ЛитМир - Электронная Библиотека

Барэн повернулся так, чтобы видеть ее лицо. Она смеялась.

– Дрянь! – возмутился он. – Всегда одни издевки, всегда уворачиваешься от прямого ответа!

– Ты наблюдателен. Да, мне доставляет удовольствие думать, что я единственная в своем роде обладаю этим знанием – и никогда не делюсь им.

Странные звуки приближались и становились все громче.

– Ты только взгляни! Туман рассеялся! Он прочертил уже шестой круг!

Барэн усмехнулся:

– Так и есть. Но уже едва может пошевелить рукой. Сомневаюсь, что ему удастся описать еще один. Вероятно даже, что он уйдет под песок прежде, чем они доберутся до него. Похоже, что сейчас он тонет быстрее.

– Снова этот проклятый туман! И мы никогда не узнаем…

Приближающиеся звуки участились, и вскоре они увидели, как багровое чудище с разноцветными глазами и ногами, вывернутыми в разные стороны, проковыляло мимо в направлении комнаты, которую они только что оставили.

– Не входи туда! – в отчаянии закричала Семирама на языке мабрагоринг. Затем она порывисто повернулась к Барэну: – Останови его! Я не отвечаю за последствия, если Туалуа будет потревожен демоном! Если это место сорвется с якоря…

– Стоять! – заорал Барэн.

Однако демон, сжимая в лапе подозрительный предмет и отправляя его прямо в рот-щель, из которой раздавались смешки, перебрался через навозную кучу и устремился к краю Ямы. Мгновение спустя свободное пространство перед ним разверзлось с треском рвущейся материи, и на этом месте образовалась черная бездна. Рабы кинулись прочь. Демон испугался и замер.

В черном провале что-то зашевелилось, и появилась огромная бледная рука. Демон поспешил ретироваться, но Рука была проворнее. Резкое движение вперед – и горло чудовища оказалось в тисках, в следующее мгновение его туловище болталось в воздухе. Затем Рука переместилась, а вместе с нею и черная бездна, перетащив извивающийся, захлебывающийся трофей через навозную кучу, далее через комнату к выходу и через всю галерею. Она приблизилась к Барэну и Семираме и швырнула демона к ногам создателя. Затем Рука скрылась в черноте провала, вновь раздался звук рвущейся материи, и все застыло в немой неподвижности.

Семирама ахнула – предмет, который сжимал демон, был человеческой ногой, которую тот продолжал сосать.

– Он снова был у узников! – закричала она. – Я узнала татуировку! Это Джоаб, колдун, толстяк с Востока.

Барэн пнул стушевавшегося демона в зад.

– Держись подальше от этой комнаты! Не приближайся к Яме! – кричал он на языке мабрагоринг, указывая рукой вдоль галереи. – Если ты вновь нарушишь запрет, вся сила гнева Руки падет на тебя!

Он пнул демона еще сильнее, и тот растянулся на полу, издавая стоны и еще крепче сжимая ногу.

– Ты понял меня?

– Да, – прохрипел людоед на том же языке.

– Тогда запомни, что я сказал, и исчезни с моих глаз!

Демон поспешил вернуться назад.

– Но как же узники… – вновь напомнила Семирама.

– А что узники? – равнодушно откликнулся Барэн.

– Не следовало позволять ему хозяйничать там, как в собственной кладовой.

– Почему бы и нет?

– Джелерак пожелает видеть их всех целыми и невредимыми, чтобы вынести свой приговор.

– Сомневаюсь. Не такие они важные особы. К тому же он окажется в большом затруднении, желая в решительный момент предать их худшей участи, чем эта.

– И все-таки… в конце концов, они по праву его узники, а не наши.

Барэн пожал плечами:

– Не думаю, что кто-то спросит с нас за это. А если и спросит, я возьму всю ответственность на себя. – Он замолчал, о чем-то размышляя, затем добавил: – Я совсем не уверен, что он вернется. А что ты думаешь по этому поводу?

Семирама повернулась и вновь засмотрелась на мрачный пейзаж за окном.

– Не знаю, что и сказать. К тому же я не уверена, что мне это небезразлично, даже если бы в этом случае знала ответ.

– Чем же этот случай отличается от любого другого?

– Еще не время делать выводы. Бывало, когда он отсутствовал гораздо дольше, чем на этот раз.

– Мы оба знаем, что что-то случилось с ним в Арктике.

– С ним случались передряги и похуже. Я знаю наверняка. Не забывай, я была здесь в те давние времена.

– А если все-таки предположить, что он никогда не вернется?

– Этот вопрос остается открытым, во всяком случае, пока Туалуа не придет в себя.

Глаза Барэна сверкнули как молния, затем замерцали, словно у хищника.

– Предположим, твой подопечный уже завтра будет здоров.

– Тогда и спрашивай.

Барэн недовольно фыркнул, резко развернулся и надменной поступью зашагал туда же, где скрылся демон. Семирама, глядя ему вслед, медленно загибала пальцы, пока не досчитала до шести. Затем остановилась. В ее глазах блестели слезы.

Простиравшийся ландшафт был покрыт невысокими холмами, которые весело зеленели, уже украшенные богатой весенней растительностью. Мелиаш сидел на пригорке спиной к его склону, перед ним стоял волшебный эбеновый жезл в руку длиной, один конец которого уходил в землю. Он глядел поверх него, туда, где окрашенный восходящим солнцем туман стелился по зачарованной местности, вновь и вновь преображая пейзаж. Мелиаш был широкоплеч, с шапкой рыжеватых волос. Его одежда с преобладанием оранжевых цветов была необычно богата для времени и места, которые он выбрал для себя. На грудь спускалась золотая цепь с ярким голубым камнем под цвет его глаз. Позади него двое слуг ходили по лагерю, занятые приготовлением утренней трапезы. Неторопливым движением Мелиаш наклонился вперед и коснулся кончиками пальцев волшебного жезла. Между тем взгляд его был по-прежнему устремлен вдаль. Когда в туманной мгле начали возникать вихревые потоки и волны теней накатывали одна на другую, он сосредоточил внимание на этих явлениях. Постепенно он застыл как изваяние и весь превратился в слух. Немного погодя он тихо заговорил, потом замолчал и выждал некоторое время. Он повторил процедуру несколько раз, прежде чем подняться и отправиться назад в лагерь.

– Приготовьте еще одно место для завтрака, – приказал он слугам, – и позаботьтесь, чтобы пищи хватило еще на несколько персон, держите ее подогретой. Похоже, предстоит нескучный денек.

Его люди заворчали, однако тут же начали чистить овощи, резать их и бросать в котел.

– Добавьте также мясо.

– Но, Мелиаш, наши запасы истощаются, – сказал старший из слуг, невысокий мужчина с поседевшей бородой.

– Значит, одному из вас придется отправиться на охоту после полудня.

– Не нравятся мне здешние леса, – вступил в разговор другой слуга, худой, с резкими чертами лица и очень темными глазами. – Тут либо какой-нибудь оборотень бродит, либо другая нечистая сила.

– Леса безопасны, – заверил их Мелиаш.

Старший слуга начал нарезать мясо.

– Когда прибудет твой гость? – спросил он.

Мелиаш неопределенно пожал плечами и отошел, вглядываясь в сторону холма за лагерем.

– Не имею представления, как быстро перемещается в пространстве чужая воля. Я…

Что-то шелохнулось, и он увидел зеленый ботинок возле свесившего ветви дерева, потом второй…

Он остановился и поднял голову. Перед ним возникла высокая фигура в ярких лучах солнечного света.

– Доброе утро, – приветствовал он гостя, щурясь и заслоняя глаза рукой. – Я Мелиаш, страж Общества, назначенный в этот сектор…

– Я знаю, – послышался ответ, – привет тебе, Мелиаш.

Фигура беззвучно приблизилась. Перед ним стояла хрупкая женщина со светлыми волосами и белой кожей, зеленоглазая, с тонкими чертами лица. На ней был плащ, пояс и головная повязка под цвет зеленым ботинкам; штаны и блузка были черного цвета, а жилет – из коричневой кожи. К поясу были пристегнуты большие черные перчатки, а также меч и длинный кинжал. В левой руке она держала легкий лук со скрещенной тетивой; он был сделан из неизвестного Мелиашу дерева красноватого оттенка. Но вот уж что он узнал наверняка, так это массивное черное кольцо с зеленым орнаментом на указательном пальце той руки. Не подав опознавательного знака Общества, он встал перед ней на одно колено и поклонился.

3
{"b":"30908","o":1}