ЛитМир - Электронная Библиотека

Опять, снова воспоминания. Безумие. Я полностью сбит с толку. Кто-то приближается к замку. Какой-то отшельник мужского рода. Я могу отличать пол, потому что был знаком с девушкой Норой, гостившей здесь некоторое время, прежде чем вернуться к своим родным. На мужчине коричневый плащ и темная одежда. Он появился с северо-запада, верхом на чем-то подобном маленькому дракону, которые обитают внизу. Его русые волосы прорезали седые пряди. Он вооружен коротким мечом. Он огляделся по сторонам. Путник вряд ли мог не заметить огонька в одной из комнат замка. Он начал снижаться, двигаясь безмолвно, как опавший лист, или прах, развеянный по ветру. Думаю, что он приземлится в дальней части двора, которую не видно из окон библиотеки.

Да.

Внутри комнаты мужчины беседовали о сражении в горах Анвил, где Поль победил своего сводного брата Марка Мараксона. Как я понял, Поль — колдун, а Марк — что-то другое, такое же сильное, но противоположное по духу и поведению. Колдун — это тот, кто управляет энергией, также как Поль проделывал со статуэткой или с книгой. Я смутно помню другого колдуна. Его звали Дет.

* * *

— Ты слишком долго возишься со статуэтками, — заметил Маусглов. — Если бы отгадка была проста, ты давно бы справился с ней.

— Я знаю, — ответил Поль, — поэтому во всем ищу сложности.

— Я не силен в магии, — сказал Маусглов, — но мне кажется, что суть проблемы не в этом.

— Что ты имеешь в виду?

— Факты, друг, факты. Ты не слишком откровенен, но старая мудрость говорит, что ты не там ищешь. У тебя была пара месяцев, чтобы перерыть всю библиотеку, переиграть во все магические игры с этими упрямыми куклами. Если бы ключ к разгадке был в магии, ты бы давно отыскал его. Значит дело не в этом. Ты должен поискать отгадку в другом месте.

— Где? — оживился Поль.

— Если бы знал, давно бы сказал тебе. Я был оторван от близкого мне мира более чем на двадцать лет. Должно быть он изменился. Вряд ли смогу указать тебе путь. Но ты же знаешь, я намеривался остаться здесь ровно на столько, сколько потребуется для выздоровления. Но теперь мне страшно покидать тебя, и прежде всего из-за тебя самого. Мне тяжело видеть, как ты день за днем все дальше и дальше погружаешься в бездну таинств и магического безумия. Мир и так полон полусумасшедших чародеев, я думаю тебе нужна помощь, может быть руководитель — не в смысле постановки каких-то сверхцелей, которые ты, совершенствуясь, будешь достигать. Я думаю тебе следует отвлечься, на какое-то время уйти от тех задач, которые ты перед собой поставил. Ты как-то говорил, что хочешь посмотреть иные миры. Сделай это прямо сейчас. Пойдем со мной — завтра. Кто знает? Может ты найдешь именно то, что так долго искал, путешествуя по свету.

— Я не знаю… — начал Поль. — Мне бы хотелось, но — завтра?

— Завтра.

— И куда мы направимся?

— Я думаю, вдоль побережья, затем на север. В портовых городах можно получить много разной информации и сплетен…

Поль поднял руку и взъерошил волосы. Маусглов кивнул и поднялся на ноги.

— Твоя система охраны в порядке? — прошептал Маусглов.

Поль кивнул и повернулся к двери.

— Тогда это не может быть что-то…

Звук повторился вновь, а вместе с ним в дверном проеме возник силуэт светловолосого человека, он улыбался.

— Добрый вечер, Поль Детсон, — начал он, подняв левую руку и быстро вычерчивая ей в воздухе какие-то замысловатые движения, — и до свидания.

Поль рухнул на колени, его лицо мгновенно вспыхнуло и стало пунцовым. Маусглов обошел стол. Схватив одну из фигурок и замахнувшись ею как дубинкой, он двинулся на незнакомца в коричневом плаще.

Незнакомец сделал невидимый жест правой рукой и вор застыл, затем повис в воздухе и, словно пылинка, был отброшен к стене. Фигурка выскользнула из рук, растянувшегося на спине, вора.

Как только это произошло, Поль вскинул руки, как бы защищая лицо, и сделал несколько направленных наружу жестов. Лицо его стало бледнеть, принимая нормальный цвет. Поль медленно поднялся на ноги.

— Могу я спросить «почему?» — сказал он, теперь обе его руки совершали круговые движения в противоположные стороны.

Незнакомец вновь улыбнулся и махнул рукой, отгоняя невидимую муху.

— И я могу ответить тебе, — сказал противник, — но ответ связан с принуждением.

— Очень хорошо, — произнес Поль, — хотелось бы услышать и испытать.

Он почувствовал дрожь в драконовом пятне, воздух был заполнен нитями заклинаний. Он вытянул руку и схватил пучок нитей, зажав их в кулак. Намотав на руку, он щелкнул ими словно кнутом прямо перед лицом противника.

Как только хлыст из нитей приблизился, незнакомец перехватил его. Выхватив кнут, он направил ответный удар в сторону Поля. Плотность нитей заклинаний между ними стала такой непролазно густой, какой Полю еще не доводилось видеть. Густота нитей почти полностью скрыла противника.

Поль вращая левой рукой, стараясь свернуть нити в клубок. Внезапно он поверг их в пламя и швырнул горящий клубок в противника.

Вывернув правую ладонь тыльной стороной, мужчина отклонил горящий пучок. Затем поднял руки и затряс кистями.

Свет в комнате запульсировал. Воздух кишел нитями заклинаний. Словно разбуженные змеи, они извивались и искрились разными цветами. Они становились все толще, и вот зловещая пелена полностью скрыла противника.

Пульсация драконова родимого пятна слилась в единый ток, охватила всю правую руку и вызвала онемение. Поль направил на пятно всю энергию, концентрируя волю на поиске ясного отчетливого образа противника. Тотчас же силуэт противника вспыхнул разноцветными огнями и засверкал словно радуга во время дождя. Комната исчезла. Поль заметил, что его тело тоже люминесцирует.

Два человека оказались лицом к лицу, разделенные маленьким мирком, заполненным движением и переливами света.

Поль увидел, как противник поднял руки вверх, как бы удерживая невидимые чаши. Из его ладоней заклубился дымок, который в тот же миг превратился в огромного зеленого змея. Тварь подняла омерзительную голову и скользнула по воздуху в направлении Поля.

Поль почувствовал леденящий холод чудовища у себя над головой. Он вытянул руки и начал вращать и встряхивать кистями. Громадная серая птица взмыла в высь, порожденная его руками. Сосредоточив энергию, он освободил ее, переместив в птицу.

Птица мелькнула в воздухе и камнем бросилась на змею, хватая ее острыми когтями и долбя клювом. Змея извивалась, пытаясь придушить птицу мощным телом.

Следя за ходом поединка, Поль заметил, что противник, словно фокусник, производит наполненные переливающимся светом шары. Вот птица стала подниматься вверх, унося в когтях извивающуюся змею. Взмахи крыльев и корчащееся тело змеи постепенно слились в общем хаосе светового сияния. Поль увидел летящий прямо на него огненный шар.

Смеясь, Поль придал руке форму теннисной ракетки. Краем глаза он увидел какое замешательство вызвал в противнике неизвестный инструмент.

Он отбил первый мяч в тот момент, когда противник швырнул в него вторым. Противник выронил оставшиеся шары и бросился в сторону, уклоняясь от отбитого шара. Поль ловко отбил второй мяч, направляя удар на поднявшегося на ноги противника. Одновременно он щелкнул пальцами правой руки, и в ней появилось что-то длинное и черное.

Поль вновь размахнулся ракеткой, но промахнулся. Удар пришелся ему прямо в шею и заставил судорожно вздрогнуть. Поль почувствовал, что падает. Бросая ракетку, он судорожно схватился за душащую его ленту, пытаясь разорвать и сдернуть ее..

Она вновь обвила и сжала его горло. Постепенно мир начал меркнуть. Горло сжималось все туже и туже. Откуда-то совсем рядом донесся смеющийся голос.

— Любое состязание имеет конец, — произнес голос чужака.

Затем раздался взрыв, и все исчезло во мраке.

* * *

Противоборство сил Поля и его гостя было впечатляющим и очень поучительным. Наверное, стремясь поразить друг друга, они причиняли боль. Однако интересно, хотели они причинять друг другу боль или нет. Меня больше интересовали их манипуляции, чем изнуряющее сопротивление и противоборство. Я чувствовал, что сам могу оказаться в подобной передряге, поэтому хотел хоть чему-нибудь научиться на будущее. Внезапная развязка очень удивила меня. Переживая за маленьких, не столь загадочных существ, я проследил, как одному удалось прикончить другого. Конечно, мне и в голову не пришло, что те громадные чудовища могли повлиять на поединок. Я чувствовал, что сам незримо участвую в бою, но на чьей стороне и за что борюсь, я так и не мог понять. Мной опять овладела раздвоенность и неуверенность.

41
{"b":"30909","o":1}