ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мой злополучный хозяин, — рявкнул Белфанио, подлетая к Полю, — я явился на твой зов. Я прошу прощения, но тому человеку удалось сбежать от моего гнева.

— Что, кто ты? — спросил Поль, отдергивая внезапно потеплевшие ноги от склоненной головы с бледно-зелеными огнями авокадо. — И, пожалуйста, встань.

— Белфанио, Проклятие Рондовала, твой верный слуга, — ответил он, принимая вертикальное положение.

— Действительно?

— Да. Ты позвал и я явился. Я бы разорвал его на части ради твоего удовольствия, я бы сделал все, если бы ни этот проклятый трюк со стулом.

— Возможно, когда-нибудь тебе еще предоставится случай, — сказал Поль. — Спасибо за службу. Она была как раз кстати, вовремя и хорошо исполнена.

Белфанио протянул ему желтый плащ.

— Твоя собственная одежда представляет весьма жалкое зрелище и нуждается в починке. Возможно этот плащ колдуна…

— Спасибо.

Поль взял плащ. Цвет ткани, ее структура выглядели очень странно и в тоже время очень знакомо. Внутри, рядом с воротником, он увидел белую этикетку. Он поднял и отвернул язычок наклейки, внимательно разглядывая ее.

«Сделано в Гонконге» гласила надпись.

Он почти выронил плащ, по его телу пробежал озноб.

— Тебе помочь, злополучный хозяин?

— Нет. Я сам.

Он накинул плащ на плечи и застегнул на шее. Превозмогая боль, он вытянул ноги, затем встал. Боль в левой части тела усилилась. Ларик тоже пытался встать на ноги. Он протянул руку. Ларик замешкался, не зная, что делать, затем взялся за нее и поднялся. Он, не понимая ничего, тупо смотрел на родимое пятно в форме дракона. Затем перевел взгляд на волосы Поля.

— Я не знал, — прошептал он.

— Я сам узнал лишь в последний момент, — произнес Поль в ответ.

Обернувшись, Поль увидел Маусглова, сидевшего на подоконнике и с любопытством разглядывавшего происходящее. Через минуту маленький человечек что-то прокричал в окно и спрыгнул на пол.

— Лунная Птица не может преследовать кресло, — сказал он, — оно движется слишком быстро.

Поль кивнул. Когда Маусглов подошел к нему, он увидел приближающихся Райла и Тайзу.

Ларик улыбнулся, встречая Тайзу. Но она прошла мимо него, обняла Поля за шею и поцеловала.

— Спасибо, — наконец выдохнула она, — я думала этот день никогда не настанет, пока, блуждая призрачным духом, не увидела тебя. Я знала, что ты все равно освободишь меня.

Взгляд Поля скользнул за нее, он заметил странное выражение, промелькнувшее по лицу Ларика. Он быстро выскользнул из объятий и мягко отстранил ее, чуть сгибаясь в сторону ноющей от боли стороны.

— Рад, что смог помочь, — проговорил он, — но один бы я вряд ли справился. Это просто судьба и обстоятельства.

— Ты слишком скромен.

Поль отвернулся.

— Лучше помочь Ибалу и Вонни.

Старый чародей выглядел снова юным, но все еще был без сознания. Красота Вонни тоже почти вернулась, а завершающие штрихи накладывались прямо на глазах Поля. Она подняла голову и улыбнулась.

— С ним будет все нормально, — сказала она, — я сама сдерживаю его пробуждение, пока не будет завершена косметическая оболочка. Мы сможем и позже подлатать оболочку оздоровления и восстановления сил.

Она взяла магическое зеркало и посмотрелась в него. Снова улыбнулась.

— Это тщеславие, я знаю, — произнесла она. — Очаровательная вещица.

— Позвольте, — вмешался Райл, подходя к ним, — может лучше его перенести в более удобное место. Поль, возможно, твой слуга может отнести его.

— В этом нет необходимости, — успокоила Вонни, поднося зеркало к лицу Ибала.

Глаза Ибала тут же открылись. Он вытянул руки и ноги, пробуя рефлексы, затем поднялся.

— Ведите, — сказала Вонни, — а мы за вами.

Глава 23

Ночь близилась к концу. В огромной палате замка Авинконет шесть статуэток, украшенных драгоценными камнями, были сгруппированы в серии концентрических окружностей, нарисованных на полу. Среди кругов были начертаны Слова и Знаки. На их размещение ушел целый день. Любая мелочь, выполненная неправильно, любой неучтенный фактор — капля краски, размазанный силуэт, неправильно прочитанное Слово, неточно выписанные фигуры, подземные толчки и полчища мародерствующих паразитов — могли испортить все дело.

Наконец, последнее заклятие было произнесено и нарисована заключительная линия, сделан финальный жест. Тотчас все препятствия и помехи были устранены. Ключи были вовлечены и задействованы.

Теперь Поль, Ларик, Ибал, Вонни, Райл, Тайза, Маусглов и Белфанио сидели, полулежали, стояли, парили в форме эфира — кто во что горазд, они отдыхали, подкреплялись, освежались, ведя неторопливую беседу в дальнем углу огромной комнаты.

— …Тогда я не могу понять, почему они не помогли ему, — произнес Маусглов.

— Я полагаю, что они все время помогали Спайеру, — произнес Райл, — но в конце концов мы изнурили их, их силы истощились, также как и наши. Хотя их силы трудно измерить. Почти…

— Ты сказал, что теоретически, он до сих пор может открыть Ворота с одним Ключом? — спросил Маусглов.

— Он говорил Полю, что может, я тоже уверен в этом. Хотя потребуется много сил и энергии. Я до сих пор не был уверен, но теперь знаю, он непревзойденный мастер, величайший из ныне живущих.

— Что сейчас? — спросил Маусглов.

Он сидел возле Тайзы, которая не сводила глаз с Поля. Поль же, не отрываясь, смотрел в книгу, лежащую на коленях.

— Эти теперь нейтрализованы, но я не успокоюсь, пока все семь Ключей не будут уничтожены, — сказал Райл. — Эти ведь тоже можно похитить и каким-нибудь образом освободить, и все начнется с начала.

— Я могу сохранить и уберечь их от всех смертных воров, хотя бы некоторое время, — предложил Маусглов.

— …И от прочих других разновидностей, — раздался из ни откуда голос Белфанио.

— …А они могут быть уничтожены? — спросила Тайза. — После всего случившегося, они слишком быстро утомляют…

— Все существующее имеет слабые стороны, — произнес Ибал, поднимая бокал. — Нужно тщательно их исследовать.

— Это здесь, — проговорил Поль, — в первых записях, правда в разрозненном виде, отец все же оставил кое-какую ниточку, ключи к разгадке. Я уже натолкнулся на некоторые новые. Теперь я собираюсь прочитать весь дневник целиком от начала до конца и сложить все крупицы в единое целое. Это может занять время…

— Но это необходимо сделать, — включился Ларик.

— Да.

— Я ничем не могу помочь, но я искренне восхищаюсь вашей проницательностью и мечтой, — сказал Ибал. — Вы же знаете, если бы я был Одержимым, а не традиционным представителем Великого Искусства, добывшим свое мастерство трудом и терпением, я никогда бы не поверил, что когда-нибудь буду сидеть здесь вместе с вами.

Поль лукаво посмотрел на него.

Ибал хмыкнул.

— Не смотри на меня так, — сказал он. — Ты был в самом начале своего пути, когда все узнал. А если бы ты был Одержимым, чтобы ты сделал Райл?

Райл отвернулся.

— Я не отрицаю, — проговорил он, — это конечно ошибка, ноя ненавидел их за расшатывание традиционных точек зрения, а может и еще за что-нибудь.

— Я спросил это не для того, чтобы позлить тебя, — продолжил Ибал, — а как предостережение: надеюсь больше не окажется Одержимых Магией, кроме тех, что здесь находятся — пока они не пройдут доскональной проверки.

— Ты думаешь Спайер собирает новых союзников?

— А ты не думаешь?

— Я верю, что я на пороге открытия, — сказал Поль, переворачивая страницу, — я не думаю, что это будет легко…

Ощущение напряжения повисло в воздухе, как будто внезапно повысилось давление. Феномен длился несколько секунд, затем все исчезло.

— Что это было? — спросил Маусглов.

— Ключи попытались разбить границы, — объявил Белфанио. — Но им это не удалось. Ваша оболочка и заклятие оказались на должном уровне.

— Многообещающее начало, — произнес Ларик. — Читай, брат. И отмечай необходимые абзацы.

* * *
89
{"b":"30909","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни
Один плюс один
Пропащие души
Счастливая жена. Как вернуть в брак близость, страсть и гармонию
Добавь клиента в друзья. Продвижение в Telegram, WhatsApp, Skype и других мессенджерах
Чудо-Женщина. Вестница войны
Руководство по DevOps. Как добиться гибкости, надежности и безопасности мирового уровня в технологических компаниях