ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Немного позже он проговорил:

— По радио только про тебя и шумят. Как это было?

— Самое трудное — ждать, — ответил я. — Все остальное занимает несколько секунд. Механическое действие. А потом ты сразу принимаешься думать о том, как бы поскорее оттуда убраться.

Эти несколько секунд пронеслись у меня в голове. Я увидел, как они упали. Значит, попал. Стер отпечатки пальцев с оружия… Затем бросился бежать. Слышал внизу, у себя за спиной, крики и шум. Выстрел… плечо… кровь. Они, наверное, уже установили группу.

— Ничего особенного, — проговорил я. — Теперь все позади.

— Как я слышал, Мак-Кормак еще держится.

— Не имеет значения. Мы совершили акцию. Надеюсь, он выкарабкается.

— Вот как?

— Они должны были понять. Вот и все. Сейчас мне больше не хочется об этом думать.

— Ты считаешь, наше дело от этого выиграет?

— Ну, кто же может знать? Надеюсь. Я попытался.

— Вдруг понадобится организовать несколько таких акций, чтобы они получше нас поняли.

— Акций, проклятье! Это было убийство. Следующее, если возникнет новая необходимость, может взять на себя кто-нибудь другой. Лично я выхожу в отставку.

— Ты заслужил отдых.

Плечо снова начало пульсировать, и я откупорил бутылку.

— Хочешь выпить?

— Угу, спасибо.

Он взял бутылку, сделал глоток, вернул мне.

Я подумал об ожидании, об образе нашей Земли, что возник тогда в моем сознании, и о том, что я, возможно, немного изменил его… Потом выглянул в окно и увидел летящие мимо тени: скалы и кустарники, холмы и равнины.

Мне ужасно хотелось, чтобы пошел легкий дождичек, который отмыл бы окружающий пейзаж, а ветер высушил бы, словно полотенцем. Однако кругом было тихо и неуютно. Что ж, да будет так. Мне могут не нравиться эти места, и все же я люблю эту сухую траву и животных, спящих в своих норах. Только созерцая беззаботную, дремлющую силу Земли, человек испытывает истинное наслаждение и гордость. Даже в момент разрушения она созидает. Тот, кто забывает о ней, лишает себя права на общий успех. Мы должны знать о силах, рядом с которыми живем…

Я открыл окно и сделал глубокий вдох.

Да. Мир по-прежнему дарил меня своим воздухом, и я с радостью отдавал ему…

— Мне очень не нравится, что мы так долго не укладываем его спать, — сказала Лидия, глядя в пустую чашку из-под кофе.

Робертсон сжал челюсти, но заставил себя говорить спокойно.

— Думаю, нам не очень много осталось ждать, — проговорил он, — мы подняли по тревоге полицейское управление в Каспере. Впрочем, Лейшман, конечно, может выбраться из Вайоминга до того, как его обнаружат. Но, учитывая, что на поиски вышел еще и отряд из Рапид-Сити, вертолет доберется до него раньше, чем он уйдет в Южную Дакоту. Зеленый автомобиль, мчащийся на восток в такое время суток… Заметить его ничего не стоит. Полчаса, не больше.

Лидия посмотрела на спящую на диване Вики.

— Хотите еще кофе? — предложила она Робертсону.

— Давайте.

Когда Лидия принялась наливать кофе, он спросил:

— Состояние Денниса… насколько мне известно, эта ситуация несколько необычна… когда телепат может поддерживать связь на таком расстоянии? Лейшман находится отсюда в добрых пятистах километрах.

— Да, — ответила Лидия.

— Как ему это удается?

Лидия улыбнулась.

— Честно говоря, мы и сами не очень понимаем, почему телепатическая связь вообще действует на каком бы то ни было расстоянии, — ответила она.

— Однако вы правы: то, что Деннису удается долго поддерживать контакт с человеком, находящимся так далеко от него, просто беспрецедентно.

Робертсон одним глотком осушил свою чашку с кофе.

— Значит, до сих пор Деннис так далеко не «путешествовал» — даже в течение короткого времени?

— Нет. По правде говоря, я думала, что мы просто укажем вам направление, после чего связь Денниса с Лейшманом быстро прервется.

— Парнишке, наверное, туго приходится. Мне, честное слово, жаль, что все так получилось.

— Знаете, я не вижу никаких признаков напряжения, если не считать обычной усталости от того, что он не спит так поздно. Вам же известно, не это меня беспокоит больше всего…

— Знаю, знаю. Я тоже не хочу причинять вред сознанию мальчика. Послушайте, тут мне пришла в голову одна идейка. Поскольку Деннис так здорово поддерживает связь с Лейшманом, может быть, он в состоянии не только принимать, но еще может и передавать сообщения? А не попробовать ли уговорить Лейшмана сдаться добровольно?

— Нет. Деннис не умеет этого делать.

— А вы? Попытайтесь воздействовать на преступника через Денниса, поговорить с ним. Прикажите ему остановиться, дождаться представителей власти и сдать оружие.

— Ну, не знаю…

— Попробуйте!

Лидия сделала глоток кофе, потом откинулась на спинку стула и закрыла глаза.

— Через несколько минут я вам скажу, насколько это возможно.

Я бросил на пол пустую бутылку и уже, наверное, в сотый раз поправил одеяло. За окном приятно раскачивался мир. Теперь можно поспать…

Влажная, серая, гудящая, нескончаемая пелена…

«Родерик Лейшман».

— Что?

— Я ничего не говорил, — отозвался водитель.

— Мне показалось, что меня кто-то позвал.

— Ты спал. Может, приснилось.

— Угу.

Я вздохнул и собрался еще немного вздремнуть.

«Ты не спишь, Родерик. К тебе обращаюсь я».

…Мать-Земля равнодушна и холодна. Она никогда и ни с кем не говорит. Где-то у меня в ногах перекатывалась пустая бутылка. Я хихикнул. До сих пор чужие голоса не мерещились мне во сне. К тому же я не чувствовал, что напился до потери сознания; впрочем, это ощущение часто оказывается обманчивым. Вот проснусь и посмеюсь над глупым сном. Я закрыл глаза.

«…Ты не пьян и это не сон, Родерик. Сейчас я с тобой».

— Кто ты? — прошептал я.

«Ты сам меня назвал».

— Неужели то, что я сделал сегодня, так важно?

«Есть еще а другие соображения».

— Чего ты хочешь?

«Твою жизнь».

— Бери ее. Она твоя.

«Я хочу сохранить ее, а не отнять».

— Что это значит?

«Ваш автомобиль преследуют федеральные агенты. Они знают, где вы находитесь. Довольно скоро вас догонят».

Я покрепче прижал к груди правую руку, почувствовал под повязкой пистолет.

«Нет. Ты должен сдаться, а не стрелять в них».

— В качестве жертвы я принесу больше пользы.

«Судебный процесс привлечет внимание общественности. У тебя будет возможность выступить перед множеством людей. И не один раз».

— Что я должен делать?

«Останови машину и жди. Сдайся. Не дай повода преследователям причинить тебе вред».

— Понятно. Ты останешься со мной — до конца?

«Я всегда с тобой».

Отбросив одеяло, я наклонился вперед.

— Остановись на минутку, — попросил я водителя.

— Конечно.

Он затормозил и съехал на обочину. Когда мы остановились, я спросил:

— У тебя есть пистолет?

— Да, в отделении для перчаток.

— Достань.

— А в чем дело?

— Давай вынимай его, черт тебя подери!

— Ладно, ладно!

Он потянулся к отделению, открыл его и засунул руку внутрь. Он еще только начал поворачиваться в мою сторону, а я уже был готов. Мой пистолет уставился прямо ему в грудь.

— Нет, нет, — проворчал я. — Положи его на сиденье.

— Что все это значит?

— Делай, как тебе говорят!

Он заколебался, и мне пришлось напомнить ему:

— Я уже застрелил сегодня двоих.

Он положил пистолет.

— А теперь возьми его левой рукой за дуло.

Он так и сделал.

— Перебрось пистолет мне.

— Что происходит?

— Я пытаюсь сохранить нам обоим жизнь. Ты против?

— Нет, я всей душой за, — поспешно заверил он. — Просто отличная идея. Мне только не совсем понятно, зачем меня разоружать.

— Я не хочу, чтобы началась стрельба. Похоже, нас скоро арестуют.

Водитель усмехнулся. Открыл дверцу машины.

— Не выходи!

— Я и не собирался. — Он развел руками. — Посмотри сам. Мы здесь одни. Дорога совершенна пуста. Послушай, я знаю, ты очень устал, много выпил и нервы у тебя на пределе после всего, что тебе пришлось пережить. Я тебя уважаю, но приди в себя: это самый настоящий бред. Почему бы…

11
{"b":"30904","o":1}