ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Питание в спорте на выносливость. Все, что нужно знать бегуну, пловцу, велосипедисту и триатлету
Тета-исцеление. Тренинг по методу Вианны Стайбл. Задействуй уникальные способности мозга. Исполняй желания, изменяй реальность
Позиция сверху: быть мужчиной
Тень ингениума
Адмирал. В открытом космосе
#Лисье зеркало
Ласковый ветер Босфора
Американские боги
Шестая жена
A
A

– Догадываюсь. – Мрачно отозвался я. – Американской разведке.

– Не только. – Кивает Алексей Анатольевич. – Но вывод, в общем-то, верный. Американским военным это тоже весьма на руку. Ты невнимательно меня слушал: я сказал, что обмен данными осуществляется по двусторонней схеме. Иными словами, твоя машина также может принимать информацию, например, некоторые команды и директивы, соответствующим образом обрабатываемые процессором. Заблокировать работу системы, отформатировать винчестер…

– Принцип «задних дверей», – сказал я.

– Он самый. Тебя никогда не удивлял тот факт, что выпущенное за рубежом новое программное обеспечение настоятельно требует, чтобы его устанавливали на машины, поддерживающие новейшие технические средства, хотя сами эти приложения никак их не используют? Таким образом весьма эффективно стимулируется переход пользователей на современную аппаратную базу. Без этого программу просто не выпустят на рынок. Например, графическому редактору совершенно не нужно, чтобы твой компьютер поддерживал программное управление питанием, но зато по команде с удаленного сервера с помощью этой функции можно запросто спалить твой процессор.

Я с трудом переваривал услышанное. Слишком уж это было неправдоподобно. Слишком жутковато и страшно.

– Но ведь аппаратными средствами логическая структура компьютера далеко не исчерпывается. Существует и операционная система…

– Умница. – Кивнул Алексей Анатольевич. – Забавно, правда: одна небезызвестная тебе фирма, основанная людьми, никогда не занимавшимися до этого бизнесом, неожиданно испытывает бурный взлет и без труда, в сжатые сроки становится едва ли не монополистом на рынке операционных систем, причем, заметь, во всемирном масштабе. Получилось бы у нее это без государственной поддержки, как ты считаешь? А что должна делать в качестве ответной любезности эта фирма, заимев столь мощную «крышу»?

– Но ведь их многократно пытались разделить, в том числе через суд, были крупные скандалы…

– Вот именно поэтому ни у кого ничего не получилось. Наивные американские судьи просто не знали, с кем связались. Да и самой компании это только на руку: все подозрения после очередного такого шумного скандала как-то сами собой отпадали. Вот смотрите, национальный антимонопольный комитет не дает нам покоя, государство нас прижимает к ногтю… И общественное мнение уже на стороне пострадавшего. Уверен: большая часть всех этих разборок была спровоцирована самой корпорацией… В самом деле, Влад, зачем распространять какие-то вредоносные вирусы, пытаться обойти операционную систему, когда сама система, стремительно распространившись по всему миру, может прекрасно выполнять функции и сторожа, и шпиона, и, если нужно, убийцы пользовательской машины? Все гениальное просто. Пару сотен лишних килобайт кода, и ты получаешь тотальный контроль над человечеством.

– Но ведь любой хакер, взломав операционку, сможет вычленить все эти недокументированные фрагменты программ…

– И тут же попадет под суд за нарушение законодательства. Кто ему поверит? Он преступник, вор, вредитель. Быть может, он сам дописал эти модули, дабы опорочить честное имя фирмы. Длительное тюремное заключение – вот все, чего он добьется.

Да уж. Если верить Алексею Анатольевичу, дела складываются совсем печально. Выходит, сидя за своим компьютером в виртуальности, я постоянно находился под чьим-то невидимым присмотром, и вежливый, услужливый Виктор молчаливо работал на два фронта, отсылая данные о моих действиях какой-то бездушной анализирующей программе, внимательно оценивающей происходящие со мной в Глубине события. Неприятно. Очень неприятно.

– Одного не могу понять, – начал я, отхлебывая уже порядком остывший чай, – почему в таком случае ушел со своего поста тот, с чьего молчаливого согласия заварилась вся эта каша?

– Ну явно не из-за того, что получил кремовым тортом по физиономии, – улыбается Алексей Анатольевич. – Между нами, он не ушел. Его ушли. Эта контора уже давно не принадлежит своим номинальным владельцам. Что-то не поделили они с военными…

В кабинете повисает мрачная тишина. Тихо гудит кондиционер.

– Мы уже лет десять как не выпускаем собственной вычислительной техники, – неожиданно прерывает свое молчание Алексей Анатольевич, – пользуемся западными образцами. Понимаешь, чем потенциально опасна такая ситуация?

– Военные системы тоже под контролем? – Вяло интересуюсь я.

– Нет, – смеется мой собеседник, – все оборонные комплексы работают на отечественной аппаратуре. Огромные гробы, позавчерашний день, но зато свои. Понемногу строятся и новые системы, но процесс идет медленно: одни элементы выпускались в Белоруссии, другие на Украине…

– Тогда не понимаю.

– Вспомни, как американцы бомбили Югославию.

Я напрягаю память.

– Аэропорт… Потом, кажется, передающие центры и телевидение… Заводы… Мосты…

– Верно. Они целенаправленно разрушали инфраструктуру государства.

Кажется, до меня понемногу начинает доходить.

– Вы хотите сказать, что практически все бухгалтерии, системы пейджинговой и сотовой связи, гражданский транспорт, вычислительные центры предприятий…

– …работают на американских компьютерах. – Заканчивает за меня он. – Разрушить буквально все у них ракет не хватит, слишком большая территория. Да и системы ПВО у нас по сравнению с югославами пока еще на уровне. Чересчур дорого обойдется. А вот вывести из строя всю эту кухню изнутри – дело нескольких минут. Как тебе картинка?

Картинка получалась безрадостной.

– Значит, мой заказчик… Тот, с кем я встречался в ресторане…

– Скорее всего, американские спецслужбы. Проверим.

– И исчезновение улицы Первых Дизайнеров…

– Очень похоже. Любое оружие надо испытывать. В условиях, так сказать, приближенных к боевым. Хотя есть тут много неясностей. Во-первых, зачем они все это устроили тогда, сразу, отправив тебя к нам. Не похоже это на продуманную акцию. Крайне не похоже. Во-вторых, кто та самая девушка с пистолетом и почему вчера тебя дважды пытались убить в Глубине. В-третьих…

– Зачем вы мне все это рассказываете? – Не слишком-то вежливо обрываю его я.

Алексей Анатольевич осекается, пристально смотрит мне в глаза.

– Затем, что теперь ты работаешь с нами. По-моему, это было очевидно с самого начала.

– У меня нет компьютера.

– Зато у нас они есть. Мне бы хотелось, чтобы ты всегда был… Под рукой.

«Под присмотром» – поправляю его про себя я. Вот так. Значит, из здания меня не выпустят. Заимели спецслужбы ручного дайвера. Блин…

– И исходя из каких соображений я стану с вами сотрудничать? – Стараясь придать голосу максимум уверенности, спрашиваю я. По-моему, получилось не очень правдоподобно.

– Исходя из соображений собственной безопасности. Извини, Влад, у меня есть только кнут. Пряников не завезли в силу экономического кризиса. В конце концов, ты сам влез во все это дерьмо. Никто тебя насильно не тянул.

С минуту я напряженно размышляю. Кажется, выбора мне просто не оставили.

– Алексей Анатольевич, – осторожно начинаю я, – мне хотелось бы узнать насчет Олегатора…

– Кого?

– Олега Дукатова.

– А, вот ты о чем. Пойдем.

С этими словами он поднимается на ноги и жестом предлагает мне следовать за ним.

Олег сидит за компьютером, закинув ноги на заваленный дискетами стол и читает книгу в пестрой глянцевой обложке. Рядом с развороченным системным блоком его персоналки монотонно жужжит мой винчестер, небрежно брошенный на старую газету.

Я присматриваюсь к названию книги, которую Олежка держит в руках. Хороший роман. Мне самому нравился этот автор, первым в нашей стране написавший произведение, которое вскоре стало поистине культовым среди людей, так или иначе связанных с компьютерами. Безусловно, я был в восторге далеко не от всех его работ, но выбор Олега пришелся мне по душе.

– Ну что, удалось определить, чем стреляли в твоего приятеля? – С порога обратился к нему Алексей Анатольевич.

18
{"b":"309","o":1}