ЛитМир - Электронная Библиотека

— Лунная Птица, — сказал н, держась за нить.

— Я слышу, господин, — прозвучало в его мозгу. — Слышу тебя из глубин сна. Будем ли мы снова парить в небе, как в былые дни?

— Я не тот господин, которого ты знал. Для Рондовала наступили черные дни, — мысленно ответил он, держась за нить.

— Что случилось? Рондовалы всегда были здесь. Ты из их рода?

— Да.

— Тогда освободи меня из призрачного царства. И я все для тебя сделаю.

— Мне нечем кормить тебя.

— Я найду все сам. Не бойся.

— К тому же здесь сложное заклинание…

— Не для таких, как ты.

Поль остановился. Путь преградила громадная глыба. Сперва он решил, что это глыба из мелких чешуек, покрытая зеленым налетом патины, но затем заметил, что эта глыба немного шевелится.

Поль глубоко вздохнул, стиснул зубы и поднял фонарь. Это была огромная голова. Какими же громадными должны быть у нее глаза! Он робко протянул руку и коснулся ее. Холодная, как камень. И такая же твердая.

— Как далеки отсюда жилища людей, Лунная Птица? — спросил Поль.

И перед глазами у него возникли маленькие пятнышки лесных массивов, разбросанные кубики домов, голубая паутина рек…

— Будем ли мы снова парить в небесах?

Страх исчез. Осталось только неодолимое желание видеть это громадное животное свободным.

Он опять взялся за нить и пошел к ее началу.

— Потерпи, король драконов. Сейчас посмотрим…

— И уничтожать врагов…

— Сначала надо освободиться.

Он подошел к выходу, где находился шар, сплетенный из разноцветных нитей заклинаний; отметил мысленно место, где эта зеленая нить скрывается в клубке, а также те места, где она выныривает на поверхность. Можно ли освободить только одну эту нить?

Возможно ли разбудить Лунную Птицу, не разбудив остальных?

Он долго изучал клубок, затем сделал, наконец, первое осторожное движение. Вскоре его руки были по локоть погружены в клубок, распутывая зеленую нить…

И вот он уже стоит, намотав на палец конец освобожденной нити. Он отошел назад, посмотрел на спящего гиганта.

— Просыпайся, — передал он мысленно, освобождая его.

Нить, извиваясь, поползла прочь. Дракон зашевелился.

— Он даже больше, чем я предполагал, — подумал юноша, глядя в открывшиеся глаза чудовища. — Гораздо больше…

Раскрылась и закрылась пасть. Мелькнул ряд острых зубов.

— Да и зубы тоже…

Поль подошел поближе, протянул руку и коснулся огромной шеи.

— Я Поль Детсон, лорд Рондовал, — передал он.

Голова чудовища поднялась, повернулась, снова раскрылась пасть… Внезапно появился язык и лизнул его своей шершавой поверхностью с такой силой, что Поль упал.

— Хозяин!..

Поль осторожно поднялся на ноги и похлопал чудовище по шее.

— Осторожнее, Лунная Птица. Я же не из камня!

— Я иногда забываю об этом.

Дракон расправил крылья, сложил их, поднял голову.

— Садись на меня, полетим!

— Куда?

— Из этого старого подземелья. На воздух, в небо!

Поль колебался. Мужество его таяло.

«Но если я не сделаю этого сейчас, я уже никогда не решусь, — подумал он. — А если я сейчас полечу с ним, то смогу это делать всегда. А это мне может пригодиться…»

— Одну секунду, — передал он, отыскивая путь к нему на спину.

Дракон вытянул шею и опустил голову.

— Полезай.

Поль залез и разместился так, как рисовалось в сказочных книгах, в которых люди летали на драконах: на широком месте у основания шеи. Он вцепился в дракона руками и ногами.

— Я чувствую, что ты играешь на музыкальном инструменте, — сообщил Лунная Птица, когда они двинулись. — Принеси его в следующий раз, когда мы будем летать. Я люблю музыку.

Они поднялись вверх, и дракон нашел канал, по которому в пещеры проникал воздух. Свет от фонаря, который Поль оставил внизу, быстро уменьшался и превратился в точку.

Они летели в полной темноте, и вдруг, совершенно неожиданно, над ними вспыхнули звезды и холодный ветер ударил в лицо Поля. К своему удивлению Поль запел.

Драконы, Драконы, Драконы…

Глава 13

Марк скатился с постели, накинул на плечи пурпурный халат и сел, стиснув голову, дожидаясь, когда комната перестанет вращаться.

Как долго это уже продолжается? Пять дней? Шесть? Сколько времени занимался с ним робот-хирург?

Он поднял голову. В комнате был полумрак. То, что было вставлено в его левую глазницу, зажужжало, затем успокоилось, и он стал все видеть левым глазом.

Он поднялся, пересек роскошно обставленную комнату — метал, пластик, стекло — и посмотрел в зеркало над раковиной для умывания. Пробежал пальцами по окружности линзы, там, где она крепилась к костям черепа.

Пока чувствительно. Медленно заживает из-за того, что мне приходится пить наркотики. Но они сейчас мне необходимы, иначе я не смогу думать…

Он взял тюбик с таблетками, проглотил две штуки, запив водой. Затем умылся и побрился, не зажигая света.

В этом есть и преимущества, — решил он, — теперь он может видеть в темноте…

Он надел коричневые брюки со множеством карманов, зеленый свитер, сапоги и вышел на террасу. Его личный флайер в полной готовности — компактный, легкий, с дельтавидными крыльями. Вдали взлетали и садились механические птицы. Марк вдохнул воздух, повернулся к лифту, от которого пахло работающим заводом, и спустился на три этажа. По крытому коридору, проходящему над улицей, он прошел в соседнее здание, где располагался центр наблюдения.

Один из его слуг, маленький скрюченный человечек, сидел перед экранами. Марк не мог сказать, на что он смотрит, так как его спина загораживала обзор. Именно поэтому Марк и не любил использовать на службе людей, разве только там, где их не могли заменить машины.

Он подошел ближе, и оптический протез снова зажужжал, приспосабливаясь к освещенности.

Человек в кресле выпрямился.

— Добрый вечер, сэр, — сказал он, не отрываясь от экрана.

Однако, острые чувства у этих мутантов, черт бы их побрал.

— Есть что-нибудь важное?

— Да, сэр. Не вернулись две патрульные птицы.

— Пропали? Где?

— В деревне…

— Что с ними случилось?

— Не знаю, сер. Они просто не вернулись.

— Как давно?

— Часа три назад.

— Ты послал другую птицу, чтобы посмотреть, что произошло?

— Это случилось внезапно, сэр.

— Другими словами, ты ничего не сделал. Почему мне ничего не сообщили?

— Был приказ не беспокоить вас, сэр.

— Да… конечно. И что ты собираешься сейчас делать?

— У меня нет идей, сэр.

— Наверное, авария. Пошли туда птиц для тщательного осмотра. Сейчас же пошли. Нет, подожди!

Он подошел ближе и стал осматривать экраны.

— Никакой активности в деревне?

— Нет, сэр.

— Девушка из дому не выходила?

— Нет, сэр. В доме темно.

— Думаю, завтра заберу ее. В зависимости от самочувствия. По плану Б: три птицы и две для сопровождения. Проследи, чтобы они были готовы.

— Хорошо, сэр.

Маленький человек бросил украдкой на него взгляд.

— Должен сказать, сэр, что новый глаз выглядит очень привлекательно.

— О, благодарю! — проворчал Марк, развернулся и ушел.

Когда же он сможет думать? Помогут ли таблетки? К завтрашнему дню он не будет в форме. Подождать до послезавтра? Или вернуться и отменить команду?

Нет, пусть уж останется так.

Марк пошел осматривать завод. Линза гудела, приспосабливаясь к другой освещенности.

* * *

Фонарь болтался из стороны в сторону, по стенам плясали тени. По лабиринту туннелей быстро шел маленький человек, изредка останавливаясь, чтобы прислушаться или выглянуть из-за поворота.

Без фонаря было бы совсем плохо, думал он. И эта плита. Этой расколотой плиты явно не было, когда он шел сюда. Он снова вспомнил, чему оказался свидетелем после пробуждения. Человек как бы разговаривал с чудовищем, затем вскарабкался на шею ему и улетел, оставив, к счастью, фонарь. Кто бы это мог быть? И как он сюда попал?

16
{"b":"30909","o":1}