ЛитМир - Электронная Библиотека

Горя снова содрогнулись, земля треснула во многих местах. Из трещин вырывались языки пламени, горячий пар и камни. Ближайшие к трещинам дома рухнули, и грохот обвалов заглушил шум боя.

Руки Поля крепче стиснули посох, он воскликнул:

— Только дурак может считать это совпадением. А у меня есть невидимый союзник, и я прошу его: назови себя!

В воздухе перед ним тут же метнулось семь языков пламени, хотя вблизи ничего не горело. Самый левый из них замигал, и в голове у Поля прозвучало:

— Это не совпадение.

— А что же тогда?

Замигал второй язык пламени:

— Это — очистительная битва. Много лет назад этот мир раскололся, породив мир, в котором ты вырос и где этот мир является легендой. Это — неумирающий конфликт между мирами, и ему пришло время снова разразиться битвой. Ты хочешь сохранить старый мир, а Марк жаждет перестроить его.

— А есть у него такие же союзники, как у меня?

Ответил третий:

— Глубоко внизу под святилищем расположена древняя обучающая машина. У Марка есть устройство, через которое он непрерывно с ней связан.

Поль немедленно перегруппировал силы, направил их на святилище с приказом уничтожить все под ним.

— А вы знаете исход битвы? — спросил он.

— Это еще не решено, — ответил четвертый.

— Но мы отвлекаем тебя… - сказал пятый.

— …а тебе нужно все внимание, — сказал шестой.

— и потому мы исчезаем, — сказал седьмой, и все языки пламени бесследно исчезли.

Заметив, что пушки стали пристреливаться к нему, Поль приказал Дым перелететь в другое место. Трещина в земле превратилась в пылающий кратер, дым из которого застилал землю и поднимался высоко в небо. В глубинах земли усиливался грохот.

Чуть позднее Поль понял, что по нему уже не стреляют. Некоторые флайеры нападали на него, но он легко уничтожал их вспышками энергии из посоха. Эти самоубийственные попытки тоже вскоре прекратились.

Битва внизу становилась все менее организованной, обе стороны понесли внушительные потери. Продолжалась только битва за святилище Марка. Сопротивление защитников постоянно нарастало, их силы как будто возрастали, и Полю приходилось вводить в бой все новые и новые войска.

Нора считает себя пешкой, — подумал он. — А кто же я? Я руковожу этой битвой, но все же в своих действиях я не более свободен, чем любой мой слуга. А если это не так…

— Вверх, Дым! Кружи над городом!

Они поднялись над городом и стали совершать круги.

На третьем круге он их увидел — Марка и Нору. Они стояли на крыше высокого здания, и луч солнца, отразившись от окрашенной в красный цвет линзы Марка, попал в глаз Поля.

— Туда, Дым. Может, еще не поздно договориться с ним.

Дым развернулась и полетела к крыше. Поль помахал своим уже серым платком, хотя, впрочем, не был уверен, что этот миролюбивый жест здесь что-то означает. Но ему хотелось попытаться договориться с Марком.

— Марк! — крикнул он. — Я хочу поговорить с тобой. Позволь мне опуститься.

Марк опустил небольшой прибор, в который что-то говорил, и показал ему на крышу.

Едва Дым коснулась крыши, Поль спрыгнул с нее и подошел к высокому рыжеволосому человеку с желтой линзой вместо глаза.

— Я только сейчас начал понимать, что же мы делаем, — сказал Поль. — Это битва между наукой и древним искусством. Много веков назад подобная битва уже происходила здесь, и в то время здесь была разрушена цивилизация, а миры стали развиваться по двум различным направлениям. А теперь мы снова повторяем это! Мы оба — жертвы! Нами управляют! Эта битва совсем не нужна этому миру! Нам надо…

Сзади него раздался взрыв, и воздушной волной Поля бросило вперед. Он так и не понял, что же выкрикнула напоследок Дым, прежде чем замолчать навсегда.

— Будь ты проклят, Марк! — крикнул он, поднимаясь на ноги и не оглядываясь назад, так как знал, что он может там увидеть. — Я пришел сюда спасти твою жизнь и прекратить все это…

— А, понятно, — сказал Марк. — Я принимаю твою сдачу в плен.

— Не будь ослом! — Поль подошел к краю крыши. — Кому я могу сдаться? Посмотри! Наши армии почти уничтожены! Но мы еще можем прекратить все это. Прямо сейчас. Мы еще можем что-нибудь спасти. Здесь столкнулись наука и магия — они не могут существовать в одном мире. Но ведь наука и магия — это две стороны одного главного пути развития. Давай попробуем примирить их. Будем работать вместе. Посмотри вниз! Посмотри, что происходит! Разве этого ты хочешь?

Марк медленно приблизился к парапету, таща за собой Нору, крепко стиснув ее руку. Он сам посмотрел вниз и увидел, что огненная река вытекает из кратера и течет по улице под ними. В дыму и пепле линза Марка стала зеленой. Жар огненной реки чувствовался даже на такой высоте.

— Хоть я и убил твоего дракона, — медленно сказал Марк, — но ты только что разрушил мое святилище.

Резким движением он подтащил Нору к краю крыши и задержал ее возле края.

— Я отвергаю твое безумное предложение. Если я позволю тебе уйти, то ты снова соберешь свои темные силы и нападешь на меня.

— Но ты сможешь выстроить все это снова — лучше и прочнее, — ответил Поль. — Я хочу, чтобы у нас остался шанс на примирение.

— А я — нет, — Марк выкрутил Норе руку. — По-моему, этот посох — ключ к твоему могуществу. Брось его в кратер, а то я брошу ее. А если ты используешь его против меня, то я туда захвачу ее с собой.

Поль посмотрел на посох, затем кинул его вниз. Марк внимательно следил за ним, пока кратер не поглотил его. Поль смотрел на Нору.

— Отпусти ее, — сказал он.

Марк отшвырнул ее так, что она упала.

— Вот теперь могу сразиться с тобой, — сказал он.

Поль сжал кулаки и шагнул вперед.

— Я не дурак, — сказал Марк, вынимая из кармана продолговатый предмет, — и помню, что ты хорошо тренирован. А как насчет этого?

Все звуки внезапно перекрыл грохот извергающегося вулкана, и Поль вдруг увидел его — желтый, с черными прожилками он струился вокруг. Крыша музыкально изгибалась у него под ногами. Небо превратилось в шипящую воронку, через которую на него обрушивались горькие облака с острыми зазубренными краями. Ноги были где-то далеко внизу, возможно, в аду — так им было ужасно горячо, и когда Поль попробовал шевельнуть ими, он не смог устоять и упал на одно колено. Небесный свод фиолетово дребезжал, его глаза стали мокрыми, и из них покатились изумруды, царапая ему щеки своими острыми краями. Мягкие голубые крики вылетели из его рта, как испуганные птицы. Марк смеялся, испуская звуки в виде пурпурных колец, и его оранжевый глаз сверкал, как прожектор. Предмет, который Марк держал в руке, прокалывал в воздухе сверкающее отверстие и… из этого отверстия вылетели семь языков пламени.

— Гитара, — сказал первый.

— Сними с плеча футляр, — сказал второй.

— Вынь из него гитару, — сказал третий.

— Играй, — сказал четвертый.

— Твои руки сами знают, что делать, — сказал пятый.

— Сними с плеча футляр, — сказал шестой.

— Открой его, — сказал седьмой.

Черная гора крушилась перед ним, а его руки — чьи-то совершенно чужие — сами делали то, что знали.

В трех местах в темноте перед ним ударили голубые искры. Какие-то жуткие и опасные видения вырастали из мрака.

А руки его уже держали гитару на колене и сами делали то, что знали. Искры плясали у него перед глазами. Кисть слабо запульсировала.

— Нападай, — сказал первый.

— Отрази назад то, что угрожает тебе, — сказал второй.

— Пусть он услышит то, что слышишь сейчас ты, — сказал третий.

— Пусть он увидит то, что видишь сейчас ты, — сказал четвертый.

— Своей игрой ты сможешь усыпить минотавра, — сказал пятый.

— …а этого ты можешь увести за границу разума, — сказал шестой.

— Уничтожь его, — сказал седьмой.

И внезапно Поль услышал музыку. Искаженные видения все еще окружали его, но он отгонял их все дальше и дальше. Он изменил ритм и поднялся на ноги. Волны, излучаемые предметом в руках Марка, бились между ними, и когда они достигали Поля, реальность сразу же искажалась, но теперь Поль каждый раз отбрасывал их, и ясность видения возвращалась к нему теперь все чаще и чаще. Теперь он уже видел Марка, направлявшего на него ящичек с трубкой. Пот стеклянной маской покрывал его лицо, линза непрерывно меняла свой цвет, проходя через весь спектр. Музыка теперь заглушала даже грохот вулкана, но дым поднимался вверх и окутывал их. Нора стояла на коленях, опустив голову и закрыв лицо руками. Поль начал играть еще быстрее, воздействуя музыкальным ритмом на мозг противника. Шатаясь, Марк сделал шаг назад. Поль шагнул вперед. Марк отступил еще на шаг. Его линза меняла цвет все быстрее и быстрее. Когда здание качнулось, и крыша наклонилась, Марк отступил еще дальше и выронил ящичек. Несколько мгновений его линза оставалась абсолютно черной. Он вытянул вперед руку, чтобы удержаться, но снова сделал еще шаг назад. Облако дыма окутало его. Он уже дошел до парапета, оперся на него, и тот рухнул вместе с ним…

38
{"b":"30909","o":1}