ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А ты изменился, Квик, — сказала Лидия.

Квик кивнул.

— Как и все, — сказал он.

Лидия снова посмотрела на меня.

«Деннис, позволь мне заглянуть в твое сознание».

Я кивнул и дал ей возможность прочитать мои мысли. Через некоторое время я услышал:

«Прими мои поздравления. Мы победили. Ты существуешь. Ты следовал по пути, который я для тебя наметила. Ты ищешь… Что?»

«Человека. Того, что разговаривал с Ван Дайном, много лет назад».

«Зачем?»

«Чтобы спросить, чем я могу ему помочь».

«Почему ты думаешь, что сможешь предложить ему что-нибудь?»

«Вы знаете, что я не такой, как все».

«Думаешь, этого достаточно?»

«Ну, это решать ему».

«Хорошо, что ты хочешь помочь. А если он попросит тебя о том же, о чем просил у Ван Дайна?»

«Не знаю. Это будет расточительством».

«Возможно. В любом случае я помогу тебе разыскать его. Вместе с Квиком».

«Как?»

«Позднее, Деннис. Позднее. Все в свое время. А теперь нам следует вернуться домой».

— Направляешься на север, Квик? — спросила она.

— В Денвер, хочу провести там несколько дней с друзьями.

— Оставь адрес, по которому я могла бы тебя найти, ладно? Тут намечается одно мероприятие, в котором ты можешь быть полезным.

— Конечно, — сказал он, выудил из кармана листок бумаги и, что-то нацарапав на нем, передал Лидии. — В первом месте я буду находиться до вторника, а затем — во втором.

— Вот и отлично. Спасибо. Я с тобой свяжусь в самом скором времени. Удачной поездки.

— Спасибо. До встречи.

— До свидания.

Квик направился в сторону шоссе.

Мы с Лидией повернули к проселочной дороге, она оставила там свою машину. Потом поехали домой, где заявили, что встретились в горах. Моя мать приготовила завтрак, и все утро мы провели в разговорах. После ужина Лидия тщательно меня обследовала. Я попытался блокировать некоторые участки сознания — просто так, посмотреть, что будет. Она всякий раз ловила меня.

«Превосходно, — сказала она через некоторое время. — Ты превзошел все мои ожидания».

«В каком смысле?»

«Здорово справился со всеми проблемами».

«Вы совсем не это имели в виду. Вы что-то от меня скрываете».

«Ты далеко продвинулся. Поздравляю».

«Это не ответ».

«Скажем так: на самом деле это была направленная терапия».

«Вы помогли мне развить телепатические способности, благодаря которым я смог отправиться в прошлое?»

«Нет, но я имела возможность повлиять на выбор, который ты должен был сделать, если бы тебе в поисках нужного разума удалось туда проникнуть».

«Почему?»

«Я ведь сказала: „имела возможность повлиять“.

«Надеюсь, вы вернулись ко мне не для того, чтобы играть в прятки?»

«Нет. Придет время, и ты получишь ответы на все вопросы».

«А при чем тут Квик?»

«Как-то однажды он выполнил для меня одну работу».

«Интересно, вы ответите хоть на какой-нибудь из моих вопросов?»

«Да, но ты не даешь мне этого сделать. Потому что все время не про то спрашиваешь».

«А про что нужно?»

«Я обещала тебе помочь в твоих поисках. Ты заявил, что хочешь найти смуглого человека. Нужно было только спросить, и я бы сказала, что он все еще жив. Нужно было только спросить, где его найти, и я бы сказала, что в Восточной Африке».

«Вы его знаете?»

«Я его знаю».

«Я искал, но не обнаружил даже самого крошечного следа…»

«Он должен сам захотеть, чтобы его нашли».

«Почему?»

«Он старается соблюдать осторожность».

«Да, я понял, что его ищут».

«Теперь они могут начать искать и тебя».

«Почему?»

«Ступив на Землю, ты принялся немедленно сообщать всем и каждому — кто был в состоянии услышать — о своем прибытии. Они очень подозрительно относятся к тем личностям, которые обладают слишком большой силой. Они всегда стараются убедиться в том, что эта сила для них безвредна, приручить ее или, если не удастся, уничтожить».

«Значит, мне даже и сейчас грозит опасность?»

«Возможно. Именно поэтому я и приехала так быстро. Ты тверд в своем решении?»

«Да».

«Тогда нам следует уехать отсюда как можно скорее. Чем дольше мы протянем, тем меньше у нас останется шансов реализовать твою цель. У них есть агенты-люди, так же как и механические устройства».

«Наши враги тоже обладают телепатическими способностями?»

«Этим или чем-то похожим. У них есть свои пути, помогающие им проникать в суть вещей».

«Как мы будем действовать?»

«Я уже оформила бумаги, по которым ты сможешь путешествовать. Сегодня вечером мы обсудим с Вики твое желание посмотреть мир — теперь, когда ты, наконец, вполне к нему приспособился. Я поддержу это желание как весьма разумное с терапевтической точки зрения. Мне кажется, я смогу ее убедить».

«Ну а если она захочет поехать с нами?»

«Я уже обдумала эту возможность. К счастью, ее контакты с твоим отцом участились, все идет к тому, что они помирятся и снова будут жить вместе. Насколько я понимаю, они собираются обсудить этот вопрос сегодня. Если все произойдет, как я планировала, они будут даже рады, что ты на некоторое время уедешь».

«Откуда вы могли все это узнать?»

«Как телепат и друг семьи…»

«Нет! В это я поверить не могу».

«А во что ты можешь поверить?»

«Тут возможен лишь один вариант. Вы хитры, Лидия. Я это понял только теперь: по тому, как вы организовали мое лечение; да и путешествие вы придумали весьма ловко, устранили все препятствия, которые могут помешать; этот головорез из организации „Дети Земли“ оказался вашим знакомым. Я просто вынужден принимать во внимание, что вы, вероятно, обладаете способностью манипулировать людьми и что, по всей вероятности, именно вы способствовали разводу моих родителей, а теперь их примирению; похоже, по вашей инициативе я оказался на Луне, и вообще, я думаю, вы ответственны за все, что происходило со мной. Вы сотворили меня».

«Смешно! Ладно, думай, что хочешь. Это как-то повлияет на твои планы?»

«Нет. Я все равно поеду с вами. Я должен».

«Хорошо. Тогда остальное не имеет значения».

«Нет, имеет. Видите ли, я ничего не намерен забывать. Может быть, мне суждено прожить еще несколько лет — я стану гораздо сильнее, чем сейчас. Если я когда-нибудь узнаю, что вы причинили моим родителям лишнюю боль, хочу, чтобы вы знали: я буду это помнить».

Она опустила голову.

«Значит, так тому и быть».

Все произошло почти так, как предсказывала Лидия. Позвонил отец и сообщил, что он хочет нас навестить. Чтобы повидать меня, сказал он. Мать согласилась, и он приехал на следующий день. Лидия была права: они обрадовались друг другу и вели себя очень доброжелательно. Отец был по-настоящему счастлив, когда увидел меня. Мы с ним подолгу разговаривали и даже пару раз ходили вместе гулять. Но мне было ясно, что он приехал не только за этим.

А мне стало казаться, что я слишком жестко разговаривал с Лидией. Мне было неловко сканировать сознание родителей, но до меня вдруг дошло, каким тяжелым грузом была для них моя бесконечная тяжелая болезнь, особенно для отца. Возможно, именно она и стала причиной их развода, а выздоровление послужило поводом для восстановления отношений. Мне было стыдно, что я не понял этого раньше. У меня даже появилось предположение, что, хотя Лидия и манипулировала всеми нами в каких-то своих целях, на самом деле она лишь явилась катализатором процессов, которые и так в нас шли. Это, конечно, не снимало с нее ответственности, в особенности если она подталкивала нас в нужные моменты, но все-таки существенно смягчало общую картину на фоне неожиданно появившегося у меня собственного чувства вины.

Именно это чувство вынуждало меня спешить с отъездом. И мои родители хотели того же, им не терпелось остаться наедине. Поэтому они почти сразу согласились подписать все необходимые документы, разрешающие мне отправиться в путешествие в сопровождении Лидии и ее знакомого санитара.

29
{"b":"30904","o":1}