A
A
1
2
3
...
33
34
35
...
43

Вот это новость. Оказывается, программисты Алексея Анатольевича потрудились не только с моим виртуальным образом, а еще и озаботились провести мой канал связи через сеть так, чтобы никто не смог им воспользоваться или отследить его источник. Неплохо. Я даже был более, чем уверен, что где-то по пути они установили какой-нибудь программный фильтр, надежно отсекающий от моей машины всю постороннюю информацию, вроде простеньких маркеров или более сложных жучков – разведчиков. Иначе как можно объяснить непроницаемость моего тела для вирусного оружия?

– Влад, когда ты наиграешься… – Осторожно начала девушка. – Когда ты наиграешься, постарайся найти меня. Нам нужны… дайверы. И мы неплохо платим.

Вот как? Всем нужны дайверы, Клара. И все готовы за это платить, правда, каждый по-своему. В последнее время у меня накопилось такое количество заманчивых предложений о сотрудничестве, что впору лопнуть от гордости.

Это и настораживает.

Это и не позволяет мне жить спокойно, не позволяет совершить такую малость – просто жить так, как мне этого хочется. Тебе не повезло, Клара. Ты далеко не первая в очереди тех, кому нужны дайверы, а те, кто стоят перед тобой, вряд ли пропустят тебя вперед.

– Я подумаю, хорошо? – Уклончиво ответил я.

– Думай. – Ответила она и, кивнув мне на прощанье, зашагала прочь.

Флагманский крейсер четвертого объединенного флота Земли «Армагеддон» представлял собой многокилометровую громадину с населением почти в тысячу человек. Даже внутренние помещения здесь были не в пример просторнее, чем на «Лангаре». Огромный, казавшийся издалека почти плоским эллипс крейсера производил неизгладимое впечатление. Гигантская, но вместе с тем удивительно красивая машина создавала ощущение надежности, мощи, силы, неоспоримого торжества живого разума над безжизненной космической стихией. Научится ли когда-нибудь человечество строить такие же корабли в реальности? Мне очень хотелось в это верить.

– Хо! Какая встреча!

В оранжевом комбинезоне пилота-истребителя Мика смотрелся просто великолепно. С приветливой улыбкой он хлопнул меня по плечу и ухватив за рукав, оттащил в сторону, уступая дорогу медленно катящейся по коридору тележке, нагруженной каким-то металлическим хламом.

– Давно здесь?

– Целых пятнадцать минут. – Улыбнулся я.

– Давай, осваивайся. Рекомендую посетить наш ресторанчик «звездное небо», он на втором уровне. Там собирается почти весь личный состав после полетов. Есть и девушки, притом симпатичные…

Последний аргумент убедил меня как можно быстрее воспользоваться советом Мики, пока еще позволяло время. Если где-то я и мог найти девушку, которую искал здесь вот уже который день, так это там, где собирается личный состав крейсера. Если она вообще присутствует на этом корабле. Если вообще играет за людей, а не за трейторов.

Слишком их много, этих «если».

Что же, пусть даже я не найду того, кто мне нужен, так хоть немного развеюсь.

– И как мне туда попасть? – С интересом осведомился я.

– Воспользуйся информационным терминалом, – Мика махнул рукой в сторону вмонтированного в стену коридора небольшого плоского монитора с выдвижной клавиатурой, – вводишь свой пароль и место назначения, получаешь самый короткий маршрут. Кстати, в «небе» меня проще всего отыскать, если я вдруг тебе понадоблюсь. Все, пока, надо бежать. Таймер, чтоб его…

Мика весело подмигнул мне, и, еще раз хлопнув по плечу, быстрым шагом заторопился прочь.

– Эй, спасибо! – Крикнул ему в след я, но тот уже скрылся за поворотом.

Значит, терминал…

Посмотрев в сияющий небесной голубизной монитор, отображающий сейчас стилизованную под готический шрифт надпись «Ударный крейсер „Армагеддон“. Информационная служба», я принялся изучать его нехитрое устройство. Плоский, кажется, жидкокристаллический экран, клавиатура. Никаких других устройств ввода мне обнаружить не удалось. Небольшая выпуклость в стене указывает толстую артерию проводов, исчезающих под металлической обшивкой тоннеля в неизвестном направлении…

Стоп. Есть в этом какая-то непонятная странность. Терминал должен подключаться к общей информационной магистрали корабля, которая, скорее всего, находится где-то в глубине его внутренних переборок. В таком случае, куда ведет это ответвление, проложенное горизонтально полу, прямо под обшивкой? Может быть, силовой кабель? Не похоже…

Решение пришло само собой. Закрываю глаза, стараясь на мгновение абстрагироваться от окружающей меня действительности, утратить связь с пространством и временем. Это – игра. Условность. Я – не в ней. Она – не во мне. Считаю до трех и вновь поднимаю веки.

Плоский синеватый монитор, клавиатура, выпуклая дорожка спрятанных под металлом проводов скрывается за ровной квадратной панелью, вмонтированной в стену тоннеля и незаметной глазу оттуда, из Глубины. Вот это уже интересно. Чертовски интересно.

Надавливаю на панель ладонью и она бесшумно скользит в сторону, открывая передо мной небольшую квадратную нишу, в которой установлен еще один монитор и еще одна клавиатура. Единственное отличие данного устройства от его брата-близнеца, расположенного рядом, заключается в том, что здесь экран черен, как космическая ночь. Что-то подобное мне доводилось видеть когда-то очень давно. Картинка смутно напомнила мне тайники с аптечками, боеприпасами и оружием, беспорядочно разбросанные по многочисленным уровням довиртуальных трехмерных игр. Вроде той, с которой и началась Глубина. Такие тайники вполне можно обнаружить. Если знать, где искать, и помнить, куда следует нажать дулом гранатомета.

На абсолютно черном экране виднеется лишь одна-единственная надпись, три строки, отображающиеся скромным белым шрифтом:

System terminal: service area;

Enter command:

#term>

В конце последней строчки приглашающе мигает курсор. Системный терминал? Еще интереснее. Сервисная область… Где-то я уже видел подобную надпись…

Озарение грянуло внезапно, словно разряд электрического тока прошил меня насквозь.

– Маша, код виртуального образа на экран, – стараясь унять неизвестно откуда появившуюся дрожь в голосе, скомандовал я, – файл «незнакомка», расширение «clt».

– Выполнено. – Откликнулась машина и на экранчиках моего шлема из ниоткуда возник уже знакомый мне программный код.

– Что же, попробуем… – Пробормотал я, потянувшись к клавиатуре.

#term>user dixi

«user»: bad command or file name. Try again.

#term>

Не вышло. Бывает. Главное – не победа, главное – участие. Попытаемся еще разок…

#term>call user dixi

«call»: invalid operand. Procedure interrupted.

#term>

Уже теплее. А если иначе? Я снова забарабанил пальцами по клавиатуре:

#term>call dixi

Please specify access mode:

#term> local user

Please enter user label:

#term>special

Wait…

Неужели получится? Сердце учащенно застучало в груди. Черт, ну не может же все быть так просто… Или я ошибаюсь?

User located.

Open chat session #channel 1;

#term $chat: dixi>Слушаю

Получилось! Я готов был не поверить собственным глазам. А ведь действительно просто… Мои руки ожили помимо моей воли, отстукивая на клавиатуре неровную барабанную дробь в такт бьющемуся где-то под ключицами, подступающему к самому горлу сердцу.

#term $chat: channel #1> Надо встретиться

#term $chat: dixi>Ты кто?

#term $chat: channel #1> Нетлан. Первых дизайнеров, 25. Ты стреляла в меня, помнишь?

Пауза. Слишком долгая пауза. Секунды текут, словно часы: время замедлило свой бег.

#term $chat: dixi>Ты на Армагеддоне?

#term $chat: channel #1> Да

34
{"b":"309","o":1}