ЛитМир - Электронная Библиотека

Ветры злобно плясали вокруг него и трепали его естество словно порванные струны сломанного музыкального инструмента. Он трепетал в их бешеном вихре, но не сдавался. Не обращая внимания на их порывы, он продвигался вперед. Но силы уже покидали его, энергия таяла словно снег под ярким солнцем. Его охватило смутное предчувствие. Если он не соберет остатки сил и не преодолеет гор именно сейчас, то он будет обречен на бесцельные скитания на столетия, а может быть и больше, прежде чем обретет новую энергию.

Порывы усилились, превратившись в воздушный заслон, он напряг остатки своих гаснущих сил для последней, решающей попытки. Внезапно все стихло. Секундное затишье обеспечило ему максимум преодоленного пути. Но бешеный вихрь уже поджидал его у самого ущелья.

— Отзовись кто-нибудь, — безмолвно взмолился он, — если ты действительно хотел видеть меня, протяни мне руку!

Почти тут же он почувствовал тягу — сперва ему показалось, что это вполне реальное физическое ощущение, а психическое влечение. Он подключил к нему всю свою энергию и с удвоенной скоростью бросился вперед. Он опередил все свои прежние достижения. Ущелье было прямо перед ним, оставалась самая малость — немного повернуть и устремиться в него.

Он снова напряг силы, слился с неведомой тягой и нырнул в ущелье. Он надеялся найти убежище от пронизывающего ветра под сенью гор, но столкнулся с целой бурей ветров. Пробиваясь сквозь шторм к расщелине справа от него, он тратил жалкие остатки энергии. Он шел почти напролом. Он уже явно различал горный выступ прямо перед ним, а рядом еще несколько ущелий.

Бросаясь навстречу воющим порывам, он вплотную приблизился к хребту и обрел, наконец, защиту на подветренной стороне горного склона левее назначенного места. Ветры ревели над его головой и швыряли на камни сверкающие хороводы снежинок, которые тут же таяли и стекали слезинками к подножию. Он сделал еще усилие, еще попытку, преодолел новый отрезок пути и вновь оказался недосягаемым для ветров. Помогающая ему доселе тяга ослабевала, возвращаясь на психический уровень и приобретая характер умственного побуждения.

Почувствовав, что он собрал достаточно сил, он бросился в атаку. В некоторой степени, ему удалось довольно долго дефилировать на ветру, в конце концов он достиг последнего, защищенного от шторма участка. Впереди отчетливо маячило желанное ущелье. Он решил, не мешкая, подобраться к ближайшему краю — левому, он открывал прямой вход в ущелье, опасаясь новых нападок ветров.

Вот и последний рывок, впереди словно мирах мелькнула черная зеркальная гладь древнего моря, до нее было чертовски далеко. Его отнесло чуть в сторону, озлобленные ветры добрались до него и закружили в бешеном вихре, взмывая в высь.

Его мчало вверх на бешеной скорости, окружающее завертелось в безумном калейдоскопе, чувства утратили реальность и осмысленность и теперь предстали обрывками безумных галлюцинаций. Он уносился все выше, затем ощутил резкое падение. Неведомая сила подхватила и потащила словно по невидимой стиральной доске, ввергнув его в бесшабашную стихию. Когда весь этот круговорот прекратился, его чувства представляли лишь беспорядочную мешанину.

Спустя некоторое время движение стало замедляться, он бесцельно парил почти на месте, в тот момент он снова ощутил знакомую тягу. Он двинулся прочь от проклятого хоровода высоких ветров, снижаясь все ниже и ниже. Постепенно его зрение само восстановило все на свои места.

Прямо под ним, растянувшись почти до самого зеркала воды, простирался сказочный город террас и уступов, асимметричных зданий из металла. Все эти знакомые желанные очертания убегали далеко к горизонту. Он спустился ниже. Башни цветного дыма благоухали пахучими ароматами. Он окончательно сбился с толку, обманутый хитрой игрой перспективы и бледных огней. Он спустился еще ниже и увидел демонов, разгуливающих со своими любовницами; странная замедленная музыка неслась из вращающихся пятиугольников. Он проплыл над проспектом, украшенным гротесковыми фигурами, застывшими в древних пируэтах ритуального танца. Огромное, ужасное существо посаженное на цепь между двумя бурыми колоннами, рыдало, уткнувшись в каменное основание, вокруг него неподвижно стояли зеленоватые вонючие нечистоты, подходящие почти к самым краям основания. Бледные, подобные искрам костра, вспышки озарили мрачное хмурое небо высоко над морем, отразившись от его зеркальной черной поверхности сотнями разноцветных бликов. Проспект ошеломил его, в нем было что-то новое, не поддающееся пониманию. Это новое шло отовсюду, куда не падал взгляд. Например, та желтая башня со стороны моря, на вершине ее высилась статуя женщины-птицы…

Вдруг она шевельнулась и он понял, что это вовсе не статуя.

Голос Найалис, словно фанфары, разорвал тишину и далеко разнесся над морем.

Все замерло.

И он знал.

Он развернулся к морю и помчался над водной гладью, его скорость постепенно нарастала, окружающее замелькало будто из окна скоростного экспресса, и слилось в вереницу убегающих образов. Он летел вдоль линии притяжения, удерживающей его в этом мире. Впервые он почувствовал присутствие того, ради чего было предназначено все его путешествие…

Перед ним замаячила черная тень. Затем промелькнувшее мгновение вырвало на долю секунды огромный чернокрылый силуэт, рвущийся в небеса. Он был окружен вереницей сверкающих огней. Лишь короткий миг длилось видение, затем он вновь был захвачен и повлечен к предназначенному судьбой месту свидания. Его пробудившееся, обновленное сознание смешалось и разбилось вдребезги, поглотилось и слилось.

Он раскрыл клюв и послал ответный крик бездыханному морю. Это был крик торжества и ликования в уверенности, что он, Генри Спайер, встретился и объединился с древним сознанием Продромоли, Открывающим Пространство и Новый Путь.

Он, подобно волнорезу, врезался в ураганный ветер и спикировал вниз, к своему отражению на воде. Там была сила, он знал. Он созовет свой народ и поведет его к Воротам, к новой жизни. Там он разбудит свою человеческую плоть. Этого будет достаточно для Открывающего Путь и Пространство. Достаточно помощи; кровь, пролитая однажды, омоет новую оболочку. Теперь ничто не может помешать его планам, возрождению его мира. Он взмахнул крыльями, наслаждаясь их силой и мощью, отражаясь на зеркальной поверхности грациозной величественной тенью.

Внезапно море раскололось, фонтан чешуи и грязи вздыбился над ним. Он стремительно приближался к птице, сверкая немигающими красными глазами. Глубинные водоросли рваными лохмотьями свисали с ее колючего гребня. В них, словно в сетях, застряли покореженные полусгнившие останки кораблей, скелеты животных и брошенные панцири, среди них сновали прыгающие тела морских мусорщиков. Лишь только фонтан вознесся и замер кинжалообразной башней из грязи и пены, Толкне, Великая Змея Мертвых Вод, застыла в ожидании следующей схватки, возобновляя внутренний, почти погасший конфликт.

Продромоли шире расправил крылья, затмевая почти все небо, и остановился в полете. Это была боевая стойка принятия боя, и Толкне нанесла удар.

Подобно молоту голова змеи врезалась в парящую птицу, захлестывая ее потоком брызг и вовлекая в бушующую пучину вод. Толкне нырнула вслед за скрывающейся птицей.

Лапы Продромоли растопырились, выбросив вперед острые кривые сабли когтей. Они пропороли тело змеи, оставив глубокие борозды. Он со всей силой рубанул клювом, когда змея намеревалась задушить его кольцом своего тела.

Они кувыркались по поверхности, не в силах одолеть друг друга. Пена и брызги вихрем кружились вокруг них. В воздухе метались выдранные перья, куски плоти, вздымались кровавые фонтаны, которые тут же расплывались по поверхности воды алыми пятнами. Его когти терзали тело змеи, лишь только петля ее тела начинала затягиваться вокруг него. Толкне отчаянно мотала головой, выбрасывая ее взад, вперед, вбок и отыскивая уязвимое место для удара. Над ними немым свидетелем нависало хмурое небо, которое лишь изредка озарялось проблесками солнечной улыбки. Крик Найалис вновь сотряс небесные и водные своды.

84
{"b":"30909","o":1}