ЛитМир - Электронная Библиотека

Я повис, заполнил собой все пространство и стал анализировать создавшееся положение. Над оболочкой заклятия чувствовалась аура почтенности, какую люди обычно приписывают выдержанному виноградному вину. Я уже был знаком с подобными капканами по опыту общения со старинными оболочками заклятия в Рондовале. Лучшие из них, подобные этой, лишь расцветают и усиливают свое воздействие с течением времени благодаря циркулирующей в противоположных направлениях энтропии, усиливающей воздействие магии. Эта оболочка, насколько я конечно могу судить, наложена пятнадцать-двадцать лет назад. Я попытался пропустить сквозь нее заряд энергии, надеясь обнаружить слабинку, в которую можно выскользнуть или разгадать основу заклинания. Но все без пользы. В ней не было ни одного изъяна, это был крепкий монолит и он цепко держал меня.

Я пробыл в том месте довольно долгое время, пытаясь вспомнить все, что могло помочь одолеть ее. Испробовав все средства и потерпев полное фиаско, я решил, что теперь у меня достаточно времени для философских размышлений. Я привел в порядок свои мысли и стал раздумывать над существованием, бытием и небытием, затем еще раз проанализировал предчувствия, по-новому взглянул на свои переживания и чувства.

Внезапно я услышал шаги…

В общем-то очень легко соблюдать полную конспирацию, когда ты невидим и не слышим; однако я потратил немало сил, чтобы сохранить спокойствие на всех уровнях, включая и мыслительный, увидев приближающегося Поля в сопровождении бледного пламени, такого же бестелесного, как и я.

В очертаниях этого пламяподобного чувствовалось что-то очень знакомое, что-то что мне совсем не нравилось. Не зная почему, я понял, что в спутнике Поля достаточно силы, способной повредить мне.

Я ощутил какой-то обмен между Полем и огоньком. Я слушал только партию Поля, даже не пытаясь уловить диалог целиком, опасаясь, что это может выдать и обнаружить мое присутствие перед пламенем.

Наконец Поль склонился над гробом, открыл задвижки, снял и отставил в сторону крышку. Затем последовала долгая и безмолвная пауза, после чего Поль поднял на руки женщину, прошел по комнате и вошел в тоннель вслед за пламенем.

Внезапно я понял, что свободен. Оболочка была сосредоточена на женщине, а не связана с помещением или гробом.

Я повис в воздухе. Мне не терпелось посмотреть, куда они направляются, но я не хотел еще раз испытать судьбу и быть пойманным снова, поэтому не подлетал слишком близко. Я медленно плыл за ними, придерживаясь дистанции, чтобы избежать коварства оболочки.

Я сразу узнал огромную палату, как только вошел. Последний раз, когда я проходил здесь, я передвигался с метафизической скоростью и следовал по магическому маршруту, поэтому я не стал тратить время на ознакомление с окрестностями. Следовательно я и понятия не имел, что именно здесь находятся Ворота.

Ворота…

Насколько я помню по снам Поля и своему беглому знакомству, Ворота всегда выглядели грозно громадными, зловещими и, к счастью, всегда закрытыми. Они и сейчас не были открытыми. Хотя в снах и полудреме они много раз бывали полуоткрытыми, пропуская посланников, полуматериальных существ и заблудившихся духов. И если их физическая сущность заключается в этом, она не позволит им захлопнуться навсегда, и я окажусь свидетелем начинающегося взаимодействия и слияния миров, где более древняя, странно устроенная форма с господством магических сил разольется во всей красе и будет стремиться подчинить себе молодую, лишенную волшебства, землю, пытаясь изменить ее по-своему подобию, и в конце концов обновится сама за счет сырых первозданных основ этого места. Чем сильнее магия, тем слабее жизненные силы. Но магия будет господствовать, я в этом уверен…

Поль положил свою ношу на каменную скамью, окруженную аурой. Его движения были замедленны и вялы, как будто он двигался во сне. Я осторожно приблизился к нему, более осторожно чем раньше, и прикоснулся к его мозгу, его мышлению, чтобы уловить мысли.

Он был околдован. Он сам не подозревал об этом. Огонек поработил его.

Я не видел приемлемого способа вмешаться. Даже без особых усилий я знал, что этот пламяподобный могущественнее меня. Я чувствовал себя абсолютно бессильным и лишь наблюдал, как пламя управляло им словно марионеткой, как оно заставляло установить статуэтку в нужное место. И я по-настоящему обрадовался и облегченно вздохнул, когда силы магии покинули Поля, и их планы сорвались. Крушение надежд огнеподобного вызвало во мне безудержный прилив сил и веселья. Это оказалось самой лучшей шуткой, над которой я когда-либо смеялся.

Я наблюдал, как они уходили. Вряд ли Полю могла угрожать внезапная опасность, кроме того мне хотелось повнимательнее ознакомиться с зловещей палатой. Огромное, прямоугольное отверстие на левой стене уводило меня в зарождающееся утро. В глубине моей души вновь заскребли коготки предчувствия, на сей раз это имело отношение именно к этой комнате.

Глава 15

Поль очнулся от пустого, лишенного видений сна, разбуженный звуком отодвигаемого засова. Сначала он почувствовал свинцовую тяжесть в руках и ногах, тупую пустоту в голове, как будто накануне его напичкали наркотиками. Но затем, еще до того как Ларик переступил порог кельи, родимое пятно в форме дракона отчаянно запульсировало. Это было бешеное токание, подобного которому он не испытывал раньше. Дикая пульсация, словно адреналиновый шок, охватила весь организм, его голова просветлела, боль и тяжесть исчезла, и он почувствовал в себе мощный прилив сил. Он никогда еще не чувствовал себя столь могущественным.

— Вставай, — скомандовал Ларик, подходя к нему.

Поль почувствовал, что может уничтожить этого человека одним единственным жестом. Вместо этого он повиновался.

— Пошли со мной.

Поль вышел из кельи вслед за ним, старательно изображая тяжелую, топающую поступь, по его мнению вполне соответствующую замаскированному чудовищу. Пройдя мимо окна, Поль увидел, что день в самом разгаре, но он не видел положения солнца и не мог определить, который час. Они шли совершенно иным маршрутом, не тем, по которому он на магической волне преследовал Ларика; и тем не менее, по которому его вело пламя.

— Если ты будешь сотрудничать с нами, — бросил ему небрежно Ларик, — то возможно тебя освободят без всяких увечий.

— Я вообще не считаю, что мне причинен какой-то вред или ущерб, — ответил Поль, поднимаясь по ступенькам.

— Твое нынешнее положение можно исправить.

— А что это даст тебе? — поинтересовался Поль.

Ларик долго молчал, затем произнес:

— Возможно ты меня не понял.

— Что ж, попытайся объяснить.

— Нет. Объяснять и разжевывать тебе — это не по мне, — ответил он, — скоро ты можешь найти свои объяснения.

— Сколько тебе заплатили за обман и срыв обряда посвящения?

— Есть вещи, которые всегда останутся главнее других. Ты скоро сам все поймешь.

Поль хмыкнул. Энергия и могущество било и закипало ключом. Его удивляло, что Ларик ничего не замечает. Он едва сдерживался, чтобы не выдать себя.

Они прошли вдоль длинного коридора, снова поднялись по лестнице и вышли в огромный холл.

— Мне бы очень хотелось встретиться с тобой при других обстоятельствах, — произнес Ларик, стоя на последней ступеньке.

— Я верю, что хочешь, — ответил Поль.

Он узнал это место по своему ночному путешествию. Он понял, что они находятся в северо-западном крыле здания. Они подошли к тяжелой, окованной двери. Ларик прошел вперед и постучался.

— Войдите, — раздался голос, более высокий, чем ожидал Поль.

Ларик открыл двери и переступил порог. Затем повернулся.

— Входи.

Поль вошел в комнату. Это был рабочий кабинет, отделанный грубо обработанным деревом и камнем, на полу лежали четыре красно-черных ковра. Окон в комнате не было. Райл Мерсон восседал за огромным столом, перед ним стояли остатки завтрака. Он не соизволил подняться навстречу.

— Вот, тот самый Одержимый Магией, о котором мы говорили, — сказал Ларик. — Он почти послушный и ручной за исключением бунтующего духа.

74
{"b":"30909","o":1}