ЛитМир - Электронная Библиотека

Поль обошел всю комнату и повернулся, Ларик уже стоял за порогом. Поль почувствовал, что принудительное помыкание им исчезло.

— Что на ужин? — спросил он.

— Если он не сможет встретиться с тобой, я что-нибудь пришлю, — ответил Ларик.

— Я пока просмотрю список вин.

Ларик уставился на него, затем покачал головой.

— Тебе следует быть более сдержанным. Я не хочу, чтобы ты здесь все разнес в щепки, — сказал он, — пойди и спокойно сядь на скамью.

— Хорошо, чародей. Никаких разрушений и ущерба.

Поль прошел вдоль комнаты и уселся на скамью. Тут же он почувствовал как заработали и запульсировали нити заклинаний.

— У тебя это здорово получается, — сказал он.

— Спасибо.

— …Но я не думаю, что это поможет тебе в конце.

Ларик прыснул.

— …До конца еще слишком далеко.

— Никогда не строй далеко идущих планов, — изрек Поль.

— Что ты имеешь в виду?

— Когда ты достигнешь, то можешь обнаружить, что уже опоздал.

— Прими это на свой счет, Чейнсон.

— Уже.

Дверь закрылась. Комната погрузилась во мрак. Поль услышал, как щелкнул засов. Поль с отвращением сбросил с себя опутавшие его нити.

Его забавляла идея внедрить одну из нитей в Ларика, пока тот старался захомутать его. Это позволило бы ему проследить все его передвижения и увидеть то, что с ним связано. Его раздирало любопытство, он отгонял от себя страхи рискованности мероприятия.

Он скользнул по комнате внутренним зрением, казалось все плавало в жемчужном сиянии. Около двери извивалась бледная золотистая нить. Он протянул вперед правую руку и напряг волю. Под толстым слоем маскировки он ощутил пульсацию в драконовом родимом пятне. Нить медленно поползла к нему.

Намотав ее на пальцы, он почувствовал легкое электрическое покалывание. Поль настроил свой мозг, создав в нем пустоту. Она стала немедленно заполняться образами и впечатлениями, навеянными нитью. Тотчас он осознал, что уже нагоняет беглеца-чародея. Ларик полностью расслабился и забыл всякую предосторожность, пребывая в полной уверенности, что Поль лишен любых магических действий и всем существом подчинен ему.

Он последовал за Лариком. Попетляв по коридорам, он в след за ним поднялся по лестнице. С одной стороны площадки было огромное окно, за ним вновь тянулись ступеньки. Ларик шел по роскошным холлам, наконец он вышел в галерею, ведущую к двойной двери, щедро украшенной витиеватым орнаментом. Слуга в ливрее примостился на низкой скамеечке справа от входа. Он встал при появлении Ларика, на его лице появилась улыбка приветствия.

— Он не спит? — поинтересовался Ларик.

Человек покачал головой.

— Скорее всего спит, — ответил слуга, — он недавно лег и просил не беспокоить его.

— О, конечно, если он проснется, Мак, скажи ему, что я доставил того человека, которого он хотел.

— Если проснется, то передам. Но я не думаю, что он встанет раньше утра.

— Тогда я пойду распоряжусь на счет еды для парня. Что там можно ему подать?

— Немного мяса с хлебом, я думаю, будет совсем неплохо, можно еще добавить пиво.

— Райл вернулся недавно…

— Обратный путь утомил его. Он обернулся слишком уж быстро.

— Ничего не говори мне об этом. Ладно. Я иду в кухню. Спокойной ночи.

— Доброй ночи.

Поль вновь последовал за ним, теперь они спускались вниз и двигались по направлению к заднему двору. Ларик шел заметно медленней. Поль слышал, как он отдавал распоряжения на счет еды усталой полной женщине среднего возраста, которую он оторвал от собственной поздней трапезы. Затем он приготовил легкий холодный ужин для себя и тут же проглотил еду. Поль сохраняя связь, одновременно он почувствовал, как волна голода атаковала его, и голодный желудок отозвался ей призывным бурчанием. Краем глаза он узрел женщину, ставящую еду на поднос.

Ларик прикончил второй бокал вина, вздохнул и медленно поднялся на ноги. Он пожелал женщине доброй ночи, посетил уборную, затем вновь принялся петлять по бесконечным коридорам, вверх и вниз по лестнице. Проделав долгий путь, он оказался в северо-восточном крыле здания.

Поль старательно запоминал хитрые коридоры и маршрут, полагая, что Ларик движется в собственные апартаменты. Но путь шел все ниже и ниже и казалось вел в самую гору. Следы роскоши исчезли. Помещения, по которым они проходили, были покрыты плотным слоем пыли, в них явно не ступала нога человека. Они служили свалкой старой сломанной мебели. Над ними царила мрачная, черная пустота. Ларик соорудил небольшой светильник на кончике ножа и поднял его над головой словно факел. Прыгающие блики отбрасывали уродливые тени на голых каменных стенах. Некоторое время он шел прямо, потом свернул в расщелину. Оттуда вниз вел узкий коридор и лестница с грубо высеченными ступенями. Коридор становился все уже и уже, потолок стал нависать все ниже. Поворот. Ларик шел очень медленно и осторожно. Он повернул еще два раза, шаги смолкли. Он подошел к высокому массивному выступу. На вершине его располагалось что-то большое и отражающее.

Он поднял руки и стал цепляться за камни. Огонек погас, как только он начал карабкаться вверх. Поль почувствовал, что его дыхание стало более глубоким. Достигнув вершины, он рухнул на колени и замер. Поль не мог отгадать, что помещалось перед ним, так как что-то вдруг случилось с глазами человека.

Он подождал, но больше ничего не происходило. Появилась долгожданная пища и он прервал контакт.

* * *

Покончив с едой, Поль оттолкнул пустой поднос и опять взялся за золотистую нить. Но она извивалась, видения исчезли. Он решил, что лучше прикрепить ее к чему-нибудь и подождать. Ах, да, тот человек устал и не велел беспокоить до утра. Поль соорудил на лавке постель из тряпья и растянулся на нем, укутавшись одеялом. Почти мгновенно он задремал, мириады образов событий последних дней закружились перед его глазами.

Но они быстро таяли, его сознание захватывала иная реальность. Холод на мгновение пронзил его, затем он вновь очутился возле массивных Ворот. Он чувствовал, что за спиной у него кто-то стоит, но был не в состоянии оглянуться — или просто не хотел делать этого. Правая половина Ворот была приоткрыта и вполне позволяла беспрепятственно пройти внутрь. Сквозь щель в Воротах просачивалась легчайшая дымка тумана или дыма. Ощущения, как и раньше, быстро овладели его сознанием, но теперь он не испытывал колебаний и раздвоенности. Он быстро двинулся вперед и вступил на земли загадочной зловещей страны.

Первое, что он увидел, смотрело на него с расстояния нескольких метров. Это была голова. Она была посажена на заостренный кол, открытые глаза невидяще взирали на мир мертвыми глазницами. Голова принадлежала одному из демонических созданий, на ней застыло выражение злобы. Выставка задела его, он почувствовал в ней что-то очень личное, какое-то слишком замысловатое предостережение, которое в первый момент показалось ему очень забавным.

Он ощутил перемены, происходящие в нем; подмигнув наводящей ужас маске, он воспарил к тусклым небесам подобно духу. Под ним среди камней кружились песчаные вихри, вздыбленные порывами ветра. Он летел к югу, двигаясь все быстрее и быстрее. Чувство торжества заполняло его. Он ликовал, жаждал излить свой восторг под трубные фанфары. Он расправил черные, огромные как паруса, крылья и помчался прочь от мертвой земли. Он летел как стрела, вдали замаячил смутный силуэт гор.

Он, Продромоли, жил памятью снов. Другая жизнь стала его реальностью. Он забыл о Воротах, о мертвой голове и о маленьком человечке Поле Детсоне, о котором когда-то мечтал. Ничто и никто из того мира было не нужно ему.

Достигнув гор, он бросился грудью прямо на камни, но сильный порыв ветра отшвырнул его обратно. Шесть раз пытался он одолеть горы и шесть раз отбрасывался назад.

На седьмой попытке он одолел сопротивление ветра, его изваяние — умащенное сладостями и пряностями, омытое вином и кровью — разбилось вдребезги от его крика. Куда бы не падала его тень, там рушились сооружения и монументы, его почитатели падали ниц и умирали. Найалис возникла перед ним подобно башне из черных огней. Они ринулись навстречу блестящим водам неподвижного океана, затем закружились в стремительном танце, взлетая выше и выше, уносясь в безграничные просторы вселенной. Вокруг них горящими факелами падали сверкающие звезды. Ветры вертели их в блестящем хороводе огней, обнося вокруг планеты. Их танец перешел в дикую пляску с бешеным темпом, они проделывали смертельные пируэты, кровь тяжелым молотом стучала в висках. Возле Ледяных Гор он вновь заговорил, вновь засиял Купол над Воротами, и Толкне, Великая Змея Мертвых Вод, прервав свое путешествие длиною в десять тысяч лет, поднялась из глубин навстречу ему…

61
{"b":"30909","o":1}