ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец, открылась задняя дверь корабля и оттуда выскочили пять низких фигур с оружием наизготовку, и тут же бросились в укрытия, залегли под стенами. Но никто не изъявил желания нападать на них. Через несколько минут они поднялись и прокрались в замок.

Прошло больше часа, прежде чем они вышли из замка. Вид у них был спокойный, оружие безмятежно висело на плечах. Их предводитель махнул рукой остальным кораблям, и те сразу же начали спускаться. Они спустились, и из каждого вышли по пять человек.

Все пятнадцать собрались вместе и начали совещаться. Затем они вернулись на корабли, чтобы вынести тяжелое оружие и установить в замке. Немного позже, когда Рондовал был укреплен, один из кораблей взлетел, оставив в замке девять человек — одного для охраны оставшихся кораблей, а остальных — для патрулирования. Взлетевший корабль стал летать кругами, обшаривая телескопом горы и леса. Через час была обнаружена группа кентавров, резвящихся на дальнем плато.

Корабль опустился до уровня вершин деревьев, чтобы кентавры не могли его заметить. Он подлетел ближе и опустился возле поляны. Моторы заглохли, и открылась дверь. Пять человек выскочили из машины и скрылись между деревьями. В машине остался только пилот.

Через лес они продвигались медленно и осторожно. Чувствовалось, что для них это — привычное дело: ведь они вели дикую жизнь в лесах до того, как на них обрушилась цивилизация. Они сейчас вспомнили свой многолетний опыт и действовали, как хорошо организованная охотничья группа, окружающая жертву. Приближаясь к поляне, они изъяснялись между собой на языке жестов. Сигналы передавались по цепи между людьми, взявшими поляну в кольцо. Заняв позиции, они внимательно изучили расположение восьми кентавров и начали оживленные переговоры жестами, чтобы каждый знал свою мишень. Затем они подняли оружие. После сигнала раздалось сразу пять выстрелов. Пять кентавров получили раны, двое из них тут же упали. Охотники не стали перезаряжать ружья, а бросились вперед, размахивая ими, как дубинками. Двое достали из-за пояса кинжалы. Раздались резкие крики кентавров, запах крови и пота повис в воздухе над поляной.

Один из лежащих на земле кентавров внезапно вскочил и нанес мощный удар передними копытами по голове одного из нападающих. В тот же момент этот кентавр был убит. Самый легкий из трех оставшихся в живых кентавров был схвачен, ему перевязали руки и обе пары ног. Трое охотников оставили оружие и потащили его через лес. Четвертый перезарядил ружья и пошел за ними, прикрывая отход.

Они прошли через лес со своей ношей, и никто не напал на них. Они вошли в корабль и закрыли дверь. Взревели моторы, корабль поднялся в воздух и устремился на юго-восток, набирая высоту.

* * *

Лунная Птица летел над плоским каменным сооружением, расположенном в поле на противоположном от города и порта конце острова. Лучи утреннего солнца разрезали каменное поле на тысячи кусочков, и, если долго смотреть на пробегающую под ними картину, то создавалось впечатление, что смотришь на быструю реку.

Поль оторвал от нее взгляд и прикрыл рукой глаза, чтобы дать им отдохнуть и вернуть себе остроту зрения.

— Там, внизу, находится что-то, обладающее могуществом, — заметил дракон. — Это то место?

— Да.

Поль долго смотрел на облака, затем снова посмотрел вниз. На северном краю сооружения была огромная трещина, и возле нее плавало огромное количество темных нитей, плавающих в воздухе, как следы от чернил, капнувших в воду.

— Спусти нас на дальнем конце, там, где деревья.

Дракон снизил скорость и начал опускаться. Поль наклонился вперед, внимательно смотря на землю. Вскоре он понял, что под ним находится монолитная конструкция. Темные пятна на ней были, видимо, многочисленными отверстиями, служащими для освещения многочисленных коридоров. Над землей конструкция возвышалась на два человеческих роста. Когда они приземлились, Поль с трудом углядел среди коричневых и песочного цвета нитей единственную белую.

Послышался какой-то слабый неразборчивый звук, но откуда он шел, Поль определить не смог. Сев на землю, дракон спросил:

— Может, сыграешь мне песню?

— Боишься, что я не вернусь?

— Это юмор висельника. У драконов юмор совсем другой.

— Хорошо, — Поль достал гитару.

— Что ты делаешь? — спросила Нора.

— Собираюсь дать концерт по заявкам, — сказал он и начал петь длинную печальную балладу.

— Благодарю, — сказал дракон, когда Поль закончил ее. — Это очень трогательная история, она напомнила мне ту, которую мне рассказал грифон…

— Боюсь, что у меня сейчас нет времени выслушать ее. Могут появиться металлические птицы с бомбами.

— Ты заметил что-нибудь, когда пел?

— Какое-то странное мычание, которое затем прекратилось.

Поль соскочил на землю и помог спуститься Норе, затем похлопал дракона по шее.

— Как ты собираешься проникнуть туда? — спросила Нора. — Так же, как…

Она не заметила движения пальцев правой руки Поля. Он растопырил их, слегка согнул и приблизил к лицу Норы. На глаза девушки легла невидимая плотная повязка…

Поль подхватил ее, отнес под деревья и усадил. Здесь ее не было видно сверху из-за раскидистой кроны.

— Охраняй ее, пока я буду внутри, — сказал он дракону. — Если появятся черные птицы, то вам лучше прятаться под деревьями, пока вас не обнаружат.

— Я могу напасть на них.

— Но Нора тогда останется без защиты. Нет В бой вступай только в том случае, если тебя заметят.

Лунная птица с негодованием фыркнул. Капля слюны упала на землю, и камень под ней расплавился.

— Хорошо. Но потом я смогу послушать музыку.

Поль повернулся и направился к широкому входу.

Где-то в глубинах лабиринта рождался глухой звук, но далеко или близко — он определить не смог. Звук раскатывался по многочисленным коридорам, отзывался многократным эхом, постепенно затихая.

Коридор, в который он вошел, через несколько шагов оборвался, но в правой стене оказалось небольшое отверстие, куда и вела белая нить.

Он остановился и взял в руки гитару. После короткого размышления он начал наигрывать медленную убаюкивающую мелодию, вкладывая в нее ритм пульсации своего родимого пятна, чтобы мелодия могла успокоить, зачаровать любого слушателя.

Он захватил несколько проплывающих мимо нитей и намотал их на гриф гитары. Нити стали колебаться в такт с мелодией. Он повернулся и медленно, не прекращая играть, вошел в отверстие.

Поль оказался в узком темном коридоре, освещавшемся через трещины в потолке в тех местах, где проход разветвлялся. Через трещины виднелось голубое небо.

Продолжая наигрывать на гитаре, он остановился, чтобы дать глазам приспособиться к слабому освещению. Рычание и фырканье прекратилось, но по-прежнему слышалось чье-то тяжелое дыхание.

Он двинулся дальше вперед, следуя за своей нитью. Он шел, поворачивая направо и налево, пока не оказался в кольцевой комнате. Из комнаты вело десять проходов, расположенных на равном расстоянии друг от друга, включая и тот, через который он вошел.

Нить вела в ближайший справа проход. Далее следовала серия крутых поворотов, от которых у него чуть не закружилась голова. Он остановился, чтобы успокоиться и не сбиться с мелодии. Звук тяжелого дыхания по-прежнему слышался где-то неподалеку, заполняя собой все коридоры, удушливо пахнущие скотным двором. Легкое голубое облачко проплыло над ним. Он перешел в другую тональность, сохранив ленивую и усыпляющую мелодию, и пошел дальше.

Вскоре он снова оказался в кольцевой комнате с десятью проходами и понял, что это — та же самая комната, так как узнал рисунок трещин на стенах. Рассматривая паутину нитей, Поль понял, что отыскать путь к цели будет легче, чем потом выбраться из этого лабиринта. Он кряхтел и ругался, протискиваясь в узкие и низкие проходы. Иногда ему приходилось пролезать боком. Затем он снова попал в серию крутых поворотов.

— Когда же это кончится? — ругался он про себя. — Так никогда не доберешься до цели.

28
{"b":"30909","o":1}