ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он сделал шаг вперед, потом другой. Двигался он осторожно, медленно, будто земля в любой миг могла разверзнуться перед ним.

Это было, хотя было ли? Конечно. Все пути кончаются. Чем же этот отличается от остальных? Коли ты, выслеживая кого-то всю жизнь, споткнулся в первый раз, споткнешься и в последний; конец всегда один.

Обогнув скалу за вершиной, его тропа оборвалась перед пустым взглядом пожелтевшего от старости человеческого черепа. За ним он не мог увидеть дорогу.

Ритм барабанного боя изменился. Мах-их, обманщик, койот, тот-кто-странствует-вокруг, смотрит на него из углов ближайших развалин. Белая радуга йен образовала дугу от верха одной стены каньона к другой. Сейчас слышались сотрясающие удары, сопровождающие барабанный бой. Зеленый стебелек, проросший из земли, тянулся вверх, выбросив сильные листья, потом красный цветок.

Билли пошел дальше. Когда он подошел ближе, череп, казалось, тихонько дернулся вперед. В нем что-то вспыхнуло, потом из всех его отверстий хлынул зеленый свет. Где-то справа глухо зарычал койот.

Когда он подошел к концу тропы, череп откатился назад и медленно повернулся направо, глядя пустыми глазницами на него.

Из черепа раздался дребезжащий голос: — Посмотри на своего чинди.

Билли остановился.

— Сыграю-ка я в футбол, — усмехнулся он и отвел ногу для удара. — Эти две скалы перед руинами могут послужить воротами. — Земля разверзлась перед ним. Череп подскочил на фут над его головой. И разместился на плечах массивного голого мужского тела, которое неожиданно, точно цветок, выросло перед ним. Зеленые огоньки плясали вокруг него.

— Существо-призрак! — воскликнул Билли, схватившись за оружие.

— Да. Четыре тени. Стреляй, если хочешь, — это не спасет тебя.

Билли перехватил охотничье ружье и ударил прикладом по черепу. Раздался хруст, и череп развалился, куски его полетели на землю. Туловище опустилось на колени, вытянув руки вперед. Могучая рука выбила ружье из рук Билли, отбросила его через плечо, и оно с грохотом упало среди скал далеко в каньон и исчезло там. Левая рука схватила Билли за правое плечо и запястье, зажав будто стальными наручниками, Билли ударил свободной рукой, но никакого эффекта; тогда он схватил свой охотничий нож и вонзил его в безголовое туловище в мякоть под левое плечо.

Неожиданно его запястье освободилось, и существо перед ним опрокинулось назад, притянув колени к груди и обхватив их руками.

Билли смотрел, как оно откатилось, темнея, теряя очертания, уплотняясь и хрустя по гравию и песку. Оно превратилось в большой круглый валун, сейчас медленно перекатывающийся…

Глаз.

Кот стоял, повернувшись к нему, на другой стороне каньона.

— Продолжим там, где расстались, — проговорил он.

Мерси Спендер судорожно дернулась, забывшись тяжелым сном. Хотела закричать, но крик застрял в горле. В один клубок сплелось все пережитое. Она свернулась и натянула одеяло себе на голову.

Алекс Мансин крутил настройку видео, когда его ударили. В глазах потемнело, поплыли круги, он успел сообразить, что его ударили. Потом понял, что именно случилось, и не стал сопротивляться; любопытство взяло верх над страхом.

Элизабет Брук ворочалась с боку на бок. С каждой секундой все быстрее. Через какое-то время… Все в ее мозгу завертелось, и она закричала.

Фишер общался с Айронбэром, когда вихрь мыслей прервался, и они перестали понимать друг друга.

— Что за черт? — удивился он.

— Мы снова столкнулись с существами, — ответил Айронбэр.

— Кто это сделал?

— Сэндс. Ты не чувствуешь его? Похоже, что рушатся камни…

— Точно подмечено. Но я пока ничего не понимаю. Ах!

Взрыв. Шум.

ясени упали в костер пламя по через ночь духа востока рисует в лете накло головы четыре содержащих пятый пересозвать весна толкая вверх позади земли снег облака сортирует влажность блеск острие летящий вода летящий глаз руины похожие нож в руке человека и сон скала зверь исчез в этом месте из старого колеса вперед бесконечно открыта завеса мыслей обратная реальность внизу позади вещество цветные плитки и вверху пламя течение воды и удар мы я очищение смрад и разрешит спирали оставить энерго сейчас энерго море ночь сила тень человека в затем мире он странствует и я и пламя я мы похоже на лезвие циркуляция и обращение человеческой формы вытянуть пламя вдоль взрыв.

Он стоит, согнувшись, лезвие в левой руке. Он медленно манипулирует оружием, поворачивая его, опуская, надеясь, что глаз не заметит яркий блеск. Зверь делает шаг вперед. Зеленый свет вспыхивает в фасеточном глазу. Трудно сказать, заметит ли он лезвие.

Зверь делает шаг вперед. Моросит мелкий дождик. Билли и не заметил, когда он снова начался. Дождь усилился.

Еще шаг…

Правой рукой он схватился за пряжку пояса. Билли поворачивается левым плечом, передвигая лезвие.

Еще шаг…

Зверь, то высовывая язык, то убирая его назад, облизывается. Примеряется? Рассеянное обдумывание плана?

Еще шаг. Еще далековато для прыжка, решает Билли и поворачивается чуть больше. Отцепляет пряжку и перекладывает в левую руку, движение скрывается полой его куртки и углом скалы, за которым он стоит. Что читает в этот момент мозг зверя?

Билли начинает песню Благословенного Пути, мысленно запутывая свои думы. Иногда казалось, что она заполняет все. Звучит в нем, сопровождая спокойно текущие ощущения.

Еще шаг…

Скоро. Скоро бросок. Правая рука сжала тейзер. Пальцы вцепились в приклад.

Почти…

Еще два шага, решает он.

Один…

— Самое время перерезать горло…

Билли выхватывает оружие и стреляет. Попал! Зверь останавливается и замирает.

Билли бросает тейзер, перехватывает нож правой рукой и кидается вперед.

Он останавливается в нескольких шагах от существа, начавшего плавиться и превращаться в пар. Через минуту в трех метрах над землей сгустилось маленькое облако. Опустив руку с ножом, Билли поднял глаза.

Облако относило влево к огромной груде валунов древнего оползня. Он выжидал, наблюдая.

— Ловко надул тебя, не так ли?

— Я — не зверь, которого ты убил. Я — тот, кого ты не сможешь уничтожить… Я — все твои страхи и промахи. Сейчас я сильнее, потому, что ты убегаешь от меня.

— Я не убегал от тебя, я шел по следу.

— Какому? Я видел, что нет тропы, которая спасет тебя от тебя же.

— Вот поэтому я и здесь; полагаю, что и ты здесь по этой же причине.

Дым не колыхнулся, скучившись над скалой.

— Конечно. Я — часть тебя, которая тебя и уничтожит. Ты слишком долго не признавал меня.

Дым стал принимать новую форму.

— Не так уж долго я отрицал тебя. Я возвращался в прошлое, общался с ним.

— Слишком поздно. Я стал самостоятельной личностью в условиях, которые ты создал для меня.

— Тогда де-автономный. Убирайся откуда явился.

Форма приняла человеческий облик.

— Не могу, ты помирился с прошлым. Как и у Кота, у меня сейчас только одно стремление.

— Кот мертв.

— …я лишен чувства юмора.

Форма продолжала изменяться. И вот Билли видит точную копию себя самого, одетую так же, так же державшую нож. Она смеялась.

— Тогда, как ты можешь развлекаться?

— У меня свои забавы.

Билли поднял нож.

— Чего ты ждешь? Спускайся и обвейся вокруг лезвия.

Двойник поворачивается и прыгает слева от него, приземляясь на дальнем конце груды. Билли торопливо обежал ее, но тогда, когда добрался до него, тот уже крепко стоял на ногах. Билли вытер лоб свободной рукой; дождь все еще лил. Потом он нагнулся, присел, вытянув обе руки. Двойник повторил его движения.

Билли отпрянул, когда тот подвинулся, потом сделал обманное движение, притворно начав кружить. Быстро осмотрел землю, надеясь оттолкнуть врага на опасное место. Он загородился рукой и оттолкнул его. Лезвие ножа двойника полоснуло по рукаву куртки и впилось в руку. Билли был уверен, что его собственный нож глубоко вонзился в левый бок противника, но тот даже не подал вида, и было видно, что крови нет.

36
{"b":"30886","o":1}