повернул в сторону.

Проскочил через поле, вероятно, на высоте двух футов по направлению к вздымающейся круче. Слишком резкая смена положения может опрокинуть машину.

Крутя штурвал, он сумел не врезаться в склон. Позже он пересек тропу. Хотя он осветил фонарем все вокруг себя, он не увидел никаких признаков охотящегося зверя.

Вернувшись, увеличил скорость. Тени сопровождали его. Ветви деревьев шумели на ветру. Мгла, закрывающая путь, мгновенно была пронизана светом фонарей аппарата. Но это было все, что он увидел.

— Кот?..

Это показалось таким реальным. Он попытался справиться со своим рассудком, полагая, что сможет побороть себя, но ему не нравилось, что это путает его мысли.

Билли петлял по изгибам зигзагообразной формы, следя за обеими сторонами дороги.

Так быстро… Он верил в мгновенное уничтожение. Кот мерещился ему за каждой скалой, за каждым кустом, везде.

— Почему бы и нет?

— Кот?!

— Да.

— Где ты? Что делаешь?

— Развлекаюсь. От этой игры надо получить максимум удовольствия. Я так решил. Спасибо, что ты так хорошо помогаешь.

— Как ты нашел меня?

— Легче, чем ты думаешь. Как я и говорил, используя нашу взаимосвязь.

— Не понимаю.

— Разумеется, нет. Ты пытаешься спрятаться сам от себя.

— Что это значит?

— Я знаю, что в любой момент могу тебя уничтожить, но хочу продлить удовольствие. Продолжай убегать. Я выберу более подходящий момент.

— Это бессмысленно.

— Не совсем так. Потому, что ты не допустишь. Ты — мой охотник, так я решил.

— Зачем?

Билли приблизился к причудливо вытянувшейся группе деревьев. Оттуда виднелось больше огней.

— Я буду говорить с тобой, но это тебя не спасет. Ты постоянно меняешь место. Я вижу, что ты уже не тот, как в старые времена. Ты знаешь, чего действительно хочешь сейчас?

— Расправиться с тобой, — бросил Билли, — вот чего.

— Нет. Твое самое заветное желание — умереть.

— Ничуть.

— Тебя не покидает мысль воссоединения с твоим миром. Ты давно жаждешь приблизить этот момент. Я предоставлю тебе этот шанс. Ведь на самом деле ты спешишь ко мне, облегчая мне задачу, охотник.

— Неправда!

— …Самое забавное, что ты не признаешь этого. Ты проникал в умы многих калифорнийцев. У них своеобразная психология…

— …И ты отказываешься понимать, что же, тем легче мне.

— Ты пытаешься ослабить мой мозг. И это все.

— Не считаю нужным.

— Врешь. Если хочешь нанести мне удар, посмотрим, как тебе удастся.

— Скоро. Скоро. Продолжай убегать.

Билли медленно сделал ряд поворотов, продолжая следить за дорогой. Кот где-то рядом, чтобы быстро добраться до него, и, конечно, его преимущество в следовании прямо…

— Именно.

В полночь пришло освобождение, сброшенное с вершины большого валуна, наклонившегося вправо. Он попытался затормозить и одновременно свернуть влево.

Массивная, похожая на ягуара фигура с одним сверкающим глазом спустилась на купол аппарата впереди на какое-то мгновение, потом отскочила.

Машина накренилась, воздушная подушка перекосилась, машину стало бросать из стороны в сторону, потом она зависла на месте. Билли пытался справиться с управлением и выровнять аппарат, зная, что уже слишком поздно. Сильно тряхнуло. Раздался треск, и его выбросило вперед.

Ужасно, ужасно, ужасно… Калейдоскоп перевернулся… Меняются узоры в неменяющейся структуре… В чем его ошибка? Неполадки с энергией… Временные сцепления на концах… Ослаб центр, форма снова где-то… Нет перемен? Но наружный поворот… Звуки саморазрушения исчезают под завесой ночи. Но, снова движения… Уловить момент? Разломать… Нет калейдоскопа и нет. И нет центра. Но снова… форма будет. Будет форма. Структура… Боль… Ужасно, ужасно… И восхитительно. Похоже на гладкошерстную маленькую собачку… Пластиковая статуя… Сигналы из организма: первый сильный удар джином по пустому желудку… Мы снова если, дальше, чем прежде… Центр. Свет!.. Непонятное существо-бог. Боль. Красота. Ужас самоотверженности. Дело! Да, Центр, центр, центр… Здесь? Ужасно… надо снова от хребта трусливого койота смотреть на земные пути, в прошедшем времени начинает и наплывает поворот, еще падение зверя… в голове нет бури… ни в сокращенных линиях, что соединяют и уносят, открывают источник всяческих… бед, течения смерти… аминь… боль… ночные удовольствия… свет и рвение прекращены… кунжут.

19
{"b":"30886","o":1}