ЛитМир - Электронная Библиотека

Он сам удивлялся, что его удары достигали цели. Последнее, что он успел увидеть, падая на пол и теряя сознание, было изумление, застывшее на лице Спайера, падающего навзничь.

Свет погас, мрак и тупость стали последними ощущениями Поля. Он ничего не почувствовал, упав на пол. Темнота и пустота.

Глава 19

Падение. Он медленно проваливался сквозь мрак и безмолвие. Его единственным ощущением стал холод, сковавший его плоть. Но и холод впоследствии исчез.

Как долго он падал, он не мог сказать — мгновения, годы, столетия… Прежний холод, одолевавший его, исчез, и теперь он пребывал в глупой эйфории. Память требовала слишком большого напряжения. Единственное, что он знал и помнил, это то, что хорошо бы оживить все, что было в прошлом, или, по крайней мере, найти силы на мыслительный процесс…

Появилось странное убаюкивающее качание. Даже больше… Он начал волноваться. Затем раскачивание сменилось не менее странным подталкиванием в одном направлении. Оно сносило его, баюкая, словно в кресле-качалке.

Он ощутил едва заметное свечение. Казалось, что оно лилось сразу отовсюду. Он даже не задумался, каким сенсорным аппаратом воспринимается это почти фантастическое сияние. Его сознание просветлялось, но мозг, по-прежнему, представлял окоченевшую массу.

Свечение становилось ярче, а движение замедлялось. То, что располагалось внизу, предстало бледно-желтой массой с темными пятнами.

Теперь панорама прояснилась, но с каким-то искривленным понятием перспективы. Восприятие света странным образом исказились, стало совсем невозможно определить расстояние до объектов, маячивших внизу. Это была развороченная земля, гористая, песчаная, окутанная тенями, с пыльными ветрами и грязными облаками, низко стелющимися змеевидными туманами. Контрасты еще не давали четкости изображения, поэтому ничего не возможно было узнать, ни даже определить масштаб. Тем не менее место казалось до боли знакомым. Где? Когда?..

Толчок и он провалился ближе к земле. Где же те горные вершины или крутые гребни хребтов, мимо которых он обычно пролетал?

Куда он летит? Может ли он контролировать свое передвижение? Или нет? Кажется…

Теперь он двигался вдоль огромного горного выступа. Внезапно он обогнул его, и проблема разрешилась сама собой.

В трех метрах под ним высоко на шесте покоилась голова демона. Адская ухмылка застыла в чудовищном оскале. Черные, словно угли, глаза были широко раскрыты и злобно следили за ним.

Он почувствовал что-то сродни содроганию, пролетая над наводящим ужас указателем. Ему даже показалось, что голова заговорщицки подмигнула ему. Под ним всюду простиралась пустыня, пока он парил в сумрачном бледном небе с нарождающимися огоньками звезд. Над пустынной землей металось облако пыли. Он тоже ощущал пронизывающие порывы холодного ветра, налетающие на него со злобным протяжным воем. Но и это завывание казалось монотонным и пустым как и все окружающее. Но вот пустынный ландшафт остался позади. Откуда-то поднялся огромный фонтан брызг, стремясь преградить ему путь. Но брызги рассеялись, подобно бисеру, так и не достигнув цели. Несколько мгновений спустя, в воздухе повис звенящий металлический звук, словно от огромного призывного гонга. Его вибрирующие переливы еще долго стояли в ушах.

Яркая комета чиркнула по небу, оставив в вышине едва заметный сверкающий след. До него донесся громовой раскат, шум грозы шел оттуда, где совсем не было облаков. Ему показалось, что он полетел быстрее, ветер засвистел в ушах. Далеко внизу оставались освещенные и мрачные участки земли, они образовывали причудливую картину, целое море кривых изображений — вытянутых, изогнутых, прекрасных, абсолютно чужих, зловещих, успокаивающих, а иногда совершенно безумных.

Он покружил над разрушенным городом, над ним суетились и вертелись черные силуэты. Посреди руин метались маленькие голубые огоньки. Случайно одна из теней наложилась на другую и поглотила ее. Он пролетел над черной башней, откуда доносилось одинокое сладкоголосое пение. Скрученное многоногое создание с влажной растрескавшейся кожей, свернулось калачиком на ее крыше и теперь напоминало гнилую тухлую сливу. Бронзовая колесница бесшумно пронеслась в вышине. Мертвенно-бледное существо, закутанное в плащ, безмолвно погоняло пятерку длиннохвостых созданий. Их разгоряченные ноздри выдыхали густые клубы белого пара, который тотчас распадался на мельчайшие брызги и, замерзнув на ветру, кружился веселым хороводом сверкающих снежинок. В следующий момент видение пропало, и он уже начал сомневаться, а была ли снежная колесница на самом деле.

Мелодичный звон, будто от сотен звучных колокольчиков, сопровождал его перелет над серой равниной, где полчища людей и демонов застыли в воинственных позах и склонились перед древним изваянием, чьих пальцев он коснулся.

Впереди его горизонт раскололся на двое по всей длине — тонкий неровный край мира медленно пробуждался и поднимался. Он сосредоточил на этом восходящем крае мира все свое внимание.

Его взгляд разглядел зубчатые своды и крепостной вал — мощный, массивный, высокий и черный. В какой-то момент ему показалось, что он вот-вот разобьется об эту громаду. Но огни чуть переместились и перед ним открылась новая перспектива, он понял, что все это бесконечно далеко и невероятно огромно. Внутри его призрачного естества что-то сжалось, и он интуитивно осознал, что лучше пролететь не задерживаясь.

Внизу земля, стыдливо скрытая дымкой, нет-нет да обнажала свои красоты. У него не было глаз на затылке и он не видел обзор сзади, однако внутреннее чутье подсказывало ему, что что-то незримо движется за ним. Он предпринял короткую атаку на свой одеревеневший мозг, пытаясь выбить из окоченевших глубин, кто он и откуда. Он продолжил созерцание мира, раскинувшегося под ним, вспоминая, что когда-то он уже был здесь, и понимая, что теперь этот мир изменился, но ему необходимо выполнить здесь важную миссию.

Неясные очертания гор угрожающе замаячили впереди, он уже точно знал, что какова бы не была их природа, пересечь их будет очень сложно. Он принялся внимательно изучать ребристый силуэт, отыскивая брешь или ущелье — любое, что могло облегчить горный переход. Ему показалось, что удалось отыскать такую низинку слева от себя, и он попытался изменить траекторию полета в направлении ущелья.

Достигнув его, он всерьез удивился. Это было его первое волевое действие, с тех пор как сознание немного просветлело. И он искренне радовался, что ему удалось осуществить его. Однако, он тут же заинтересовался другим, что же направило его в нужное русло до этого момента.

Он вдруг ощутил некую тягу, влечение, исходящее откуда-то выше гор; нечто, что сносило его в сторону. Поэтому он еще быстрее и настойчивее устремился к земле, его скорость невероятно возросла.

Приближаясь к горам, он заметил, что становится более осязаемым, чем раньше. Его существо теперь встречало явное сопротивление, чувствовало порывы встречного ветра.

Под ним громоздились огромные хребты, их вершины, словно колья, пронзали облака. Подлетая к ущелью, он поднялся еще выше в воздух. Сильный поток ветра, как пушинку, подхватил его и отшвырнул назад.

Он восстановил силы и снова ринулся на штурм, теперь он держался ближе к горам. На этот раз ему удалось пролететь подольше, прежде чем ветер отбросил его.

В третьей попытке от двигался быстро, подобно стреле, стараясь выбросить себя вперед изо всех сил, вот перед ним замаячил смутный горный склон. Но ветры вновь закружили его, он отчаянно сопротивлялся их мощным порывам, стремясь прорваться к такому близкому правому склону ущелья, но вся борьба оказалась тщетной.

В четвертый раз он попробовал сменить угол подлета, но почти тотчас был отброшен.

Он низко парил восстанавливая спокойствие и ориентацию, собираясь с новыми силами. Он сосредоточил энергию и начал подъем.

Теперь он придерживался лучшего курса, выявленного в предыдущих попытках. Он приблизился к горам почти вплотную. Изогнувшись всем телом и немного взмыв вверх, он разогнался.

83
{"b":"30909","o":1}