ЛитМир - Электронная Библиотека

– Готово! – воскликнул Деркон. – Если естественные изменения не коснулись также и этого, то дело сделано.

– Тебя это вдохновляет? – спросил Хогсон.

– С тех пор как попал сюда, впервые испытываю такой подъем, – ответил Деркон и начал тихо нашептывать предварительное заклинание.

Прошло довольно много времени, прежде чем что-то произошло. Они то и дело поглядывали на пустые цепи, в которые был закован Джоаб, и на темные полосы на стене. Деркон завершил первый этап заклинания, его светлые глаза с отсутствующим выражением смотрели прямо, не мигая. Хогсон наклонился к нему, что-то неразборчиво бормоча, как бы стараясь передать изнуренному человеку остаток своей энергии.

Несколько других узников предприняли ту же попытку.

Чудовище возникло неожиданно; оно ринулось прямо на Хогсона, который находился за чертой, проведенной прямо напротив двери. Этот демон имел багрово-красное туловище, толстый хвост и островерхий череп, украшенный ветвистыми рогами; налитые кровью глаза сверкали, из пасти торчали темные клыки.

Очутившись на середине заговоренного круга, демон вдруг издал вопль, от которого зазвенело в ушах, и всей тяжестью навалился на невидимую стену, жутко клацая клыками и ощерив огромную пасть.

Деркон произнес одно слово; он сделал это спокойно, не волнуясь.

Чудовище завыло, его шкура потемнела и стала сжиматься, как будто ее пожирало невидимое пламя. Судорога свела его морду в страшную гримасу – демон впился клыками в собственную плоть. В следующее мгновение возникла яркая вспышка, и все исчезло.

В камере раздался общий вздох облегчения. Минутой позже они уже могли улыбаться.

– Сработало… – выдохнул кто-то.

Деркон повернулся к Хогсону и кивнул головой, каким-то странным образом этот кивок напомнил вежливый поклон.

– Неплохо для белого мага. Честно говоря, я не надеялся на многое.

– Я сам не был ни в чем уверен, – ответил Хогсон.

– Веселенький спектакль, – заметил один из двух узников, находившихся слева от него.

– Теперь у нас есть действующая ловушка для демонов, – отозвался другой.

– Какое-то время мы выживем здесь, – сказал Хогсон, – теперь нужно сообразить, как выбраться отсюда, и составить план действий на тот случай, если мы окажемся на свободе.

– Я просто хочу выбраться отсюда, забыть обо всем и вернуться домой, – признался Вейн, один из узников, прикованных к скамье. – Я использовал оба известных мне заклинания, чтобы избавиться от наручников и кандалов. Ни одно из них не сработало здесь.

Его сосед слева, по имени Гальт, кивнул в знак согласия.

– Недели напролет я подтачивал самое слабое звено в моей цепи, так же как и все вы, потому что больше ничто не действует, – сказал он, – кое-что у меня получилось, но похоже, что пройдет еще не одна неделя, прежде чем цепь перетрется. Полагаю, ни у кого из вас не возникло лучшей идеи?

– Мне ничего не приходит в голову, – вздохнул Одил.

– Кажется, ничего не остается, как прибегнуть к механическому воздействию, – сказал Деркон, – нужно продолжать пилить цепи, пока не подвернется что-то лучшее. Но представим, что нам повезло или что мы в конце концов перепилили цепи. Что дальше? У Хогсона есть неплохая идея. Так что же, будем продолжать попытки с заклинаниями или предпримем еще что-то?

Чародей Лорман – самый старший из них – долго молчал в своем темном углу. Наконец он заговорил, и голос его был едва слышным.

– Да, мы должны пытаться перепилить эти цепи. Волны энергии Туалуа непредсказуемы и ослабляют действие магии. В то же время мы не должны забывать о заклинаниях, так как иногда он отдыхает и могут возникнуть благоприятные периоды, когда все пройдет как надо. Все дело в неудачном расположении нашей камеры по отношению к его Яме. Сила Туалуа направлена прямо на нас и проникает сюда прежде, чем возникают вихревые эффекты. В Замке есть места, свободные от его влияния, например длинная галерея неподалеку от Ямы.

– Откуда тебе это известно? – спросил Деркон.

– Сила, блокирующая наши чары, не повлияла на мою способность распознавать обстановку на других уровнях, – ответил старый колдун. – Это то, что я смог рассмотреть, и нечто большее.

– Почему же ты сразу не рассказал об этом?

– А какой от этого толк? Я не могу предсказать, когда прервется волна Силы или как долго продлится ее воздействие.

– Если бы тебе удалось предсказать, когда возникнет перерыв, мы бы могли, наконец, попытать счастья с заклинаниями, – сказал Хогсон.

– И что дальше? Еще раньше я почувствовал, что мы обречены в любом случае.

– Ты говоришь в прошедшем времени, – заметил Деркон.

– Да.

– Значит, позже что-то вселило в тебя надежду?

– Твоя способность проникать в суть явлений превосходит нашу, Лорман, – сказал Хогсон. – Расскажи об этом.

Старый чародей поднял голову. Желтые глаза, казалось, ничего не видели перед собой.

– Существует Большое заклинание – великое деяние старых времен, – каким-то образом оно хранит это место.

– Заклинание Туалуа? – спросил Вейн.

Лорман медленно покачал головой:

– Нет, не его. Возможно, это сделал Джелерак. Не могу сказать ничего определенного. Я не понимаю сути заклинания. Я просто чувствую его присутствие. Оно пришло из глубокой старины и каким-то образом связывает это место.

– Каким же образом это поможет нам, если ты не знаешь, как оно действует?

– Понимание его сути не имеет значения. Что вы станете делать, если цепи спадут с вас сию минуту?

– Пойдем домой, – ответил Вейн.

– Выйдете за ворота? Будете добираться пешком? А вы представляете, сколько стражей, рабов, зомби и демонов населяют это место? Но даже если вам посчастливится миновать их, как вы думаете пересечь Очарованную землю?

– Однажды я это уже сделал, – сказал Вейн.

– Сейчас ты ослаб.

– Это правда. Извини меня. Продолжай. Каким образом нам поможет Большое заклинание?

– Заклинание не поможет. Однако его отсутствие может оказаться полезным.

– Снять заклинание, в котором ты не уверен, – то самое, которое поддерживает состояние этого места? – спросил Деркон.

– Именно так.

– Но в случае удачи мы также можем погибнуть.

– А может, и нет. Очевидно одно: если мы будем бездействовать, то пропадем наверняка.

– Что же нам предпринять? – спросил Хогсон. – Как снять заклинание, не зная его природы?

– Простым заклинанием мощной направленности. Если мы доберемся до галереи и объединим усилия…

– А что конкретно мы направим против Большого заклинания? – спросил Хогсон.

– Мы используем единственный мощный поток энергии, который нам доступен здесь, – Силу самого Туалуа.

– Предположим, нам это удалось, – сказал Деркон, – и Большое заклинание исчезнет, каким может быть конечный результат?

– По старому учению это место зовется Бессмертным замком, – сказал Лорман. – Никому не дано знать, когда он возник и каков его возраст. Я подозреваю, что он являет собой форму постоянного заклинания. Если его снять, то место может рассыпаться на куски, возможно, даже превратится в прах.

– А как это отразится на нас? – спросил Гальт.

– Замок, из которого нам нужно бежать, прекратит свое существование, останутся только обломки и хаос. Туалуа заполнит энергетические пробелы наших усилий, так как именно его Сила будет направлена против Большого заклинания. В результате он может оказаться настолько ослабленным, что прекратит выделение энергетических волн. Баланс Очарованной земли будет стабилизирован, и наши чары вновь станут действенны. Мы покинем это место, будучи способными принять любой вызов.

– А если все произойдет наоборот, – вновь усомнился Хогсон, – и вместо того, чтобы парализовать Силу Туалуа, мы высвободим все его безумие? Вдруг он начнет крушить все вокруг?

Лорман пожал плечами; едва заметная улыбка тронула его губы.

– В мире станет на шесть чародеев меньше, – сказал он спокойно. – Конечно, мы рискуем. Но подумайте об альтернативном исходе.

6
{"b":"30908","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как хороший человек становится негодяем. Эксперименты о механизмах подчинения. Индивид в сетях общества
Как выжить среди м*даков. Лучшие практики
Гонка века. Самая громкая авантюра столетия
Скиталец
Мозг Будды: нейропсихология счастья, любви и мудрости
Редизайн лидерства: Руководитель как творец, инженер, ученый и человек
Сила притяжения
Тайна тринадцати апостолов
Человек без дождя