ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

13

Марк скатился с постели, накинул на плечи пурпурный халат и сел, стиснув голову, дожидаясь, когда комната перестанет вращаться.

Как долго это уже продолжается? Пять дней? Шесть? Сколько времени занимался с ним робот-хирург?

Он поднял голову. В комнате был полумрак. То, что было вставлено в его левую глазницу, зажужжало, затем успокоилось, и он стал все видеть левым глазом.

Он поднялся, пересек роскошно обставленную комнату – метал, пластик, стекло – и посмотрел в зеркало над раковиной для умывания. Пробежал пальцами по окружности линзы, там, где она крепилась к костям черепа.

Пока чувствительно. Медленно заживает из-за того, что мне приходится пить наркотики. Но они сейчас мне необходимы, иначе я не смогу думать…

Он взял тюбик с таблетками, проглотил две штуки, запив водой. Затем умылся и побрился, не зажигая света.

В этом есть и преимущества, – решил он, – теперь он может видеть в темноте…

Он надел коричневые брюки со множеством карманов, зеленый свитер, сапоги и вышел на террасу. Его личный флайер в полной готовности – компактный, легкий, с дельтавидными крыльями. Вдали взлетали и садились механические птицы. Марк вдохнул воздух, повернулся к лифту, от которого пахло работающим заводом, и спустился на три этажа. По крытому коридору, проходящему над улицей, он прошел в соседнее здание, где располагался центр наблюдения.

Один из его слуг, маленький скрюченный человечек, сидел перед экранами. Марк не мог сказать, на что он смотрит, так как его спина загораживала обзор. Именно поэтому Марк и не любил использовать на службе людей, разве только там, где их не могли заменить машины.

Он подошел ближе, и оптический протез снова зажужжал, приспосабливаясь к освещенности.

Человек в кресле выпрямился.

– Добрый вечер, сэр, – сказал он, не отрываясь от экрана.

Однако, острые чувства у этих мутантов, черт бы их побрал.

– Есть что-нибудь важное?

– Да, сэр. Не вернулись две патрульные птицы.

– Пропали? Где?

– В деревне…

– Что с ними случилось?

– Не знаю, сер. Они просто не вернулись.

– Как давно?

– Часа три назад.

– Ты послал другую птицу, чтобы посмотреть, что произошло?

– Это случилось внезапно, сэр.

– Другими словами, ты ничего не сделал. Почему мне ничего не сообщили?

– Был приказ не беспокоить вас, сэр.

– Да… конечно. И что ты собираешься сейчас делать?

– У меня нет идей, сэр.

– Наверное, авария. Пошли туда птиц для тщательного осмотра. Сейчас же пошли. Нет, подожди!

Он подошел ближе и стал осматривать экраны.

– Никакой активности в деревне?

– Нет, сэр.

– Девушка из дому не выходила?

– Нет, сэр. В доме темно.

– Думаю, завтра заберу ее. В зависимости от самочувствия. По плану Б: три птицы и две для сопровождения. Проследи, чтобы они были готовы.

– Хорошо, сэр.

Маленький человек бросил украдкой на него взгляд.

– Должен сказать, сэр, что новый глаз выглядит очень привлекательно.

– О, благодарю! – проворчал Марк, развернулся и ушел.

Когда же он сможет думать? Помогут ли таблетки? К завтрашнему дню он не будет в форме. Подождать до послезавтра? Или вернуться и отменить команду?

Нет, пусть уж останется так.

Марк пошел осматривать завод. Линза гудела, приспосабливаясь к другой освещенности.

***

Фонарь болтался из стороны в сторону, по стенам плясали тени. По лабиринту туннелей быстро шел маленький человек, изредка останавливаясь, чтобы прислушаться или выглянуть из-за поворота.

Без фонаря было бы совсем плохо, думал он. И эта плита. Этой расколотой плиты явно не было, когда он шел сюда. Он снова вспомнил, чему оказался свидетелем после пробуждения. Человек как бы разговаривал с чудовищем, затем вскарабкался на шею ему и улетел, оставив, к счастью, фонарь. Кто бы это мог быть? И как он сюда попал?

Человек, припоминая путь, свернул в боковой туннель. Вроде бы, никаких звуков, кроме его собственных шагов, слышно не было. Очень любопытно. После такой-то битвы…

Дойдя до огромной лестницы, он оставил фонарь, и дальше пошел в полной темноте, бесшумно пробираясь к светлому пятну наверху.

И вот, наконец, он на верхней ступени. Глаза его обшарили холл.

– Сколько же я спал? – спросил он, обращаясь, наверное, к истлевшему занавесу.

Ответа он ждать не стал.

***

Когда Лунная Птица плавно опустился на плоскую крышу уцелевшей башни, солнце уже позолотило восточный край небес. Поль сошел с дракона и похлопал его по шее.

– Спасибо, приятель. Я еще вызову тебя.

– Я услышу. Я прилечу.

Огромная тень взмыла в воздух и полетела к одному из входов в пещеры. Казалось, что зеленая нить связывает его с поднятой в прощальном жесте рукой Поля. Но скоро она растает, и огромное животное будет полностью свободным.

Какое-то время Поль смотрел не звезды, гаснущие на западе, и размышлял о странных металлических птицах, пару которых уничтожил дракон.

Посмотрев восход солнца, Поль повернулся, вошел в башню и стал спускаться по винтовой лестнице в библиотеку. Он уже чувствовал себя здесь как дома. Поль шел, напевая что-то про себя и щелкая пальцами. Теперь он стал тем, кем ему суждено было стать – магом, повелителем драконов, владельцем замка Рондовал.

Ему захотелось взять гитару и спеть об этом, чтобы пыль выметалась сама по себе, чтобы мебель расставлялась по местам, чтобы мусор вылетал в окно, когда нити заклинаний будут колебаться в такт со струнами гитары, резонируя, и приводить в действие неведомые тайные силы. Теперь он действительно чувствовал, что Рондовал принадлежит ему.

Он вошел в библиотеку и собрался налить себе вина, чтобы отпраздновать свой успех, но с удивлением обнаружил, что бутылка пуста, хотя отлично помнил, что когда он уходил, в ней оставалось больше половины. Оставшаяся пища тоже исчезла.

Пожав плечами, он пошел к лестнице. Придется взять что-нибудь из кладовой. После ночного путешествия он сильно проголодался.

27
{"b":"30911","o":1}