ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Почти, — ответил Желтое Облако. — Здесь рядом легкий спуск. Правда, относительно легкий. Разреши немного посветить, и я покажу тебе.

Выйдя из машины, они надели маленькие рюкзаки, перекинули через плечо ружья. И Желтое Облако осветил фонариком каньон.

— Иди за мной, — позвал он. — Несколько лет назад здесь было скользко. Такая уж дорога. Если будем осторожны, то доберемся до дна.

Айронбэр согласился, и они отправились на край каньона. Не смотрели, что у них под ногами, скалы впереди были острые и скользкие. Он ничего не говорил, и скоро они начали спуск. Желтое Облако освещал путь фонариком.

Когда они начали спуск, дождь уже только моросил, а когда прошли полпути вниз, находясь под прикрытием стены, он и вовсе перестал.

Скалы подсохли, и спуск ускорился. Айронбэр прислушивался к шуму ветра.

Переходя с утеса на утес, он шел, удивляясь, а есть ли здесь дно. Начало казаться, что спуск продлится целую вечность, и будет простым повторением захватов руками и поисков опоры. Потом он услышал крик Желтого Облака:

— Мы на месте!

И скоро понял, что стоит на дне каньона, усыпанном камнями и уходящем в темноту.

— Постоим минуту, — попросил Желтое Облако. — Не хочу путать следы… Можешь ли ты, пользуясь моим методом, сказать, нет ли кого-нибудь поблизости?

— Кажется, никого, — ответил Айронбэр, проанализировав обстановку.

— Ладно. Я хочу ненадолго включить нормальный свет. Так будет удобнее посмотреть, смогу ли я подняться.

Несколько минут Айронбэр наблюдал, как луч света медленно скользит по земле, как Желтое Облако идет вперед, отходя в стороны и возвращаясь назад. Наконец, он остановился и выпрямился. Жестом показал Айронбэру идти вперед, потом пошел сам.

— Узнал что-нибудь? — поинтересовался Айронбэр, подходя к нему.

— Это его тропа, — ответил тот. — Видишь?

Айронбэр кивнул, посмотрел вниз. Он ничего не видел, но отлично читал чужие мысли.

— Давно он был здесь?

— Трудно сказать. Но не в этом дело. Идем дальше.

Они молча шли еще минут пятнадцать, затем Айронбэр спросил:

— Видишь какие-нибудь знаки преследователя?

— Нет. Здесь следы маленьких собак и еще кого-то. Но это не то, о чем ты мне рассказал.

— Но это не то?

— Нет. Тот больше.

Желтое Облако, не обращая внимания на ложные знаки к каньону Двойного Следа, шел дальше на северо-восток от главного ущелья.

Как под гипнозом они тащились по камням, грязи и через кусты. Холод без пронизывающего ветра был не так страшен, но Айронбэр стал мерзнуть, как любой другой человек. Всплески и журчание воды затихли. Руки дрожали, ноги шли механически.

…да, да, да, да, да, да, да, да…

Казалось, ветер говорил ему, разговаривал с ним, убаюкивал, успокаивал при ходьбе.

— Тише, тише, тише, тише. Да, отдохни… да, отдохни, да, да, да…

Это было больше, чем ветер и ритм, и он вдруг понял. Здесь кто-то был…

— Да, да.

Мощь. Мрак. Смерть. Шли за ним. Существо. Зверь. Шел он.

— Да, да.

И он ничего не мог сделать. Не мог даже пойти тише, отклониться от своего курса. Существо завладело им и очень ловко овладело ситуацией, так что он даже чувствовал его вкрадчивое присутствие.

— Да, да, сын города. Ты, вроде отличаешься от того, другого. Вы оба загородили мне путь. Продолжайте идти. Я скоро догоню вас. Что будет потом, неважно.

Айронбэр снова попытался свернуть в сторону, но мышцы отказывались служить ему. Он попробовал мысленно добраться до Желтого Облака, чтобы узнать, понимает ли тот, в каком положении очутился его спутник.

Однако не сдержался. Ведь существо откуда-то сзади телепатически контролирует его нервную систему. Он не мог сказать, читает ли зверь также и его мысли. Может, да. Может, нет. Ему хотелось оградить свою телепатическую способность, если возможно. Почему он сомневается? Но он чувствовал…

Айронбэр слушал сзади звуки. Казалось, выворачивают камни. Он знал, что если не освободится немедленно, ему конец. Зверь, называемый Зингером Котом, почти настиг его.

Ноги шагали медленно, но твердо. Он пытался представить себе Кота, но не смог. Зловещий, извивающийся призрак… огромный, похожий на Луну, глаз…

Воображение рисовало все новые картины. Ну никак не мог он представить себе приближающегося зверя, могучего, бесстрашного…

Бесстрашного?

Рассудок возобладал над воображением в поисках ответа на вопрос. Насколько же он разумен? Фишер легко создавал материальные иллюзии. Сможет ли он руководить хотя бы частью возможностей, если соприкоснется со зверем? Скорее всего растеряется.

Между идеей и попыткой паузы не было. И размышление совпадало с обычным желанием понять все самому.

Песок, по которому он только что прошел.

Он отбросил изображение светящейся треугольной формы, внезапно появившейся сверху, бросившейся вперед, настигшей и схватившей своего преследователя…

— Крель! Крель! — передал он, собираясь завершить представление.

Айронбэр остановился, почувствовав панические волны, идущие сзади; он сознавал, что надо контролировать свои движения, и также понял, что Желтое Облако тоже остановился.

— Крель! — Но даже усилив воображение и чувствуя угрозу и ужас, хорошо известные ему, он не бросил ружье, а сжал его слабеющей рукой, понимая, что пока он идет, то боится повернуться лицом к существу, стоящему за ним.

Выстрел Желтого Облака смел его оцепенение, вернул к действительности. Он бросился бежать, держа ружье наготове.

Кот в свете луча фонаря Желтого Облака припал к земле, а его ужасный сверлящий и обжигающий глаз впился в его глаза.

Желтое Облако щелкнул затвором и спустил курок; грязь и гравий брызнули перед зверем.

Он выстрелил еще раз, и Кот судорожно дернулся, когда Айронбэр бросился вперед, перезарядив ружье. Заряд прошил волнистой линией шею и плечо Кота.

Потом свет померк в его глазах, когда он почувствовал, как тело Кота придавило его.

Некоторые из них сидели, некоторые лежали в комнатах вигвама Птицы-Грома недалеко от устья каньонов. Но создавалось впечатление, что они все в одной комнате: стены не мешали их беседе.

— Ну, как? — спросила Элизабет. — Что узнали?

— Хочу еще попытаться, — ответил Фишер. — Подождите несколько минут.

— А уложишься в это время? — поинтересовался Мансин.

— Иногда в мозгу встречаются необычные преграды, и это мешает приему. Ты ведь и сам знаешь.

— Можно и ошибиться, — согласился Мансин и предложил: — Я тоже попытаюсь.

— Может быть, мы слишком опоздали? — добавила Мерси. — Как глупо.

— Попытаюсь быть реалистом.

— Я побывала дома у Желтого Облака, пока вы устанавливали контакт, заметила Элизабет. — Его жена сообщила мне, что он и Айронбэр недавно ушли вместе; пошли в каньон, сказала она.

— За Зингером? — спросил Мансин.

— Она больше ничего не сказала. Но почему?

— В самом деле?

— Попытаюсь еще раз, — сказал Фишер.

— Подожди, — остановила его Элизабет.

— Зачем?

— Вряд ли тебе удастся.

— Ты предлагаешь объединиться и попробовать вместе?

— А почему бы и нет? Ведь для того мы и здесь. Поработаем сообща.

— Ты считаешь, Сэндс?.. — начал Мансин.

— Это вполне возможно, — успокоила Элизабет.

— Да, — вмешалась Мерси. — Но он не навредит нам?

— Ладно, ты права насчет нашего присутствия здесь, — обратился Мансин к Элизабет.

— А если мы не сможем найти Джимми? — сказал Фишер. — Что тогда?

— Снова попытаемся с Зингером, — ответила Элизабет. — Вероятно, он сможет услышать.

Сейчас ты один идешь по своей тропе.

Каким ты стал, мы не знаем.

Каков сейчас твой род, мы не знаем.

Сейчас, сейчас, сейчас ты где-то не в этом мире.

Идет. По серебряному и черному ландшафту. Медленно. Тропа петляет. Будто за этими скалами засада. Безо всего следующие сто шагов или с веткой. Хорошо. Продолжай. Путь свободен. Неясно вспыхивают красные и белые искры. Иди. В воде отражается небо. Снова слышится слабый барабанный бой. Ветер хлещет в стены. Мелкие брызги маскируют поверхность, геометрический танец света разрушает радужный спектр. Смывай. Тени отскакивают. Собака-койот, скалясь, исчезает среди света и мрака. Проходи здесь, разбрызгивая воду. Чей-то след под ногами. Кругом. Вверх. Танцоры в масках молчат в темноте. Далеко сзади слабый зеленый свет. Зачем оглядываешься? Повернуться — значит обнять. Сейчас поднимайся кверху. Потом спускайся. Скоро узкое место, потом снова широкое. Многоглазое существо, не двигаясь, сидит на широком выступе. Может, застыло или просто наблюдает. Барабанный бой сейчас громче. Их движения ритмичны. Огонь в каменном сердце. Дождь изогнулся, как мост, сверху вниз. Следы птиц за стенами, освещенными Луной. Берцовая кость лошади. Пустой хоган. Обгоревшее бревно. Слюда блестит, как пыльца. Вспомни песню, старик…

30
{"b":"30886","o":1}