ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как это — выключите?

Он потянулся к схемам, которые рассматривал, когда я вошел.

— Вот. Эта плата неподвижна. Там есть четыре подсистемы, которые необходимо разъединить для выключения. Здесь, здесь здесь и вот здесь.

Он поднял взгляд.

— Вы должны сделать это в соответствующей последовательности или он задаст вам жару, — заметил я. — Вначале вот этот, затем те два. И потом вот этот.

Когда я снова поднял взгляд, серые глаза всматривались в мои.

— Я думал, что вы геохимик или морской биолог.

— На самом деле — ни тем, ни другим я не был, — ответил я. — Я писатель-популяризатор: там клок шерсти, там другой — с миру по нитке — и я занимался кое-чем подобным раньше, когда принимался за работу.

— Я понимаю.

— Почему вы не передали это в космическое агентство? — спросил я, заметая следы. — Системы телеуправления используются и теперь… Наверное, и для Палача.

— Установка демонтирована много лет назад… Я думал, вы работаете на правительственную организацию.

Я покачал головой.

— Извините. Я не хотел вводить вас в заблуждение. Я нанят частным детективным агентством.

— Угу. Значит, тогда это заказ Джесси. Но это не важно. Вы можете сказать ему, что тем или иным способом о Палаче позаботятся.

— Что, если вы ошибаетесь насчет всего сверхъестественного, но совершенно правы в другом? — спросил я. — Предположим, он придет, и вы почувствуете, что он с успехом сопротивляется? Предположим, что следующий в его списке — не вы? Предположим, что он идет сейчас к одному из оставшихся, оставив вас на потом? Если вы так чувствительны к вине и греху, то не кажется ли вам, что вы будете в ответе за эту смерть — если вы могли предотвратить ее, рассказав мне немного больше? Если вас беспокоит только сохранение тайны…

— Нет, — сказал он, — нечего меня ловить, применяя мои принципы к гипотетической ситуации, которая будет играть на руку только вам. Нет, я уверен, что все так и будет. Куда бы Палач не направлялся, следующим, к кому он придет, буду именно я. Если мне не удастся остановить его — значит, это не сможет сделать никто другой, и Палач закончит свою работу.

— Почему вы так уверены, что следующий — именно вы?

— Посмотрите на карту, — сказал он. — Палач высадился в заливе. Мэнни жил рядышком, в Новом Орлеане. Естественно, он и стал первым. Палач может двигаться под водой как управляемая торпеда, которая спланирует свой курс, исходя из законов логики — удобнее и незаметнее. Оттуда он отправится вверх — ко мне, в Мемфис. Затем еще дальше, к Лейле, в Сент-Луис, — тогда явно будет на очереди она. И только после этого он повернет в сторону Вашингтона.

Я подумал о сенаторе Брокдене в Висконсине и решил, что добраться до него не составит проблемы. Все они были в пределах досягаемости, если рассматривать это дело с точки зрения путешествия по рекам.

— Но откуда он узнает, где вы находитесь? — поинтересовался я.

— Хороший вопрос, — ответил он. — Он был в состоянии улавливать на некоторой дистанции ощущения волн нашего мозга, передававших ему познания о мире. Я не знаю, на каком расстоянии он может распознать нас сейчас. Он способен сконструировать усилитель, чтобы расширить зону восприятия. Но скорее всего все гораздо проще — я думаю, он наверняка проконсультировался в Центральном банке данных. Там всего навалом — даже данные о реках. Он вполне способен нанести удар когда-нибудь в глухую полночь и исчезнуть. Наверняка он достаточно хорошо идентифицировал информацию — машины это умеют.

— Тогда мне кажется, что самое лучшее для всех вас — убраться подальше от рек, пока все это дело не закончится. Палач не сможет слоняться вокруг вас по населенной местности без того, чтобы его заметили.

Дэйв покачал головой.

— Он найдет способ. Он дьявольски сообразителен. Набросив одежду и натянув шляпу, он может идти по ночам. Он не нуждается ни в чем, что необходимо человеку. Он может вырыть нору и забиться в нее, чтобы провести там, под землей все светлое время суток. Он может бежать без отдыха всю ночь напролет. Нет места, которого он не смог бы достичь в поразительно короткое время. Нет, я должен ждать его здесь.

— Позвольте мне изложить все настолько четко, насколько смогу, — сказал я. — Если вы правы в том, что он — Кара Господня, то я вам скажу, что это отдает богохульством — попытка сдержать его. С другой стороны, если это не так, то я думаю, что вы виновны в том, что не предупредили об опасности других, скрывая информацию, которая могла бы позволить нам обеспечить гораздо большую защиту для них, чем вы способны сами это сделать.

Он рассмеялся.

— Мне всего лишь необходимо научиться жить с этой виной — так же, как они — со своей, — сказал он. — После моей попытки овладеть Палачом они получат все, что заслужили.

— Насколько я помню, «не судите — и судимы не будете», — заметил я. — Если, конечно, не хотите впасть в другую разновидность гордыни.

Он перестал улыбаться и принялся внимательно изучать мое лицо.

— Есть нечто знакомое в образе ваших рассуждений, в образе ваших мыслей, — заметил он. — А раньше мы никогда не были знакомы?

— Сомневаюсь. Я бы вспомнил.

Он покачал головой.

— Путь, избранный вами — тревожить души человеческие слабым звоночком колокольчика, — продолжал он. — Вы тревожите меня, сэр.

— Это и был мой замысел.

— Вы остановились здесь, в городе?

— Нет.

— Дайте-ка мне номер, по которому я смогу разыскать вас, ладно? Если у меня появятся какие-либо новые идейки насчет этого дела, я позвоню вам.

— Я желал бы, чтобы вы высказали мне их теперь — если они у вас есть.

— Нет, я немного погожу. Где я смогу найти вас попозже?

Я дал ему название мотеля в Сент-Луисе, где я все еще считался постояльцем. Я мог периодически справляться там о его звонках.

— Ладно, — сказал он, двинулся к перегородке у приемной и встал там.

Я последовал за ним и задержался у двери в коридор.

— И вот еще… — сказал я.

— Да?

— Если он объявится и вы остановите его, вы согласитесь позвонить и известить меня об этом?

— Хорошо.

— Тогда спасибо — и удачи!

51
{"b":"30889","o":1}