ЛитМир - Электронная Библиотека

— Издалека. Я думаю, ты даже не слышал об этой стране.

— Что ты там делал?

— Много кое-чего. Я полагаю, что очень преуспел как музыкант.

— Нет, я о магии?

— О ней там ничего не знают.

— А ты? Как ты попал сюда? Как вообще стал Одержимым Магией?

В это мгновение Поль почувствовал сильное желание рассказать Ларику свою историю. Но осторожность сделала свое дело и подавила стремление Поля.

— О! Это очень длинная история, — сказал он, глядя через плечо Ларика, — но вот остальные трое.

Ларик посмотрел в указанном направлении.

— Полагаю, обнаружив необычные способности, ты провел много интересных экспериментов? — спросил он, суетливо оглядывая собравшихся.

— Да, слишком много, — ответил Поль, — могла бы получиться целая книга.

— Есть такие, которые отложились в твоей памяти, как наиболее значительные?

— Нет.

— Думаю, ты просто не любишь об этом говорить. Ладно. Ты не обязан отчитываться передо мной. Но если ты захочешь ответить, мне очень интересно лишь одно.

— Что?

— Белые маги при случае используют то, что известно как черная магия, и наоборот. Мы знаем, что это почти одно и тоже, но есть оттенки, по которым их различают — это собственные наклонности, которые проявляет маг, находясь в одиночестве; иначе это можно назвать стилем поведения. Какой стиль ближе лично тебе?

— Я использую все, что считаю нужным, — произнес Поль, — хотелось бы думать, что мои умыслы относительно чисты, но многие стремятся обелить себя в собственных глазах. Тем не менее, я думаю, что в большинстве поступаю корректно.

Ларик засмеялся, качая головой.

— Хотелось бы подольше побеседовать с тобой, я чувствую за твоими словами яркую индивидуальность. Тебе доводилось использовать силы магии против другого человека?

— Да.

— И что с ним стало?

— Он мертв.

— Он тоже был колдуном?

— Не совсем.

— Что значит «не совсем»? Разве такое может быть. Человек либо колдун, либо нет.

— Это был совершенно особый случай.

Ларик задумчиво посмотрел на него, затем опять рассмеялся.

— Тогда ты — черный маг.

— Ну это ты сказал, не я.

Три оставшиеся кандидата наконец подошли к ожидающей их группе и были представлены. Ларик внимательно оглядел их.

— Вы опоздали. Из-за вас опаздываем все мы. Мы немедленно отправляемся в путь, будем идти туда, пока не выйдем за пределы города. Пройдем еще немного по этой тропинке, затем начнется подъем в горы. Я до сих пор не знаю сколько — если, конечно, они будут — привалов мы сделаем во время пути. Все будет зависеть от скорости вашего передвижения и времени, которым мы будем располагать.

Он указал на груду белой одежды.

— Каждый должен взять с собой одну из этих мантий. Вы оденете их непосредственно перед входом.

Он повернулся и первым двинулся в арку. Маусглов подошел к Полю.

— Я буду ждать тебя у выхода, утром, — сказал он, — удачи тебе!

— Спасибо.

Поль заспешил за остальными. Оглянувшись, он увидел, что Маусглов уже ушел. Он догнал Ларика, следуя на шаг позади него.

— Просто любопытно, — сказал он, — зачем столько старался, чтобы доказать, что я склонен к черной магии.

— Мне все равно, — ответил другой, — здесь встречаются любые маги и все очень переплелось.

— Ты ошибаешься. По крайней мере, я с тобой не согласен.

— Это неважно.

Поль пожал плечами.

— Думай как хочешь.

Он замедлил шаг и смешался с группой претендентов. К нему подошел Нарф.

— Все так удивительно, правда? — начал ученик.

— Что ты имеешь в виду?

— Внезапность и скоропалительность начала. Ибал даже не знает, что я уже в пути. Он все еще… — он замолчал и хмыкнул, — занят.

— По крайней мере, он успел внести мое имя в список кандидатов, прежде чем заняться более важными делами.

— Ну, положим, не совсем бескорыстно, — ответил Нарф, — я немного завидую тебе, тому, что ты обретешь в ходе посвящения.

— Как это?

— Разве ты не знаешь?

Поль покачал головой.

— Одержимые Магией, особенно те, что прошли посвящение, — объяснил Нарф, — почти все без исключения становятся наиболее могущественными колдунами. Самыми сильными и влиятельными. Конечно, их не так много. Именно поэтому Ибал хотел бы, чтобы ты запомнил его, остался признательным и благодарным.

— Будь я проклят! — в сердцах сказал Поль.

— Ты действительно ничего не знал?

— Абсолютно ничего. Послушай, это что-нибудь значит? Меня очень удивило стремление Ларика выяснить черный я или белый.

Нарф рассмеялся.

— Полагаю, ему ненавистна сама мысль, что противоположная сторона получит достойное пополнение.

— Ты что имеешь в виду?

— О! Я не так много знаю о нем, но ходят сплетни, что Ларик такой лилейно-белый, что все свободное время ненавидит противоположный лагерь. Полагают, что он большой мастер своего рода — в сугубо технических аспектах.

— Я уже устал от неверных суждений, — произнес Поль, — кажется, это будет преследовать меня всю жизнь.

— Лучше со всем примириться.

— Я не думаю, что посвящение пройдет не по плану.

— Нет, я уверен, что он все хорошо подготовил. Белые, как правило, очень аккуратны и дотошны.

Поль улыбнулся в ответ. Он настроил свое внутреннее зрение и оглянулся на силовой конус. Пирамида заметно подросла. Он отвернулся и зашагал к облакам, окутавшим гору. Балкин был окружен таинственным сиянием. Он молча ожидал их.

Глава 6

Поль сидел на широкой плите около входа в пещеру на западном склоне горы. Он прикончил хлеб и допил оставшуюся воду. Последние солнечные блики тонули в бездонной тьме ночи. Они поднялись почти на три четверти и сделали лишь один короткий привал за время пути. Ноги Поля слегка дрожали и ныли. Он представил как болят стертые ноги у других кандидатов.

Небо юго-запада окрасилось яркими всполохами. Пронизывающий ветер, сопровождавший их во время подъема, взвыл в сильном порыве и просвистел над головой. Поль напряг внутреннее зрение и поразился, весь Балкин был охвачен голубым сиянием. Он хотел было сказать об этом Нарфу, но Ларик поднялся и откашлялся.

— Теперь все. Оденьте мантии поверх одежды и постройтесь у входа, — сказал он, — здесь совсем недалеко идти до первой станции. Я покажу дорогу. По дороге не разговаривать и вообще никаких разговоров, пока вас не попросят отвечать на вопросы.

Они развязали узел с белыми одеждами и начали одевать мантии.

— …Любые видения или превращения, которые вы увидите — вместе с изменениями в сознании — все это лишь иллюзии, не принимайте их на веру и не поддавайтесь их влиянию. Любые превращения с вами кончатся к концу ночи.

Они выстроились в шеренгу за ним.

— У вас есть последняя возможность, чтобы задать последние вопросы.

Вопросов не было.

— Очень хорошо.

Ларик осторожно двинулся в глубь пещеры. Поль шел в середине цепочки претендентов. Его зрение приобрело обычный ракурс. Голубое свечение немного ослабело, но не исчезало. Узкая пещера с высокими сводами, в которую они вошли, пульсировала как и наружные склоны горы; ее стены изливали вполне достаточное, а иногда и сверхдостаточное, количество света, облегчая их путь. По мере продвижения в глубь, сияние и переливы света усилились. Стены и своды пещеры сверкали яркими огнями и тонули в них, исчезая из вида. Казалось, что они шли вдоль сказочной, залитой сиянием, авеню, соединяющей рай и ад. Все выглядело загадочным и нереальным.

До них долетел отдаленный грохот грозового раската, когда они свернули влево, затем их путь повернул на право, и начался медленный подъем. Подъем становился все круче. Временами попадались места с некоторым подобием ступенек. Лишь истертость пола свидетельствовала о том, что все это сделано руками человека.

Новый поворот, крутизна подъема все нарастала. Внезапно его руки нащупали тяжелые путеводные веревки. Сначала претенденты с отвращением держались за них. Перемещение рук по веревке было равносильно хватанию за прыгающее пламя, однако, пройдя еще не много, у них не осталось иного выхода. Помещение не было влажным; но Поль почувствовал как вспотели его ладони, потом уловил слабую пульсацию родимого пятна. Чем выше они поднимались, тем влажнее становился воздух. Поль отчетливо слышал тяжелое дыхание своих товарищей, которые едва поспевали за Лариком.

53
{"b":"30909","o":1}