ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Метро 2033: Пифия-2. В грязи и крови
Утраченный символ
Бертран и Лола
Ангелы спасения. Экстренная медицина
Среди садов и тихих заводей
Запасной выход из комы
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Первая леди. Тайная жизнь жен президентов
Княгиня Ольга. Зимний престол

– Я рискну, – сказала Арлата.

– Лучше ты одна, чем многие другие.

Она наклонилась к лошади и прошептала несколько слов. Лошадь рванулась к белевшей впереди Очарованной земле. Очень скоро цокот копыт стих, и всадница скрылась из виду.

Мелиаш направился в лагерь к темному жезлу. Хмурясь, пробежал пальцами по всей его длине, присев на корточки. Наконец он открыл сумку из мягкой кожи, висевшую у пояса, и извлек небольшой желтый кристалл, поднял его на уровень глаз и произнес слова заклинания. В глубине кристалла возникло лицо пожилого человека с бородой.

– Что тебе, Мелиаш? – слова прозвучали у него в голове.

– Я уловил специфические колебания, – сказал Мелиаш. – Ты ничего не заметил? Не возникла ли очередная волна в той стороне?

Старик покачал головой.

– Нет. Здесь все чисто.

– Спасибо. Спрошу еще Тарбу.

Мелиаш произнес новое заклинание, и лицо старика исчезло, а на его месте возникло лицо смуглого человека в тюрбане.

– Как дела в твоем секторе? – спросил Мелиаш.

– Все спокойно, – ответил Тарба.

– А ты давно проверял свой жезл?

– Я нахожусь сейчас рядом с ним. Все спокойно.

Подобным же образом Мелиаш связался с остальными стражами – пожилым человеком с тяжелой челюстью и яркими голубыми глазами, а также с юношей, лицо которого пробороздили глубокие морщины. Их ответы не отличались от предыдущих.

Мелиаш вернул кристалл на место и некоторое время стоял, неподвижно всматриваясь в даль, но Очарованная земля безмолвствовала, волны не показывались. Он коснулся жезла еще раз и обнаружил, что колебания, обеспокоившие его, теперь улеглись.

Мелиаш вернулся в лагерь и уселся за стол, подперев рукой подбородок и прищурив глаза.

– Подавать завтрак? – спросил молодой слуга.

– Пусть готовят. Будут еще посетители, – ответил Мелиаш. – Хотя принеси мне чаю.

Позже, сделав глоток из чашки, он пролил несколько капель на стол и начал чертить пальцем знаки на его поверхности. Итак, это Замок…

Сторожевые башни располагаются здесь… Волны распространяются спиралями в этом направлении, возникая обычно на западе…

На схему упала тень, и он поднял голову. Рядом стоял темноволосый кареглазый юноша среднего роста. На нем была желтая туника и черные меховые краги; пряжка пояса и застежки коричневой куртки были из бронзы. Короткая бородка, обрамлявшая его лицо, была аккуратно подстрижена. Он кивнул и улыбнулся.

– Извини, я не слышал, как ты подошел, – сказал Мелиаш.

Он взглянул на слуг, но они были заняты у костра.

– Тем не менее ты ждал меня?

– В каком-то смысле да. Меня зовут Мелиаш. Я страж Общества на этом участке.

– Знаю. Я Виленд из Муркейва. Я пришел, чтобы пересечь Очарованную землю и бросить вызов Бессмертному замку.

– Бессмертному?..

– Немногие знают его под этим названием.

Они подали друг другу знак Общества.

– Садись, – пригласил его Мелиаш. – Прошу разделить мой завтрак.

– Нет, спасибо. Я уже позавтракал.

– Чашку чая?

– Лучше не терять времени. Мне предстоит дальняя дорога.

– Боюсь, что могу рассказать не много о том, что тебя ожидает.

– Все, что следует знать, я знаю. Меня интересует другое – много ли было паломников в ту сторону?

– Сегодня ты второй. Я нахожусь здесь две недели. За этот период ты двенадцатый из тех, кто направился к Замку. Всего зафиксировано тридцать два человека.

– Тебе известно, добрался ли кто-нибудь до цели?

– Не знаю.

– Ладно.

– Полагаю, у меня не много шансов уговорить тебя отказаться от этой затеи.

– Мне кажется, отговаривать всех прибывающих входит в твои обязанности. И как, внял кто-нибудь?

– Нет.

– Вот ты и ответил сам на свой вопрос.

– Очевидно, ты решил, что овладение Силой стоит такого риска. Как ты собираешься воспользоваться ею в случае удачи?

– Как? – Виленд опустил голову. – Я буду бороться за справедливость: я исхожу этот мир вдоль и поперек, низвергая зло, вознаграждая добродетель. Я использую Силу, чтобы преобразить эту землю и сделать ее лучше.

– А что получаешь в этом случае ты?

– Удовлетворение.

– Тебе виднее. Так от чая ты отказываешься?

– Да, спасибо. Надо уже трогаться в путь. Мне бы хотелось добраться к Замку до полуночи.

– Тогда желаю удачи.

– Благодарю. Да, кстати, среди тех тридцати одного, что уже прошли, не было высокого человека в зеленых сапогах верхом на железном коне?

Мелиаш покачал головой:

– Нет, такого здесь не видел. Единственный, кто был в обуви эльфов, – это женщина. Прошла недавно.

– Кто же это мог быть?

– Арлата из Маринты.

– В самом деле? Интересно.

– А ты, говоришь, откуда?

– Из Муркейва.

– Боюсь, что не слыхал о таком месте.

– Небольшое графство далеко на востоке. Я вношу мой скромный вклад в дело процветания этого края.

– Желаю, чтобы твои усилия дали благодатные плоды. Так, значит, всадник на железном коне?

– Да.

– Никогда не видел такого. Ты уверен, что он прошел именно этим путем?

– Все возможно.

– А что в нем еще примечательного?

– Думаю, он один из наших темных братьев по Знанию. Если удача к нему благосклонна, то нет такой беды, которой бы он не натворил.

– Общество в таких вопросах занимает нейтральную позицию.

– Знаю. И все-таки не следует лезть из кожи вон, чтобы давать рекомендации в подобных случаях. Вы понимаете, что я имею в виду?

– Понимаю, Виленд.

– Его зовут Дилвиш.

– Я запомню.

Виленд улыбнулся и протянул руку, чтобы достать искусно вытесанный посох, который он оставил у дерева. Мелиаш только сейчас заметил его.

– Мне пора. Счастливо оставаться, страж.

– Разве у тебя нет верховой или вьючной лошади?

Виленд покачал головой:

– У меня скромные запросы.

– Что ж, счастливого пути, Виленд.

Виленд повернулся и зашагал в сторону Очарованной земли. Он шел не оглядываясь. Некоторое время спустя Мелиаш поднялся и прошел немного вперед, чтобы не упускать его из виду. Он смотрел вслед уходящему человеку, пока туман не поглотил его.

Глава 2

Хогсон изо всех сил подался вперед, натянув цепи. Браслеты врезались в его запястья и щиколотки, но за месяцы заключения он сильно похудел, и это обеспечило ему некоторую свободу движения. Большим пальцем ноги он прочертил линию на грязном полу и наконец соединил ее с такой же линией, которую провел его ближайший сосед. Затем силы оставили его, и он бессильно повис на цепях, тяжело дыша.

Напротив него, у самого входа, Одил, который был ростом меньше всех остальных, изо всех сил старался прочертить такой же знак в своей секции общей пентаграммы.

– Поспешите! – крикнул черный маг Деркон, прикованный к стене справа от Хогсона. – Кажется, один из них уже направляется сюда.

Два мага меньшего ранга, прикованные с левой стороны, закивали в знак согласия.

– Наверное, уже нужно начать прятать ее, – предложил один из них. – Одил знает, где проходит его часть.

– Да, – отозвался Хогсон, вновь вытягиваясь на цепях. – Спрячем дьявольский знак от порождения дьявола! – Вытянув ногу, он швырнул пучок соломы на центр пентаграммы. – Бросайте осторожнее! Не смажьте ее!

Остальные присоединились к нему, засыпав свои секции пучками соломы. Одил прочертил еще одну линию в своем знаке. В камере возникло зловещее голубое свечение, вдруг появилась птичка с бледным оперением; она металась из одного угла в другой в поисках выхода, пока не нашла его.

– Свечение слабеет, – пробормотал Деркон себе под нос.

Одилу удалось прочертить еще один знак.

– Кажется, я что-то слышу, – сказал узник, бывший ближе всех к двери.

Все замолчали, напряженно прислушиваясь. За стеной камеры послышалось легкое пощелкивание.

– Одил, – тихо сказал Хогсон, – пожалуйста, последнее усилие…

Коротышка вновь напряг все силы. Остальные продолжали прятать рисунок под соломой. Уже было слышно тяжелое дыхание. Одил прочертил две параллельные линии – вторую длиннее, чем первую, и аккуратно соединил их перпендикуляром. Выполнив задачу, он тут же повалился без сил, лицо его блестело от пота.

5
{"b":"30908","o":1}