ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лесовик. Вор поневоле
Таинственный портал
Я признаюсь
Во имя любви
Пепел умерших звёзд
Драйв, хайп и кайф
Лавр
Доктор Данилов в Склифе
Чернокнижники выбирают блондинок
A
A

Кройд вышел из дома и потренировался на куске водопроводной трубы.

Он попытался тщательно спланировать операцию, но ошибся в расчетах. Пришлось вскрыть в ту неделю восемь сейфов, прежде чем набралась приличная сумма. В большинстве сейфов оказались бумаги. И ещё он знал, что каждый раз включался сигнал тревоги, и от этого нервничал; оставалось только надеяться, что, пока он спал, его отпечатки пальцев тоже изменились.

Кройд работал со всей доступной ему скоростью. Жалко, что Бентли ещё не вернулся – человеко-пес знал бы, что надо делать. Несколько раз тот намекал, что его обычные дела связаны с не вполне легальным бизнесом.

Дни бежали быстрее, чем хотелось бы Кройду. Он приобрел обширный гардероб на все случаи жизни. По ночам бродил по городу, наблюдал за оставшимися следами разрушений и за успехами ремонтных бригад. Узнавал новости о том, что произошло за это время в городе и во всем мире. Нетрудно поверить в пришельцев из далекого космоса, когда на себе ощущаешь результаты воздействия их вируса.

Кройд спросил у человека с черепом, вытянутым, как патрон, и с перепончатыми пальцами рук, где можно найти доктора Тахиона. Человек дал ему адрес и номер телефона. Кройд носил листок в бумажнике, но не звонил и не шел туда. Вдруг доктор обследует его, скажет, что это легко исправить, и вылечит? В данный момент никто из его семьи не способен заработать на жизнь.

Наступил день, когда аппетит Кройда снова неимоверно возрос, а это могло означать, что его тело готовится к следующему изменению. На этот раз он более внимательно прислушивался к своим ощущениям, чтобы было с чем потом сравнивать. Прошел остаток дня, ночь и часть следующего дня, затем начался озноб и волнами стала накатывать сонливость.

Кройд оставил записку родным – их не было дома, когда его начал одолевать сон. И на этот раз запер дверь в свою спальню, потому что узнал, что они регулярно наблюдали за ним, пока он спал, и даже пригласили врача – женщину, которая мудро посоветовала им просто дать ему поспать, когда узнала его историю. Она также предложила, чтобы Кройд сходил к доктору Тахиону, когда проснется, но мать куда-то задевала бумажку, на которой был записан адрес. В те дни миссис Кренсон частенько бывала не в себе.

Ему снова приснился сон. Сейчас он понял, что видит его не в первый раз – но запомнил впервые: восприятие событий напоминало ему о тех чувствах, которые он испытал в день последнего возвращения из школы. Он шел по кажущейся пустой улице в сумерках. Что-то позади шевельнулось, и Кройд обернулся. Из подъездов, окон, автомобилей, канализационных люков появлялись люди, и все они смотрели на него, подбирались к нему. Он продолжал идти дальше, и вдруг позади раздался звук, похожий на всеобщий вздох. Когда Кройд оглянулся ещё раз, они все угрожающе быстро догоняли его, на их лицах была написана ненависть. Он пустился бежать, уверенный, что его хотят уничтожить. Они бежали за ним…

Когда Кройд проснулся, он был безобразен и не обладал никакими особыми способностями. Вместо лица – рыло, голая кожа, покрытая серозеленой чешуей; пальцы удлиненные с лишними суставами, глаза желтые, щелевидные; постоишь слишком долго – начинают болеть поясница и бедра. Гораздо легче было ходить по комнате на четвереньках. У Кройда вырвался крик при виде своего нынешнего облика, и этот крик явно напоминал шипение.

Был ранний вечер, снизу доносились голоса. Кройд открыл дверь и позвал, и Клодия с Карлом поспешили к его комнате. Он немного прикрыл дверь и спрятался за ней.

– Кройд! С тобой все в порядке? – спросил Карл.

– И да, и нет. Но все будет хорошо. Только сейчас я умираю с голоду. Принесите еды. Много еды.

– В чем дело? – спросила Клодия. – Почему ты не выходишь?

– Позже! Поговорим позже. Сейчас еда! Он отказывался выйти из комнаты и не позволял домашним его увидеть. Они приносили еду, журналы, газеты. Кройд слушал радио и ходил по комнате на всех четырех. На этот раз сон представлялся ему желанным избавлением, а не угрозой. Он ложился в постель в надежде на его скорый приход. Но сон не приходил почти неделю.

В следующий раз после пробуждения Кройд обнаружил, что его рост больше шести футов, волосы черные, а черты лица не лишены приятности. Он был так же силен, как и прежде, однако вскоре пришел к выводу, что не обладает никакими исключительными способностями – пока не поскользнулся на лестнице, торопясь на кухню, и не спасся от падения при помощи левитации.

Позже Кройд заметил записку, написанную почерком Клодии, прилепленную к его двери. В записке был номер телефона и сообщение, что по этому номеру можно связаться с Бентли. Он положил её в бумажник. Сперва ему надо позвонить по другому телефону.

* * *

Доктор Тахион поднял взгляд и слабо улыбнулся.

– Могло быть и хуже, – сказал он. Кройда почти позабавило такое суждение.

– Как так?

– Ну, вы могли вытянуть джокера.

– А что же именно я вытянул, сэр?

– Ваш случай – самый интересный из всех, которые мне до сих пор попадались. У остальных вирус просто сделал свое дело и либо убил человека, либо изменил его – к лучшему или к худшему, А у вас… Ну, ближайшая аналогия – это земная болезнь под названием малярия. Проникший в вас вирус, по-видимому, периодически заражает вас по новой.

– Однажды я вытянул джокера…

– Да, и это может произойти снова. Но в отличие от всех остальных, с кем случилось то же самое, вам нужно всего лишь подождать.

– Мне больше не хочется превращаться в монстра. Нельзя ли както повлиять на эту часть болезни?

– Боюсь, что нет. Это часть общего синдрома. Я могу бороться только с ним в целом.

– И шансы на излечение – один к трем или четырем?

– Кто вам сказал?

– Один джокер по имени Бентли. Он был похож на собаку.

– Бентли – одна из моих удач. Теперь он снова стал нормальным. Собственно, он только недавно ушел отсюда.

– Что вы говорите! Приятно знать, что кому-то повезло.

Тахион отвел глаза.

– Да, – согласился доктор, помолчав немного.

– Я хотел бы спросить…

– Что?

– Если я меняюсь только во сне, значит, я мог бы отодвинуть превращение, если не буду спать, правильно?

6
{"b":"30925","o":1}