ЛитМир - Электронная Библиотека

Потом Поль увидел его уже на улице, он пустил стрелу и сразил лидера атакующих сил. Далее он схватился со старым Мором. Мор одержал верх и поразил колдуна. Колдун умер под грудой каменных глыб.

Видения поплыли словно в тумане. Шторм стихал, битва угасала. Он увидел Мора верхом на кентавре, они двигались к западу. Тело мертвого волшебника вез другой кентавр.

Картина вновь затуманилась.

В пещере, освещаемой лишь слабым огоньком посоха Мора, он был один на один с мертвым колдуном. Тело лежало на каменной плите лицом вверх, руки скрещены на груди. Склонившись над телом, Мор что-то делал с его лицом — гладя и прижимаясь. Мгновение спустя он поднял руки и стал производить движения, наполняя его новой силой.

Нет. Мертвая маска. Только теперь Поль заметил как похожи черты лица Мора на черты мертвого волшебника.

Он начал что-то тихо шептать, но Поль не мог разобрать слов. Его внимание было приковано к серебряной нити, незримо окутавшей маску.

Образ подернулся рябью, затем все распалось.

Поль открыл глаза. Все застыли в состоянии внутреннего созерцания, слова эхом разносились по комнате. Ларик стоял с воздетыми вверх руками, он медленно водил ими в сторону последнего говорящего.

Когда он окончил речь, Ларик обошел их и остановился возле мертвого человека. Он поднял его, взвалил себе на спину, затем двигаясь по периметру разорвал Круг. Он оглянулся и жестом пригласил следовать за ним.

Они вышли из комнаты и двинулись вдоль широкого тоннеля. Тоннель перешел в огромную пещеру. Она была неправильной формы, щедро украшена большими сталактитами. Они создавали причудливые закутки. Здесь было значительно холоднее, и голова Поля начала проясняться.

Ларик обошел вокруг пещеры и пристроил тело в одном из закутков. Вернувшись, он взобрался на небольшое возвышение и обратился к остальным:

— Крендел оказался единственным, который не выдержал воздействия сил, — произнес он, — остальные, можно сказать, так или иначе прошли испытания. Пройдет еще несколько недель, прежде чем наступит равновесие вашего магического статуса и ваши способности стабилизируются. Поэтому я не рекомендую вам заниматься Великим Искусством в это время. Иначе результаты могут принять совсем непредвиденный оборот, и вас будет ожидать разочарование. Отдыхайте, займитесь спортом, отвлекитесь на время от магии. Когда вы почувствуете, что готовы, начните с самого малого — и внимательно изучайте и следите за результатами своих действий. Так, потихоньку, продвигайтесь от простого к сложному, и то лишь тогда, когда убедитесь, что все идет нормально.

Он оглянулся через плечо и указал направление.

— Этот тоннель выведет вас наружу, — сказал он, — он очень длинный. Я провожу каждого персонально на встречу рассвету.

— Ты будешь первым, — сказал он рядом стоящему. — Пройди несколько метров и подожди меня, я догоню тебя через минуту.

Он спустился с насыпи и повернулся к Полю.

— Пойдем, — попросил он и повел его в один из темных сталактитовых закоулков.

— Что-то пошло не так, — прошептал Поль, — я стал чудовищем, а никто этого даже не заметил.

— Все правильно, — ответил Ларик, его голос приобрел нормальный тембр.

— Это означает, что я не прошел испытания? Ведь обряд посвящения уже закончен.

— Одержимый Магией! — ответил он, — твое превращение не имеет ничего общего с посвящением. Или ты ничего не слышал о Замке Авинконет?

— Да, никогда не слышал.

— И ничего не знаешь о Воротах и черном, зловещем мире? О тех Воротах, которые ты распахнул?

Поль нахмурился.

— Понятно, — сказал Ларик, вздохнув. — Все, что я сделал с тобой крайне необходимо. Я воспользовался возможностью воздействовать на твой мозг на каждой ступени посвящения и наложил силовые оболочки — они часть за частью меняли твое тело на подобие тех тварей, которых ты там видел в том проклятом месте. Конечно, твой разум остался неприкосновенным.

— Зачем? — спросил Поль, — что я сделал тебе?

— Мне, лично, ничего, — ответил Ларик. — Но зло, которое ты несешь, настолько разрушительно, что это оправдывает все мои действия. Ты будешь глубже познавать, что лежит перед тобой и за тобой. Теперь я должен вернуться к остальным посвященным.

— Поль протянул длинную когтистую руку, пытаясь схватить его. Ларик сделал едва уловимый жест и рука застыла в воздухе.

— Что это?..

— Я имею полный, абсолютный контроль над твоим новым телом, — произнес он торжественно, — в обернул тебя целой сетью практически неразрушимых оболочек. Видел, как я могу воздействовать, полностью парализовав тебя? Это тоже замаскированная оболочка. Она даже частично компенсирует твою неловкость. Только ты видишь себя таким, каким ты стал на самом деле — еще одно необходимое напоминание. То, что ты сейчас представляешь — это творение моих рук.

— Ты так обеспокоен черной магией, — сказал Поль, — возможно, ты опасаешься конкуренции?

— В данное время это необходимо, — сказал он, — для борьбы со страшной заразой.

— Только не надо проповедей. Я ничего дурного не совершал. А вот ты — да.

Ларик пошел прочь. Поль рассмеялся ему в след. Смех перешел в вопль.

Его крик оборвался, как только Ларик обернулся. Теперь Поль вовсе не мог говорить.

— Я зайду за тобой в последнюю очередь и мы отправимся в Замок Авинконет, — сказал Ларик, затем рассмеялся и добавил, — постарайся никуда не уходить.

Он скрылся за сталактитовым выступом и исчез из виду.

До Поля донесся звон капающей в бассейн воды. Он слышал собственное хриплое дыхание, гул голосов остальных посвященных, беззаботно обсуждающих события ночи и собственные переживания.

Если магия породила его, то она может его освободить, думал Поль. Но он не мог обнаружить источника своей силы. Казалось, какая-то часть его беспробудно спит. Он стал размышлять над словами Ларика о том, что его сны стали для кого-то суровой реальностью. Он вновь и вновь прокручивал свою память, пытаясь отыскать ключ или то, что могло им быть. Он недоумевал, как может быть связана его нынешняя ситуация с тем нападением колдуна в Рондовале, с которым так браво расправился Маусглов.

Внезапно он услышал звук приближающихся шагов. Слишком рано, чтобы вернулся Ларик, но…

Перед ним появился высокий, как Ларик, мужчина, но чуть полнее. Его лицо постоянно менялось, словно он носил бессчетное количество масок. Глаза бегали, нос то морщился, то распухал, ноздри раздувались, губы кривили гримасы разнообразных эмоций. Когда он открыл рот, чтобы произнести слова, Поль увидел сверкающий ряд зубов. Он перешел на внутреннее зрение, но так и не мог проникнуть сквозь защитную оболочку, которой ловко замаскировался пришелец.

— О, я вижу моя маскировка до сих пор на тебе держится, — услышал он знакомый голос, — но что ты сделал с остальными?

Поль обнаружил, что не может даже промычать в ответ.

— Боже! — воскликнул незнакомец, — что за ужасное тело. Ты, наверное, дал волю всем бредовым извращениям, которые в состоянии родиться в человеческом мозгу. Я думаю ты немного перестарался, верно?

Он поднял голову, два глаза: огромный и совсем крошечный с интересом разглядывали Поля. Размеры глаз постоянно менялись, менялось и само выражение лица.

— О, прости меня, — сказал он снова, — я совсем забыл, что ты не можешь говорить.

Он протянул руку и легонько дотронулся до губ Поля. На секунду они напряглись, затем он почувствовал, как по ним прокатилась волна расслабления. Он ощутил, что его челюсти разжались, и он в состоянии даже пошевелить головой.

— Какого черта вам нужно, — спросил Поль.

— У меня совсем нет времени на объяснения, даже при всем своем желании, — ответил незнакомец, — это очень длинная история. Сейчас стоит заняться более важными делами. Кажется все идет прекрасно. Не стоит слишком волноваться.

— Что ты называешь «прекрасно»? — огрызнулся Поль, указывая на свое чудовищное уродство.

— Ну, не обязательно все понимать с эстетической точки зрения. Я имею в виду развитие событий. Теперь Ларик думает, что заполучил тебя с потрохами.

57
{"b":"30909","o":1}