ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хорошо.

— Слушай. Вот песня…

Старик начал петь, взывая к Икме'емзо. Билли внимательно прослушал, понял и выучил с третьего раза. Когда певец закончил, Билли поблагодарил его и спросил:

— Когда можно воспользоваться этой песней?

— Узнаешь, — был ответ. — А сейчас следуй по своей извилистой тропе.

Билли попрощался и пошел по северному склону. Он понимал, что надо оглядываться, но не делал этого. Он шел по искрящемуся каньону, и в его воображении возникали другие миры; его жизнь, города — все перемешалось и казалось, будто вся его жизнь прошла перед ним. Все эти объединившиеся чувства сплетались вместе в вихре эмоций, захвативших его.

Он прошел мимо группы стоявших камней, и все они, казалось, имели лица и, открыв рты, пели песни ветров. Они были неподвижны, но в дальнем конце группы что-то выдвинулось из темноты.

Это был мужчина, очень знакомый, стоявший против ветра и улыбающийся. Он одет был по последней моде, у него была современная прическа, ногти наманикюрены!

— Привет, Билли, — сказал он по-английски, а голос был его собственным.

Потом Билли увидел, что мужчина — это он сам, каким мог бы стать, если бы никогда не возвращался сюда.

— Все верно. Я — твоя песнь, — подтвердил тот. — Я часть тебя, хотя сам ты предпочитаешь небрежную запущенность, предпочитаешь закрыться с головой, потому что боишься меня.

— Я похож на тебя.

Другой пожал плечами:

— Думаю, что так. Время и случай — это все. Ты и Дора в конце концов пошли в горы, чтобы удовлетворить свое самолюбие, и ты стал свободен. Ты использовал свой шанс и потерпел неудачу. Если бы ты добился успеха, то все равно пошел бы своей дорогой. Время и случай. Интервал в восемь дюймов. Такова суть меняющейся жизни.

— Ты говоришь, что если бы я получил свободу действий, как хотел, действительно ли это была свобода?

— Что такое свобода? — проговорил двойник, слабый зеленый свет играл вокруг его головы. — Для странствий все тропы хороши, считаю я. А ты загордился. Я — та дорога, по которой ты не пошел, важная дорога. Я мог бы быть твоей спасительной частью, но ты в своей гордыне равнодушен ко мне.

Он снова улыбнулся, и Билли увидел обнажившиеся, выросшие у него клыки.

— Я узнаю тебя, — сказал позднее Билли. — Ты — мой чинди, мой настоящий чинди. Ведь так?

— А если и так, — проговорил второй, — и если ты считаешь меня злом, то представляешь не совсем правильно. Я — твое отрицательное «я». Ни лучше, ни хуже — только неосуществимое. Ты долго призывал меня, пока я не появился из тебя же самого. Тебе не по силам уничтожить отрицание.

— Давай-ка разберемся, — предложил Билли и поднял лазерное охотничье ружье, щелкнув спусковым крючком.

Вспыхнувшее пламя прошло сквозь двойника, не причинив ему вреда.

— Это — не способ, чтобы расправиться со мной, — сказал тот.

— Тогда, черт с тобой! Зачем я вообще торгуюсь?

— Потому, что я могу уничтожить тебя.

— Тогда, чего же ты ждешь?

— Я еще не достаточно силен. Продолжай убегать, возвращайся к первичному состоянию, а я окрепну вместе с тобой. И потом, когда мы снова встретимся…

Двойник вдруг встал на четвереньки, став похожим на Кота со сверкающим единственным глазом.

— …Я буду твоим противником под любым именем.

Билли достал тейзер и выстрелил. Заряд исчез в теле призрака, и тот снова стал его двойником, встал и толкнул его; стрела и кабель упали на землю и автоматически свернулись спиралью.

Билли ударил кулаком влево, и ему показалось, что он на что-то наткнулся. Его двойник упал на землю, а Билли бросился бежать.

— Беги. Дай мне силу, — неслось вдогонку.

Когда он обернулся, то увидел слабое зеленоватое свечение на месте певца ветра.

Билли бежал, пока свечение не исчезло. Шум ветра ослаб. Он снова пошел медленнее.

Каньон расширился, поток тоже, его течение замедлилось, Билли показалось, что он видит искаженные лица двух людей и животного в воде.

Он чувствовал сейчас на себе испытывающий взгляд. Ощущение это росло, и он бросился искать его источник среди фигур беглецов в тени и в воде.

— Кот?

Ответа, который бы мог хоть что-то объяснить, не было. Но опасения не проходили, пока не пропали в душевной неразберихе.

— Кот? Если это ты, давай выходи. В любой момент я готов к встрече.

Потом Билли прошел мимо острого выступа в стене каньона и понял, что это не Кот, чье присутствие он почувствовал. Сейчас он заметил странное существо, смотревшее на него. Его появление было неожиданностью.

Оно походило на гигантский шест-тотем. Народ Билли никогда таких не делал. Это было существо с северо-запада. На какой-то момент оно неуклюже приблизилось. Приняло вид башни, появилось четыре лица и очень высоко наметилось пятое. Лица двух женщин, одно с крупными чертами, другое худое и двух мужчин — черного и белого. И над ними, казалось, улыбается мужеподобное лицо, похожее на дым. Все глаза были устремлены на него, и Билли понимал, что видит не барельефы, а живые лица.

— Билли Зингер Черный Конь, — раздался непонятно откуда мужской или женский голос.

— Слушаю тебя, — ответил он.

— Здесь твой путь должен прерваться, — сказал голос.

— Почему? — поинтересовался Билли.

— Твоя миссия выполнена, ты ничего не добьешься, продолжив побег.

— Кто вы? — спросил он.

— Мы — духи, охраняющие тебя, и хотим спасти тебя от твоего преследователя. Поднимись на стену и жди наверху. Тебя встретят там через какое-то время и перенесут в безопасное место.

Билли отвел взгляд от башни духов, посмотрел на тропу у себя под ногами.

— Но я пока вижу свою тропу в этом каньоне, — проговорил он наконец. — Я отсюда никуда не уйду.

— Это ложная тропа.

— Нет, — возразил он. — Я знаю, что должен идти до конца.

— Этот путь ведет к смерти.

Билли снова помолчал. Потом:

— Но пока я должен идти. Одни вещи важнее других. Даже смерти.

— Что же это за вещи? И почему ты должен следовать по этой тропе?

Он несколько раз вздохнул и уставился в землю, будто подумал об этом в первый раз.

— Я сам жду этого конца, — наконец выговорил он. — Как мне быть: ведь если я не пойду этой тропой, это будет просто другая смерть.

Чуть подумав, он прибавил:

— И думаю, даже худшая.

— Мы не сможем тебе помочь, если пойдешь дальше.

— Пусть будет, что суждено, — решил Билли. — Спасибо за предложение.

— Мы слушаем тебя, — сказал тотем, медленно погружаясь в землю, лица, одно за другим, соскользнули за камень, только на мгновение осталось одно, улыбавшееся сквозь туман, как ему показалось.

— Рискованная игра, — казалось, прошептало оно и тоже исчезло.

Билли зажмурился, но ничего не изменилось. Он пошел дальше.

…Я иду по невидимой дуге.

ноги готовы унести меня куда угодно.

Исход фра место вода течение ава верх головы ездить сейчас 5 каждому сейчас 4 отдельно отдельно конь на горе дух в преуспев к жизни на карту похоже поток воды их несколько ущелий идти и место наши головы к сестрам в небе старик на земле след койота перед черными дроздом тень выше всех и брат в халцедоне памяти часть отдельно дельно отд след.

— Господи! — вскричала Элизабет, упав в кресло, Алекс Мансин налил стакан воды и выпил.

— Да, — сказал Фишер потирая виски.

Мерси Спендер кашляла с полминуты.

— Что сейчас? — тихо спросил Фишер. Мансин покачал головой:

— Не знаю.

— Айронбэр был прав, полагая, что тот в другом мире, — сказала Элизабет. — Мы отказались отправиться с ним.

— Черт с ним, — сказал Фишер. — Мы пытались и мы добились своего, даже если он сам превратится в тотем. Но не это беспокоит меня, и вы это знаете.

— «Он» был там, — сказала Мерси. — В качестве духа.

— Вызовите кого-нибудь из госпиталя, и пусть они подтвердят, что Сэндс действительно мертв, — сказал Фишер. — Не пойму, как они могли ошибиться, Чарльз, — проговорила Элизабет. — Но Мерси права. Он был с нами каким-то образом и оттого казалось, что он где-то рядом.

28
{"b":"30886","o":1}