ЛитМир - Электронная Библиотека

Ее глаза расширились.

— Что ты сделал с ним? — спросила она.

— Отдай посох, и мы поговорим об этом.

Уголком глаз Поль видел, что Маусглов потихоньку удаляется.

— Где ты взял его?

— Я собрал его по частям, хранившимся в вершинах треугольника Инта.

— Только колдун мог сделать это.

— Ты совершенно права.

— Я тоже немного знакома с древним искусством, но мне отвечает только средняя часть посоха. А это совсем другая магия, — она показала на обломки флайера. — Почему ты прилетел на этой штуке?

— Мой дракон был занят. А этот корабль был украден у моего врага, Марка Мараксона, у которого в горах Анвил много таких кораблей. Ты, наверное, видела черных птиц, летающих высоко в небе.

— Я знаю, кто он, и видела этих птиц. Некоторые из моих кентавров были убиты людьми, прилетевшими на них.

Поль держал в руке целый пук нитей, но все же ему не хотелось конфликтовать с тем, кому отвечает хотя бы средняя часть посоха.

— Наверняка это были низенькие люди, — сказал он, — из расы, которая ему служит. Я никогда не причинял кентаврам вреда и не имею желания враждовать с ними. Это произойдет впервые, если ты заставишь меня сейчас драться.

— Сунфа, подойди ближе, — сказала она, и вперед вышел молоденький жеребец со свежей раной на плече. — Эти люди были среди тех, кто нападал на вас?

— Нет, Стэл. Ни тот, ни другой.

— Теперь ты знаешь, кто я, — сказала она. — И знаешь, что я была среди штурмовавших замок Рондовал в тот день, когда этот посох был вырван из рук Дета Морсона.

Поль поднял руку так, чтобы рукав соскользнул и стало видно родимое пятно в форме дракона.

— Я Поль Детсон. Мне рассказали о моем отце. Ребенком я был перенесен в другой мир и только совсем недавно появился здесь. Посох мне нужен, чтобы сражаться с силами, скопившимися в горах Анвил и угрожающими миру. Ты собираешься мне его вернуть?

— С одной стороны, хорошо, что наш враг — это и твой враг. Но ведь на битву поднимутся орды демонов, спящих сейчас в Рондовале… под Рондовалом. И они станут мстить тем из нас, кто сражался против дьявола Дета. Так что скажи мне, что ты будешь делать потом, после битвы?

Поль усмехнулся.

— Однако, ты уверена, что я буду победителем… Хорошо… Я снова отправлю на долгий отдых всех своих слуг и буду один в тиши и спокойствии совершенствовать свое искусство. Для меня будет счастьем вернуть мир и спокойствие этому миру. Затем, возможно, я отправлюсь путешествовать. Темные аспекты искусства меня не привлекают. Я не хочу ничего завоевывать, и даже возможность править кем-то внушает мне отвращение.

— Понятно. Хотелось бы верить тебе. Скорее всего, ты говоришь правду. Однако, люди меняются со временем, и мне хотелось бы иметь какие-то гарантии, что ты не изменишь своего решения.

— Мое слово — все, что я могу тебе предложить. Можешь принять или отвергнуть его.

— Ты можешь предложить мне больше, и это, в свою очередь, поможет тебе самому.

— Что ты имеешь в виду?

— Поклянись в своей дружбе с нами на своем посохе.

— Но дружба — это нечто большее, чем договор о ненападении. Она накладывает обязательства на обе стороны.

— Я тоже поклянусь в своей дружбе с тобой.

— Это будет только твоя клятва, или она будет относиться ко всем кентаврам?

— Эта клятва будет касаться нас всех.

— А можешь ли ты говорить за всех?

— Могу.

— Хорошо. Я поклянусь.

Он оглянулся на Маусглова, уже готового шмыгнуть за деревья.

— Останься, — крикнул он. — Нам ничто не угрожает.

— Пока не угрожает, — сказал Маусглов, но все же вернулся.

Поль обошел находящегося под его управлением кентавра и легким движением руки снял с него заклинание. Тот сразу же сорвался с места и поскакал, как сумасшедший, кося глазами, но Стэл остановила его спокойным окриком.

— Скажи мне слова клятвы, — Поль подошел к ней.

— Положи руку на среднюю часть посоха и повторяй за мной.

Поль кивнул и сделал, как ему было сказано.

Когда они начали произносить слова клятвы, между ними начала образовываться сеть из темных нитей. Поль чувствовал, что в этих нитях накапливаются угрожающие силы. Когда клятва была произнесена, темные нити разделились на два темных облачка и разошлись. Одно облачко остановилось за спиной у Стэл, присутствие второго Поль чувствовал у себя за спиной.

— Теперь все, — она протянула ему посох. — Каждого из нас в случае предательства ждет смерть, — она показала на темные облачка.

Они пожали друг другу руки.

— Хорошо иметь друзей, — сказал, улыбаясь, Поль. — Я с удовольствием остался бы и погостил у вас, но мне пора собирать свою армию. Надеюсь, я скоро вернусь сюда.

Он вернулся к месту падения и взял гитару.

— Оружие? — спросила Стэл.

— Нет, музыкальный инструмент. Когда-нибудь, может, я поиграю для вас.

— Ты собираешься сейчас идти в Рондовал?

— Я должен попасть туда.

— Подожди. Я соберу наши силы и помогу тебе очистить замок от твоих врагов. Они ведь и наши враги, раз мы с тобой союзники.

— Не нужно. Враги в самом замке. А мне нужно в подземелье. Мой дракон — Лунная Птица — показал мне отдельный путь туда. Я пройду туда, не имея дела с этими ублюдками. Их я пока оставлю в покое.

— Где этот вход?

— На северном склоне. Придется вскарабкаться в гору, но особых трудностей быть не должно.

— Если, конечно, враги не заметят тебя и не погонятся на своих летающих лодках…

Он пожал плечами.

— Опасности есть всегда.

— Поэтому я соберу небольшой отряд и устрою шум на юге, чтобы отвлечь их внимание. Двое моих подданных отнесут тебя и твоего друга на северный склон.

— У врагов есть ружья, убивающие на расстоянии.

— Стрелы тоже убивают издалека. Мы не будем рисковать без причины. Я пошлю сейчас за моими подданными, а пока мы будем ждать, хотелось бы послушать твою музыку.

— Хорошо. Я с удовольствием сыграю вам. Устраивайтесь поудобнее…

Глава 20

— Ты была с ним, — обратился Марк к Норе, когда они стояли возле железной ограды в саду на крыше здания. — Каково его могущество теперь, когда он получил свой жезл? В чем оно проявляется?

— Не знаю, — она смотрела на цветы. — Я действительно не знаю. И подозреваю даже, что он сам этого не понимает. Или же он очень скрытен.

— Возможно, он уже мертв. Но с другой стороны, я не понимаю, как он мог так быстро пересечь океан. Кто-то из моих людей работает на него. Он был на моем флайере, когда его сбили у Рондовала. Но все же… предположим… только предположим, что он еще жив. С чего начнется нападение на меня? Какие силы есть в его распоряжении?

Она покачала головой и посмотрела ему в лицо. Его линза стала голубоватой. Он улыбался.

— Я не могу сказать тебе этого, Марк. А если бы даже и могла…

— Не скажешь? Так я и думал. Как мало тебе надо было времени, чтобы забыть меня и полюбить какого-то болтуна.

— Ты действительно думаешь так?

— А что я еще могу думать? Мы знали друг друга всю жизнь, и я полагал, что мы понимаем друг друга. А затем, практически за один вечер, ты полюбила другого.

— Я не влюбилась в Поля, — она выпрямилась. — Но это еще может произойти и очень легко. Он красив, умен и силен. Но все же я плохо знаю его, хотя мы провели вместе много времени. А с другой стороны, я была уверена, что знаю тебя хорошо, а теперь вижу, что сильно ошибалась. Если хочешь знать правду, то в данный момент я никого из вас не люблю.

— Но ведь раньше ты любила меня?

— Думала, что люблю.

Он ударил кулаком по ограде. Она положила руку на его плечо.

— Это из-за линзы? Этого отвратительного бычьего глаза? Из-за него ты разлюбила меня?

— Не будь глупым. Не во внешности дело. Я говорю о твоих делах и поступках. Раньше ты был другим, хотя тебя всегда тянуло к машинам. Это и само по себе плохо, но то, что ты делаешь и собираешься сделать… неизмеримо хуже.

35
{"b":"30909","o":1}