ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец голубой язычок пламени появился перед ним в том месте, где был предыдущий огонек.

— Пошли!

Этот голос был женским, в нем чувствовалась власть.

— А что стряслось с другим моим гидом? — спросил он.

— Он слишком много болтал. Пошли!

Поль очень удивился. Неужели ему удалось отыскать трещинку в их сверхпрочной броне?

— Я подошел слишком близко к чему-то, что вы не хотите, чтобы я знал.

Ответа не последовало. Голубое пламя стало медленно отплывать от него. Поль не шевелился.

— Знаешь, о чем я думаю? — произнес он. — Я думаю, что вы хотите использовать меня как сына моего отца. Это он создал вас. Я связан особыми узами с Рондовалом, а вы только и можете, что служить заданной цели.

Огонек замер и затрепетал.

— Ты не прав.

— Я и не думал, что это понравится вам, — продолжал он, совершенно игнорируя ответ, — все ваши разговоры о предопределенности и детерминизме… Для вас я — продукт другого мира, и вы не можете рассматривать меня наравне с теми, кто всю жизнь провел в этом мире. Для вас я лишь случайный фактор, шальной фант, но у вас нет выхода, вы все равно должны взаимодействовать со мной. Прошлой ночью вы захотели удивить меня, произвести впечатление, чтобы я оказался более сговорчивым, послушным. Я заявляю вам, что вижу вещи совсем иначе, что дисплей горы Анвил — лишь пустяки по сравнению с тем, что я видел и знаю. Я готов встретить во всеоружии любые ваши попытки обескуражить меня.

— Ты закончил?

— Пока да.

— Тогда продолжим путь.

Пламя медленно двинулось вперед. Поль пошел следом. Казалось его сносит чуть влево, но он не видел никаких выступающих объектов, которые следовало бы обогнуть. Он тащился вперед, едва передвигая ногами. Бледно светящаяся дымка клубилась и кипела над его головой. Она кишела бесчисленным множеством двигающихся теней.

Он сменил направление. Эхо его шагов заглохло. Поль не мог точно определить двигался ли он вдоль длинного петляющего коридора, или он повернул обратно и оказался в одной из комнат. Так как он не мог нащупать руками стен, он предполагал, что последнее более соответствует реальности. Но вокруг не было ни намека, способного подтвердить хоть одну версию.

Тени приблизились к нему, их очертания стали отчетливее. Некоторые имели человеческие очертания, а некоторые нет. Над головой проплыл силуэт дракона, казалось он парит высоко в небе. Тени молча шли рядом с ним, не обгоняя и не выбегая вперед. Он попытался перейти на внутреннее зрение, но все осталось без изменений.

Внезапно, прямо перед ним выросла фигура — огромная, румяная, лысая, с большими умелыми руками. Огонек спикировал назад, возможно он пристроился где-то неподалеку.

— Отец! — воскликнул Поль, останавливаясь.

Рот его приемного отца скривила полуулыбка.

— Что ты делаешь в этом аду? — спросил он. — Ты так нужен нам дома, нужен как продолжатель дела.

— Ты не настоящ… — произнес Поль, запнувшись.

Но Майкл Чейн выглядел внушительно. Выражение его лица — интонация речи — все было в точности Майкла Чейна после нескольких бокалов.

— Ты всегда приносил мне одно разочарование. Всегда.

— Отец?..

— Ладно, продолжай играть в свои глупые игры. Терзай материнское сердце.

Отмахнувшись от него, высокая фигура повернулась и направилась прочь.

— Отец! Подожди!

Он бросился в клубящийся туман.

— Это — обман! — закричал Поль, со злостью обращаясь к пламени. — Я не знаю, как вам удалось получить его, и зачем это нужно, но это — подлый обман!

— Жизнь полна обманов. Сама жизнь может оказаться обманом.

Он отвернулся.

— Почему мы застряли здесь, в темноте? Я думал вы хотите отвести меня в более важное место?

— Ты первым остановился.

— Ладно, пошли дальше.

Он вновь повернулся.

Бетти Льюис, одетая в обтягивающее длинное вечернее платье, стояла слева от него. Ее фигура манила и влекла, она казалась совсем близкой и реальной…

— Мог бы предупредить, — сказала она, — возможно между нами не было сильного чувства, но ты, по крайней мере, мог попрощаться.

— Я не мог, — ответил он, — у меня не было дороги назад.

— Ты такой же, как все, — промолвила она. Туман между ними сделался гуще, Бетти медленно растворялась в нем.

— Я понял, чего вы добиваетесь, — бросил Поль пламени, — но это не сработает.

— Это иллюзии данного места. Ты сам вызываешь их.

Поль шагнул вперед.

— Вы привели меня сюда!

— Поль? — раздался знакомый голос справа от него. По его телу прокатилась волна дрожи.

— Черт с тобой! — бросил Поль, не оборачиваясь. — Эй, пламя, пошли!

Пламя послушно скользнуло вперед, Поль последовал за ним. Тень, по-прежнему, стояла справа от него.

— Поль!

Он даже не посмотрел на нее. Но в поле его зрения появилась рука — мускулистая, покрытая рыжими волосками, на запястье широкий браслет с кнопками и индикаторами, сигнальными сенсорами — но даже увидев его, он не поверил в реальность образа.

Пока рука не взяла его за плечо и не развернула на себя.

— Я чувствую твое пожатие, — медленно, растягивая слова, проговорил Поль.

— Я чувствую твое тепло, — произнес другой.

Поль поднял глаза, перед ним стоял Марк Мараксон, грубоватый и мужественный. Вместо левого глаза вставлена линза. Она светилась глубоким, голубым светом.

— Ты не оставил мне другого выхода, — ответил Поль.

— Ты забрал мое имя, моих родителей, ты украл мою девушку…

— Нет! — закричал Поль.

— …Ты отнял мою жизнь, — закончил Марк. Линза искусственного глаза стала черной как смола, щеки налились кровно, затем вновь побледнели.

Поль вскрикнул.

Его рука, сквозь кожу которой просвечивали кости, медленно отдалялась от него. Фигура растворилась в тумане. Лишь черная линза злобно сверкала, но вскоре и она исчезла.

Поля трясло, как в лихорадке. Он закрыл ладонями лицо, затем убрал руки.

На том месте, где стоял Марк, теперь была Нора. На ее личике застыла маска безразличия.

— Это правда, — сказала она, — ты убил человека, которого я любила.

— Подожди!

Он побежал и почти догнал ее. Но ее тень затерялась в толпе других. Он тоже повернулся и побрел прочь, идя то в одну, то в другую сторону.

— Вернись!

— Поль! Остановись! Сохраняй самообладание!

Он обернулся. Перед ним стоял старый Мор, опираясь на посох.

— Ради того, что я вижу теперь перед собой, не стоило возвращать тебя на родную землю, — сказал дряхлый колдун, — лучше бы Марк осуществил свою бредовую идею, чем то, что сделал ты.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, — ответил Поль. — Скажи мне то, о чем я хочу узнать!

Образ Мора вспыхнул ярким пламенем и исчез.

— Стой рядом со мной, — донеслось из пламени, — это уже выходит за рамки всякого контроля.

— Чьего контроля? — спросил Поль, разворачиваясь.

Стел, кентавр, стояла возле него, глядя прямо в глаза.

— Ты подорвал наше доверие, — произнесла она, — хотя ты поклялся на своем скипетре в обратном.

— Я не подрывал веры, — повторил он.

— Злой сын злого отца!

Поль повернулся и зашагал прочь.

— Вернись! — теперь в голосе звучали нотки угрозы.

Гигантская фигура с собачьей головой показалась из-за пирамиды, внезапно выросшей перед ним.

— Вор! Разрушитель Магического треугольника Инта! — раздалось у него в голове.

— Я ничего не украл, я взял лишь то, что принадлежало мне, — сказал Поль.

— Проклинаю всех воров, их нужно травить собаками, сжить со света!

— Подавись своими проклятиями, — ответил Поль, — я побил тебя однажды. Теперь я не боюсь тебя.

Поль шагнул в сторону раскачивающейся фигуры.

— Стой! Они начинены энергией! Он действительно может ударить тебя! — слова почти выскочили из пламени. Огонек встал между ними, яростно вопя.

Собакоголовый поднял правую лапу. Поль стремительно развернулся и побежал.

— Стой!

Маленькая фигурка выскочила прямо на него. Это был беленький зверек с длинными ушами, одетый в кафтан. Он вертел носом и что-то вынюхивал.

66
{"b":"30909","o":1}