ЛитМир - Электронная Библиотека

В дальнем конце комнаты он увидел узкий проход в каменной стене. Перед этим проходом стояла точная миниатюрная копия этой же самой пирамиды со всеми скульптурами, входами, колоннами.

На вершине пирамиды в оранжевой корзинке странной формы лежал узкий цилиндр в половину человеческой руки, испуская слабое зеленоватое свечение. Маусглов вдохнул влажный холодный воздух.

— Вот это ты и должен украсть.

Перед ним снова замигали свечи в полутемной комнате.

— Цилиндр?

— Да.

— А зачем вы мне говорите это? Ведь я всего лишь марионетка в ваших руках.

— Теперь уже нет. Сейчас мы освободим тебя. Сам ты гораздо лучше нас справишься с этой задачей.

И внезапно он стал свободен. Он вытер лоб, стряхнул пыль с одежды и изможденно упал на колени, тяжело дыша. Что-то внутри него подсказывало ему, что лучше промолчать, хотя ругательства так и рвались наружу. Многолетние рефлексы заставили его приступить к работе. Но на всякий случай он спросил:

— Неужели другим так трудно спуститься, пересечь эту комнату и взять эту вещь?

— Там кое-кто есть.

— Есть кто-то? А что он может сделать?

— Если он обнаружит тебя, то не даст совершить воровство. Это гигантская змея с перьями на голове.

Маусглов вздрогнул. Рука, державшая меч, опустилась, и меч глухо звякнул об пол. Он закрыл руками лицо, потер глаза и лоб.

— Очень плохо. Я могу работать, только когда нахожусь в хорошей форме. А сейчас я умираю от усталости.

— У тебя нет выбора.

— Черт бы вас всех побрал!

— Мы теряем время. Ты собираешься работать?

— Неужели действительно нет выбора? Если существует справедливость…

— Немедленно приступай…

Маусглов опустил руки и выпрямился. Затем сел на ступеньку, вытер руки о штаны, поднял меч. Встал. Начал бесшумно спускаться вниз. Спустившись, прислушался. Какой-то звук из дыры?

Да, но теперь он уже прекратился. Может, просто броситься вперед, схватить цилиндр и убежать? Или же постараться сделать все тихо? Как велика эта змея, и как быстро она может двигаться?

Но ответов не было, и Маусглов решил, что его мучители знают об этом не больше его. Он сделал шаг вперед и снова остановился. Тишина. Еще шаг. Да, цилиндр действительно светится. Именно его и хотел добыть Поль, но, видимо, еще не добрался досюда.

Почему? Мешают корабли Марка? Возможно… А что будет потом, когда Маусглов добудет эту игрушку? Есть ли у этих семерых еще какие-нибудь виды на него? Или же он станет совсем свободным?

Еще шаг… Ничего… Еще два быстрых шага.

Какое-то шуршание… Как чешуя о камень. Он сдержал дрожь и пошел дальше. Перешагнул через кучку щебня. Шуршание продолжалось. Как будто раскручивалось что-то огромное, свитое кольцами.

— Граната! Брось в отверстие гранату! А сам ложись и прикрой голову!

Он сделал, как было приказано. Граната появилась в его руке, затем взметнулась в воздух. Маусглов бросился вперед укрыться за копией пирамиды. Он увидел огромную, украшенную яркими перьями голову, поднимающуюся над низким проходом в стене. На него смотрели огромные немигающие глаза, глубокие, как пещеры. Во лбу горел большой изумруд.

А затем взрыв потряс пирамиду.

Огромный каменный блок рухнул с потолка, посыпались мелкие камни, песок. В лучах солнца заплясала пыль. Оранжевая корзина слетела с вершины пирамиды, цилиндр выкатился из нее и остановился у коленей Маусглова.

— Хватай его! Хватай и беги!

Он огляделся, схватил цилиндр и вскочил на ноги.

— Поздно, — сказал он сам себе, держа в правой руке цилиндр, а в левой — меч. — Она не убита.

Зловещее шипение заглушило грохот камнепада. Ярко-оранжевая голова моталась из стороны в сторону, как бы потеряв ориентацию. Но все же она приближалась к Маусглову. И очень быстро.

— Ударь ее между глаз! Прямо в изумруд!

Маусглов поднял меч, хорошо понимая, что сможет ударить только один раз. Второй возможности не будет. И когда змея бросилась на него, он ударил.

* * *

Они ворвались, наконец, прямо в утро, задыхаясь и еле сдерживаясь от рвоты. В ушах звенело, сердце отчаянно колотилось. Поль посмотрел вниз и увидел полоску пляжа, окаймленную густыми тропическими зарослями.

— Вниз, Лунная Птица, вниз! Мы еле держимся.

— На пляж? — дракон замедлил полет, снижаясь.

— Да. Мы хотим вымыться, поесть, отдохнуть.

— Поль, я больше не могу…

— Знаю, потерпи минутку…

Дракон мягко приземлился. Они скатились с него и растянулись на песке. Спустя некоторое время Поль протянул руку и коснулся Норы.

— Ты хорошо держалась.

— Ты тоже, — она похлопала дракона по шее: — Молодец. Поль, а где мы?

— Нам еще далеко? — спросил он у дракона.

— Мы будем там, когда солнце поднимется высоко.

Они разделись, вымылись в воде, вычистили одежду. В это время дракон охотился за дичью, которой было полно в зарослях. Поль и Нора тоже поели, молча смотря на плещущиеся о берег волны и позолоченные солнцем облака.

— Сейчас я, наверно, проспала бы целую вечность, — сказала, наконец, Нора.

— Времени у нас очень мало.

— А когда все кончится, что мы будем делать?

— Если я останусь жив, то прочту все книги в отцовской библиотеке.

— А потом?

— Не знаю. А, нет! Я восстановлю Рондовал, хотя и не знаю, останусь ли я в нем жить или уйду.

— Уйдешь? Куда?

— Не знаю. Но я однажды шел по сияющей дороге и видел множество прекрасных миров. Возможно, я когда-нибудь соберусь и пойду смотреть эти миры.

— А назад ты вернешься?

— Думаю, что да. Этот мир стал мне родным домом. Он мне нравится.

— Наверное, хорошо иметь выбор.

— Если, конечно, я останусь жив.

Когда дракон вернулся, они встали, отряхнулись от песка и, держась за руки, влезли на спину дракона. Солнце поднялось выше, и джунгли стали казаться менее зелеными. Они взлетели, и дракон повернул на юг. К полудню они были уже возле пирамиды и кружили над ней…

— Кажется, мы опоздали, — сказал дракон.

— Что ты имеешь в виду? — В лесу спрятаны аппараты, похожие на тот, что ты сбил на острове.

— Я не вижу…

— Я чувствую их тепло.

— Сколько их?

— Кажется, шесть.

— Интересно, давно ли они тут? Это, наверное, западня.

— Может быть. Что будем делать?

— Я должен получить посох.

И в тот же момент взрыв потряс пирамиду.

— Что… — начала Нора.

— Спустись ниже. Я хочу все рассмотреть.

Дракон сделал круг и начал спускаться.

Поль внимательно всматривался в джунгли, но не видел нигде кораблей, которые чувствовал дракон. Затем он посмотрел на саму пирамиду. Комья грязи осыпались с ее стен, а в крыше образовалась большая трещина. Облако пыли, как дым, поднималось над пирамидой.

Они погрузились в это облако и полетели, тщательно осматривая пирамиду и деревья вокруг нее. Все было спокойным. Дракон начал снова набирать высоту.

— Боже! — воскликнула Нора. — Что это?

Из пирамиды выскочил маленький человек в темной одежде, и тут же вслед за ним показалась гигантская покрытая перьями змеиная голова. Она зловеще раскачивалась, ее длинный язык сверкал, как огонь. Змея выкручивалась из пирамиды с такой скоростью, что гибель человека казалась неизбежной.

— Дракон! Назад! У этого человека посох!

Дракон уже начал нагреваться и изрыгать пламя.

— Это змея пирамиды. Мне давно хотелось встретиться с ней… Как только я нападу на нее, прыгайте и бегите. И не забудьте свои вещи.

— Нападешь? Нет! Не надо!

— Я должен напасть. Я ждал этого многие века. И, кроме того, это единственный способ спасти человека с посохом.

Поль со злости стукнул дракона кулаком, но тот даже не почувствовал.

— Приготовься прыгать и бежать, — сказал Поль Норе, беря гитару и флягу.

Змея услышала шум и подняла голову, но в то же мгновение дракон обрушился на нее. Поль соскочил на землю и бросился бежать. Сзади раздавалось рычание и шипение, накатывались волны жара. Он увидел, что перед ним извивается тело гигантской змеи. Поль обежал его и стал искать глазами Нору, но ее нигде видно не было. Однако, маленький человек с посохом был недалеко от него. Он бежал, спотыкаясь и падая, и снова поднимаясь. Они взглянули друг на друга, и Поль узнал Маусглова.

32
{"b":"30909","o":1}