ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 8

Раздающиеся крики не разбудили Марка. Он еще долго спал после того, как они прозвучали впервые, и проснулся только тогда, когда чья-то фигура появилась в мастерской, схватила его за плечо и стала его трясти.

— Проснись! Пожалуйста, проснись! — услышал он чей-то шепот.

— Что… — начал он, но тут же ладонь зажала его рот.

— Тихо! Это я, Нора. Скоро они будут здесь, они совсем близко. Тебе надо бежать.

Рука освободила его рот. Он сел и начал обуваться.

— Что случилось? О чем ты говоришь?

— Я старалась успеть раньше, чтобы предупредить тебя, но они бежали слишком быстро. Я вспомнила, что ты часто ночевал в мастерской…

Он взял свой пояс с ножнами и одел его.

— У меня в сарае есть оружие, способное остановить кого угодно. Я только здесь не держу оружия…

— Сарай уже горит.

— Горит?

— Да. И дом, и стойло, и остальные постройки тоже.

Он сразу же вскочил на ноги. Подойдя к окну, отодвинул штору.

— Отец был в доме…

Она схватила его за руку, но он вырвался и бросился к дверям. Она крикнула:

— Стой! Уже поздно! Спасайся сам!

Он распахнул дверь и увидел, что она права. Дом пылал, как факел. Крыша уже провалилась. Жители деревни уже бежали сюда. Дикие крики огласили воздух, когда они увидели его. Он отступил назад.

— Уходи через заднее окно, — прошептал он Норе. — Иначе они узнают, что ты была здесь. Быстрее!

— Идем вместе!

— Поздно! Они уже заметили меня. Беги!

Он вышел из мастерской, закрыл за собой дверь и обнажил меч.

Они приближались. Грязные и потные лица, освещенные огнем пожарища. Марк вспомнил о сгоревшем в своем доме старом Маракасе. Поздно, слишком поздно…

— Они поплатятся за это, отец!

Он выступил вперед. Они были вооружены дубинками и мечами — Марк был уверен, что некоторые из этих мечей были сделаны им самим. Мечи были заточены и смазаны. Марк не замедлил шага.

— Убийцы! — крикнул он. — В доме был мой отец! Вы все его знали! Никогда никому не причинил он зла! Будьте все вы прокляты!

Никто ему не ответил, но он и не ожидал ответа. Размахивая мечом, он бросился на них. Ближайший из них, мясник Гим, крикнул и упал на землю, схватившись за распоротый живот. Марк ударил еще раз, и по земле с криком покатился брат мясника. Следующий удар Марка был отбит, и дубинка ударила его по плечу. Марк отбил удар, направленный в его грудь, и упал. Меч его описал широкую дугу и рубанул по руке с дубинкой, занесенной над его головой. С неба сыпался пепел. Огонь, пожирая сухую траву, двигался кладбищу. Слева, рассыпая искры, пылал сарай.

Что-то тяжелое ударил его в грудь. Он пошатнулся, но не перестал размахивать мечом. Снова его ударила дубинка, на этот раз в бедро, и он снова упал. Все набросились на него, пиная и нанося удары дубинками. Меч вырвали у него из рук. Он сразу же схватился за браслет и нажал несколько кнопок.

Над его головой завис меч. Марк откатился в сторону, но почувствовал, как острое лезвие входит в его тело… Он вскрикнул и закрыл лицо руками.

Среди криков нападавших послышался знакомый голос. Истекая кровью, сквозь острую боль, он слышал истерический крик Норы:

— Вы убьете его! Стойте! Остановитесь!

Кто-то еще раз пнул его, но это был последний удар. Раздались испуганные крики. Из облаков вынырнула черная птица и стала спускаться прямо в гущу нападавших. Ее когти были остры, как бритвы, а металлический клюв наносил сильные удары по жителям деревни.

Марк облегченно вздохнул и с трудом поднялся на ноги. Его сознание было затуманено болью, левая рука была по-прежнему прижата к лицу, кровь текла между пальцами, стекала по рукам, окрашивая браслет в красный цвет.

Большинство нападавших уже лежало на траве, а черная птица охотилась за теми, кто еще двигался…

Пальцы Марка пробежали по кнопкам браслета. Птица остановилась, захлопала крыльями, стала описывать круги в воздухе.

— Вы сами выбрали свою судьбу, — хрипло проговорил Марк.

Птица опустилась, схватила его за плечи и подняла в воздух. Его левая рука была красной от крови и крепко прижималась к лицу.

— Всем тем из вас, кто еще жив, я дарю жизнь — пока. Чтобы среди вас оставалась память об этом дне, чтобы остались свидетели этого, — крикнул он. — Я еще вернусь и сделаю все, о чем говорил в деревне, но теперь вы будете не равноправными партнерами, а рабами. За то, что вы сегодня сделали, я проклинаю вас!

Птица набирала высоту.

— …кроме тебя, Нора, — донеслось сверху. — Не бойся, я еще вернусь за тобой!

И он исчез в небе. Пламя пожара трещало и рассыпало искры, на земле стонали раненые.

Боль преследовала Марка во время полета. Кровь его редкими каплями орошала обработанные им поля, над которыми он сейчас пролетал.

Глава 9

Она постучала в дверь и подождала. Никто не открыл. Она снова постучала. Затем дернула дверь и поняла, что та закрыта изнутри.

Она сильно устала, совершив за ночь долгое путешествие сюда. Прислонившись к двери, она стала изо всех сил бить в нее ногой.

— Открой, черт возьми! — крикнула она, затем услышала, как щелкнул замок. Дверь отворилась.

На пороге стоял Мор, одетый в мантию бледно-голубого цвета. Он щурился от дневного света.

— А я думал, кто-то скребется, — сказал он. — Ты кажешься мне знакомой…

— Нора. Нора Вейль из Восточной Деревни. Я прошу прощения…

— Помню, — обрадовался Мор. — Ты была маленькой девочкой… Конечно! Однако, время летит. Прости меня, — он отступил назад. — Входи. Я сейчас приготовлю чай. Не обращай внимания на беспорядок.

Она прошла за ним через одну странную комнату в другую, столь же странную. Мор освободил ей место, сбросив что-то с кресла, и занялся чайником.

— Это ужасно… — начала девушка.

— Давай подождем, пока закипит чай, — строго сказал Мор. — Я не люблю слушать ужасы на голодный желудок.

Она кивнула и устроилась поудобнее, наблюдая, как старый колдун резал хлеб и сыр, заваривал чай. Руки его дрожали. Его лицо, изрезанное глубокими морщинами, было неестественно бледным. Он был прав; когда-то, много лет тому назад, он действительно видел ее еще девочкой, когда по пути куда-то останавливался у них в доме. Она помнила удивительно долгий разговор…

— Ну, вот, — сказал он, поставив тарелку и чашку на стол перед ней. — Подкрепись.

— Благодарю.

Во время еды она начала говорить. Рассказ получился бессвязным, но Мор не перебивал ее. Когда она опять посмотрела на него, она заметила, что цвет вернулся в его дряблые щеки, а рука с чашкой перестала дрожать.

— Да, это серьезно, — согласился он, выслушав ее. — Ты правильно сделал, что пришла ко мне.

Он поднялся, пересек комнату, подошел к маленькому темному зеркалу в металлической рамке.

— Пожалуй, надо сейчас же посмотреть на это, — он провел пальцами вокруг зеркала и что-то пробормотал.

Он стоял спиной к ней, загораживая зеркало, но она заметила, что в зеркале мелькают какие-то тени, затем увидела линию горизонта и какой-то смутный силуэт в воздухе. После этого картины замелькали, и девушка не могла определить, на что смотрит Мор.

Она лишь видела, как меняется освещенность при смене изображений. Наконец, Мор провел руками по зеркалу, и его заполнила темнота. Все изображения исчезли.

После этого Мор вернулся в свое кресло, поднял чашку, отхлебнул из нее, но ее содержимое ему не понравилось, и он, сделав гримасу, выплеснул все в огонь. Затем встал и приготовил свежий чай.

— Да, — повторил но, когда снова сел за стол. — Это весьма серьезно, надо что-то предпринять.

— Что?

— Не знаю, — вздохнул он.

— Не может быть, чтобы тот, кто изгнал демонов Дета…

— Это было давно. Тогда я мог бы легко остановить его. Но сейчас… у меня сейчас нет такого могущества, как раньше. Я уже устарел для этого. Но именно я отвечаю за случившееся.

— Как? Почему?

10
{"b":"30909","o":1}