ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Т-34. Выход с боем
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Видок. Чужая боль
Жестокая красотка
Среди садов и тихих заводей
Половинка
Три факта об Элси
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
След лисицы на камнях

— Это была их реакция на незнакомое явление. Они привыкли жить спокойной жизнью — медленно, размеренно, без перемен. В обоих вас они видели угрозу своему образу жизни и начали защищать его.

— Ладно, это я могу понять. Но при этом я все же не могу полюбить их. Я отказываюсь от мести — этого вполне достаточно.

— Да, но это потому, что перед тобой стоит гораздо более сложная задача. Ты знаешь, что если ты не уничтожишь Марка, он уничтожит тебя.

— Да, я действую, исходя из этого положения. Время для переговоров уже прошло.

Она долго молчала.

— Но почему ты не с остальными? И к тому же, ты была его девушкой, а теперь помогаешь мне, колдуну.

Она молчала. Через некоторое время он понял, что девушка тихо плачет.

— Что с тобой? — спросил Поль.

— Это все из-за меня, — сказала она еле слышно. — Из-за меня ты оказался замешанным во все это, пытаясь мне помочь.

— Да, это так, но рано или поздно, мы с Марком все равно бы встретились, и результат был бы тот же.

— Я так не думаю. Он был готов выслушать тебя, и только я помешала всему. Он очень ревнив. Вы могли бы стать друзьями — у вас много общего. И если бы так и было… Представь, какой получился бы союз: колдун и мастер древних наук — и оба хотят мстить моей деревне… А теперь это исключено: вы ведете между собой смертельную войну. Даже если бы я вас обоих ненавидела — все было бы точно так же…

— А ты ненавидишь?

— Будь я проклят, если скажу тебе, — она снова коснулась его плеча. — Как я уже сказала, я лишь пешка в вашей игре, и ты знаешь, почему. А что касается твоего вопроса, то я лишь говорю о том, как все могло бы сложиться, так что твой вопрос излишний.

— Ты слишком красива, чтобы быть пешкой. И к тому же ты — единственная женщина на игральной доске. Если хочешь, можешь спать, положив между нами меч.

— Но ведь холодная сталь не влечет тебя, — промурлыкала она, придвигаясь к нему.

Он заметил проплывавшую меж ними защитную голубую нить, но проигнорировал ее. Невозможно же, чтобы за ними следили непрерывно, подумал он.

Невозможно ли?

* * *

В момент перехода от сна к бодрствованию он снова услышал голоса:

— Маусглов, Маусглов, Маусглов…

Да, уже не в первый раз он слышал этот зов — слабый, но настойчивый. После пробуждения он сразу же забывал об этом хоре голосов. Но на этот раз зов был сильным и настойчивым. Он шел как бы из его памяти.

— Маусглов!..

Он лежал в своем тайном укрытии в городе в горах Анвил и вспоминал события последних дней. Он оказался незваным гостем Марка Мараксона, а вернее, Дена Чейна, жителя деревни, нарушившего запрет и восстановившего древние машины и древнюю технологию.

Чтобы выбраться отсюда, Маусглову надо обмануть легионы электронных стражей и низеньких, похожих на гномов, людей. Он пытался научиться летать на маленьком флайере, не таком, на котором нужна команда в шесть человек и установлены пушки, а совсем маленьком, на котором мог бы поместиться только он сам да маленькие фигурки, украденные им, которые должны были обеспечить ему безбедное существование…

— Маусглов!

Он уже проснулся и пошевелился, а крики, казалось, приближались к нему. Это было похоже на…

Где-то в своем подсознании он ответил:

— Что?

— Мы принесли предупреждение.

— Кто вы?

И тут ему вдруг снова показалось, что он спит и все это ему снится. Он оказался посреди комнаты с низким потолком, освещенной семью огромными свечами. Возле каждой свечи стоял кто-то, по очертаниям напоминающий человека. Их лица видны не были, и Маусглову рассмотреть их никак не удавалось.

— Ты спишь с фигурками под головой, — сказал женским голосом человек справа, и Маусглов сразу все понял.

Здесь было четыре мужчины, две женщины и еще кто-то неопределенного пола, сделанные из красного дерева и украшенные разноцветными драгоценными камнями. Они снова обратились к нему:

— Когда наследник Рондовала нарушил баланс треугольника, мы снова обрели могущество, — сказала вторая фигура — фигура мужчины.

— Мы — духи колдунов, которые Дет заточил в эти фигурки, — сказал третий — высокий мужчина.

— И теперь мы существуем только для того, чтобы служить ему или его наследнику, — сказала четвертая — женщина с высоким сопрано.

— Мы видим будущее, — сказал пятый, мужчина с грустным голосом.

— Мы специально перешли в твое владение, позволили, чтобы ты захватил нас, — сказал шестой, тот, чей пол невозможно было определить.

— …так как мы можем в некоторой степени влиять на события, — закончил последний мужчина.

— Что за предупреждение? — спросил Маусглов. — Чего вы хотите?

— Мы видим огромную волну, готовую обрушиться на этот мир, — сказала первая.

— …на это место, — сказал второй.

— …и очень скоро, — сказал третий.

— И чтобы сохранить будущее мира, — сказала четвертая.

— …нужно защитить Поля, — сказал пятый.

— вот в этом месте треугольника, — сказал шестой.

На полу перед ним появилась карта в виде узора, выложенного разноцветными плитками, как если бы она все время была здесь. Указанное место было отмечено на карте огоньком.

— Укради карты, укради оружие, захвати флайер и лети немедленно туда, — сказал седьмой.

— Флайер Марка?

— Он самый быстрый и может преодолеть большое расстояние, — сказала первая.

— Поль неплохой парень, — сказал Маусглов, — и я не желаю ему зла, но хотел бы убраться от него и от Марка как можно дальше и как можно быстрее.

— Твое добровольное сотрудничество с нами облегчает нашу задачу, — сказал второй.

— …но не является необходимым, — сказал третий.

— …так как наше могущество растет, — добавила четвертая.

— Так со мной еще никто и никогда не говорил, — ответил Маусглов. — Если не считать священника, когда я был маленьким. Вы просите слишком много. Я вел опасную жизнь, но это был мой последний риск. Вы — гарантия моей дальнейшей спокойной жизни. Я и слышать не хочу ничего о вашем предупреждении.

— Ты дурак, — сказал пятый.

— …если думаешь, что у тебя есть выбор, — сказал шестой.

— Ты пошел по этому пути с того момента, как проник в Рондовал, — сказал седьмой.

— И это мы сделали так, чтобы ты пришел сюда, — сказала первая.

— Это мы сделали так, чтобы ты украл нас, — сказал второй.

— Но если у меня нет выбора, — усмехнулся Маусглов, — то почему же вы просите, чтобы я сотрудничал с вами? Возможно, что сюда я попал действительно по вашему желанию. Однако, теперь, я полагаю, вам нужна моя помощь, и вашего могущества недостаточно, чтобы заставить меня. Я буду действовать только так, как будет угодно мне. Мой ответ — нет.

Воцарилась тишина. Маусглов почувствовал, что стал объектом внимательного изучения.

— Ты хитер, — сказал третий, — но в данном случае ты ошибаешься. Мы просим твоего сотрудничества только потому, что оно упростит задачу. Мы можем направить свою энергию в другое русло.

— Обещаем, что ты будешь хорошо вознагражден, — сказала четвертая.

— Зачем награда мертвецу? Я не торгуюсь.

— Но ведь тебе не нравится то, что Марк делает в этом мире, — сказал пятый.

— Не нравится. Ну и что? Мне лишь бы убраться отсюда…

— Тогда для своей же защиты возьми оружие, — сказал шестой.

— …и карты, — сказал седьмой.

— Это я и без вас собирался сделать. Но я вовсе не собираюсь лететь туда, куда указали вы, и не собираюсь участвовать в войне.

Свечи замигали, комната стала расплываться и исчезла из его сознания. Последнее, что он услышал, — их общий смех.

* * *

Три воздушных корабля приближались к замку Рондовал. Пушки их были заряжены и направлены на замок. Корабли постепенно снижались, описывая круги, круги эти все сужались, и, наконец, с одного из кораблей выстрелили по замку. Сразу же все три корабля быстро перегруппировались, ожидая ответа. Однако, его не последовало.

Они снова начали кружить вокруг замка, но больше не стреляли. Затем корабли снизились и стали летать возле башен замка, внимательно осматривая окна и пробоины в стенах. Один из них медленно опустился и сел во внутренний двор, а два других кружили над ним, готовые открыть стрельбу. Прошло четверть часа — и ничто не шевельнулось. Только трепетали листья на деревьях, за шелестели шустрые ящерицы.

27
{"b":"30909","o":1}