ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Холодильник оказался практически пустым. Тонкий намек на то, что утром, превознемогая сонливость и честно заработанную за ночь болезненную усталость, снова придется тащиться на рынок за продуктами. В хлебнице оказались остатки вчерашнего батона. Жить можно. Подозрительно понюхав несколько только что разбитых мною яиц, выливаю их на сковороду, с нетерпением ожидая, пока проснувшийся чайник, недовольный тем, что кто-то столь бестактно потревожил его сон, заворчит на плите струйкой выпущенного к потолку пара. Обычный поздний холостяцкий ужин. Что же, могло бы быть и хуже.

Еда занимает чуть меньше пятнадцати минут. Возвращаюсь к нетерпеливо поджидающему меня компьютеру, втыкаю разъем на место и осторожно пробую пошевелиться. Что-то мешает на уровне солнечного сплетения, ну да – костюм исправно имитирует прикосновение к краю стола, за которым я сижу в виртуальности. Откидываюсь на спинку кресла, пытаюсь расслабиться…

– Погружение. – Тихо шепчу я.

Виктор улавливает мой едва слышный шепот. Простая команда, активизирующая короткую и почти бессмысленную строку: «c:\program files\deeputilites\deep.exe» – пусковой ярлычок крошечной дип-программы – и перед моими глазами вспыхивает яркий калейдоскопический водоворот. Секунда – этот водоворот кажется беспорядочным мельтешением красок; секунда – и краски спиралью вливаются в подобие медленно вращающейся воронки; секунда – я ощущаю пустоту где-то чуть ниже затылка, сознание поддается призрачной иллюзии движения, плывет…

В баре все осталось без изменений, разве что исчезла шумная компания в глубине зала, оставив после себя пустые тарелки и несколько смятых бумажных стаканчиков из-под кока-колы. Оглядываюсь… И натыкаюсь на ухмыляющуюся физиономию Олегатора, сидящего напротив за моим столиком и с аппетитом уминающего порцию картофеля – фри.

– Заснул?

– Что-то вроде того… – Неопределенно пожимаю плечами. – Давно ты здесь?

– Минут пять как. – Отвечает тот, запивая картофель изрядным глотком лимонада. – Пытался тебя разбудить, да без толку. Думал уж, не помер ли ты…

– Не дождешься! – Шутливо подмигиваю я в ответ. – Принес подарочек?

– А как же?

Олегатор, привыкший, к слову, писать собственную кличку через «о» и «е», от имени «Олег», пыхтя лезет под стол и извлекает оттуда увесистый сверток. Сверток с глухим звуком плюхается на стол.

– Вот, блин, и пожрать спокойно не дает… – Ворчит он.

– Олежка, родной, прямо даже не знаю, как тебя и благодарить… – Начинаю я, но Олегатор перебивает, великодушно махнув рукой.

– Знамо, как. Пивом меня благодарить надо. Пи-вом!

Отчего все хакеры так любят пиво? Наверное, какая-то врожденная аномалия организма. Особенности строения внутренних органов. В любом случае, смысла спорить нет и я безропотно соглашаюсь.

– Будет тебе пиво. На днях обязательно занесу.

– Хольстен. «Премиум».

– Пусть будет «Премиум». Кстати, авансом могу налить прямо сейчас…

Олегатор отрицательно качает головой.

– Виртуальное пиво – это как виртуальный секс. Видимость одна, а удовольствия никакого. Пиво в Глубине не пью принципиально – из любви к искусству… Ты уж лучше к нам в контору заезжай, вместе с «Хольстеном». Посидим, пропустим по стаканчику. Давай завтра, а? В конце рабочего дня?

Согласно киваю. Осторожно срываю серую оберточную бумагу, внутри обычной картонной коробки – небольшой ножик с выкидным лезвием, черный, аккуратный, блестящий свежей смазкой пистолет и четыре запасные обоймы. Пытаюсь подтащить сверток ближе к себе, но он неожиданно становится неимоверно тяжелым, мне не удается даже сдвинуть его с места.

– Предупреждение системного монитора! – Доносится из наушников встревоженный голос Виктора. – Фрагменты кода принимаемого в данный момент файла идентифицированы системой, как вирус. Процесс перекачки данных остановлен. Продолжить прием текущих файлов?

– Да. – Тихо соглашаюсь я.

– Чего? – Олегатор, кажется, явно озадачен.

– Н-да… – Я задумчиво оглядываю свою добычу. – Арсенальчик…

Олег довольно хмыкнул. Пакет снова обретает свой нормальный вес, я убираю пистолет за пояс, нож и обоймы торопливо распихиваю по карманам. Настроение заметно повышается.

– А я вот, пожалуй, пивка выпью с удовольствием. Точно не будешь?

– Не-а. Лимонаду мне принеси, если не сложно.

– Не сложно. – Отвечаю я.

Моя кредитная карта «похудела» еще на пять с половиной долларов. Олег с удовольствием принялся за купленную мною бутылку «меринды», я откупорил банку холодного «Премиума».

– Олежка, – осторожно начинаю я, – этот результат твоих творческих терзаний, он…

– Соответствует ли он Московской Конвенции? – Подхватывает мою мысль Олег и загадочно улыбается. – Ну, вообще-то… Да соответствует, не волнуйся ты так. И Московской Конвенции, и Женевскому положению о правах человека, или как его там… Вирус не фатальный, честное пионерское.

Несколько лет назад в Москве собиралась грандиозная международная конференция, на которой после продолжительных дебатов и дискуссий было, наконец, постановлено, что компьютерные вирусы – зло неистребимое и потому борьба с ними – по крайней мере, теми методами, которыми она велась до сих пор – занятие совершенно бесполезное. И олигархи компьютерно-программной индустрии умудрились договориться между собой о том, что производство нефатальных вирусов – программ, действие которых не уничтожает полезную информацию, а лишь замедляет или временно парализует работу компьютера – отныне можно считать деятельностью совершенно легальной. Для этого программисту необходимо лишь прислать исходный код своего творения в одну из многочисленных лабораторий, занимающихся разработкой антивирусных программ, и получить соответствующий сертификат. В результате выиграли все: хакеры, перед которыми неожиданно открылась возможность продавать свои продукты практически официально, и серьезные корпорации, открывшие для себя таким образом поистине неисчерпаемый источник прибыли.

– Лицензию показать? – Лукаво щурится Олегатор.

– Не нужно, – Улыбаюсь в ответ я. – Уж чему-чему, а твоему «пионерскому», да еще и честному, я верю безоговорочно.

– Одного вот только не могу понять, – продолжает тем временем Олег, – а именно, на фига козе баян. В смысле, на кой черт журналисту сдалось вирусное оружие, да еще в таком количестве. Ну, в первый раз еще можно было что-то придумать, ну, во второй… Коллекцию, что ли, собираешь?

– От редакторов отстреливаюсь. – Отвечаю я, пытаясь увести разговор в сторону от опасной темы. Не могу, никак не могу объяснить Олегу, что подобные программы, за пополнением запаса которых я время от времени к нему обращаюсь, используются мною в попытке заработать для себя лишний кусок хлеба, кусок, который отнюдь не всегда оказывается «лишним». Любая медаль имеет, увы, две стороны. Способности дайвера – слишком сладкая приманка для многих и многих, кто хотел бы заполучить в свое распоряжение оружие против Глубины. Поэтому скрытность, чрезмерная осторожность, приобретающая порою невнятные очертания паранойи, – обратная сторона медали, плата за возможность управлять реальностью, созданной людьми, которых эта реальность сумела подчинить.

– Работа у меня такая… – Я неопределенно пожимаю плечами.

– Ну, не хочешь – не рассказывай. – Кажется, Олегатор немного оскорблен. – Я слишком любопытен, да? Не подумай, что я лезу к тебе со своими расспросами просто так, от нечего делать. Просто… Ну, пойми: мы довольно давно знаем друг друга, я тебе доверяю, но…

– Я прекрасно все понимаю, Олежка, – перебиваю его я, – все понимаю, но, прости, ничего не могу сказать. Пока не могу.

– Ну ладно… – Олегатор поднимается из-за стола и виновато смотрит на меня. – Бежать нужно, а то начальство голову открутит. Я на работе сейчас, а у нас контора сам знаешь какая… Не офис, а проходной двор.

Мне тоже нужно идти, но я решаю еще немного побыть в баре, дождавшись, пока Олег покинет заведение моих австралийских приятелей.

5
{"b":"309","o":1}