ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Итак, я поручил ему поиски мистера Блэка. Я не возлагал слишком больших надежд в этой области, но должен был попытаться. Мог же он на сей раз в чем-нибудь проколоться. Я располагал на него довольно обширным досье, уже усвоенным светящейся утробой Бандита, который черпал оттуда сведения для своих поисков. Мы допустили ошибку, хотя и вполне объяснимую, стерев эту часть нашей памяти. Подчистка, по всей вероятности, произошла потому, что все это дело действительно представлялось удовлетворительно завершенным, а сознательное воскрешение в памяти связанного с насилием эпизода была нежелательным явлением для моих заботливо воспитанных потомков. Следовательно, эта ошибка была допущена мной по моей доверенности, как угодно. Значит, я должен проявлять понимание и сочувствие, черт возьми!

Я отправил Бандита отыскивать для меня жизнеописание Гленды, а также самую свежую информацию о ее последних передвижениях. Еще я начал поиски сведений о Хинкли, Лэндже, Дэвисе и Серафисе в области статистики смертности, чтобы выяснить, не сообщено ли уже о кончине кого-нибудь из них.

Потом заверещал клаксон, и в кровь мою хлынул адреналин и я мгновенно оказался на ногах.

Я подскочил к щиту управления слева от меня, включил обзорный экран и, переключив все смертоносные ловушки с автоматического управления на ручное, привел в готовность боевой арсенал.

Я испытал разочарование, когда увидел, что это всего лишь Винкель, прибывший с гробом. Телеразвертка показала мне всю картинку и указала на неживое состояние содержимого гроба, то есть, следовало полагать, что в нем находились останки Лэнджа. Мое разочарование вызвало у меня усмешку. Я должен был радоваться тому, что хотя бы Винкель, из всех нас, успешно справился с возложенным на него делом. Вместо этого, я был слегка раздосадован тем, что это не мистер Блэк появился, чтобы совершить очередную попытку. Скоро ему предстоит узнать, что мне не свойственны некие приступы малодушия, присущие моим собратьям. Кроме всего прочего, эти две булавки олицетворяли собой более чем вековые запреты. До сих пор, ему доводилось стрелять только по мишеням, по глиняным голубкам. Пришла пора ему повстречаться с разъяренной, кровососущей летучей мышью. Я только надеялся, что, прежде чем все будет кончено, у меня будет время сообщить ему, что это опять был Винтон.

Я отключил клаксон и включил переговорное устройство.

— Хорошо смотришься, Винкель, — сказал я. — Я подойду через минутку и помогу. Я в Компе.

— Кэраб, сказал, глядя на экран, этот более симпатичный, тридцатилетний вариант меня самого. Я беспокоился. Когда не произошло слияние…

— Успокойся. Положение улучшается.

Я отключил экран и переговорное устройство, открыл ящик, достал небольшой пистолет, проверил его, зарядил, запихнул в карман. Зачем трудно сказать. По-моему, это старые привычки сказывались, ведь дело было, конечно, не в том, что я не мог доверять никому, даже, меня позабавила эта мысль, собственной персоне.

Дверь изнутри открывалась без проволочек и я вышел, почувствовав легкие угрызения совести из-за того, что ее за собой не запер, настолько укоренилась эта привычная процедура. Как бы там ни было, будь проклят мистер Блэк! Из-за него был заведен весь этот ритуал, после того случая, когда он ухитрился добраться до Крыла, Которого Нет и лишь случайность остановила его. Несколько проще была бы жизнь, попадись он тогда мне.

Я прошел по коридору, пересек линию обороны у входа и кивнул Винкелю, с напряженным видом стоящему у гроба.

— Ладно, — сказал я, — потащили требуху в Хранилище. У нас дел полно.

Он кивнул в ответ, мы ухватились за ящик и поволокли его.

— Я беспокоился, что мы не доберешься сюда, — сказал он по пути.

— Твои страхи явно оказались беспочвенными.

— Да, сказал он, и, через несколько секунд, когда мы опустили свой груз перед входом в Хранилище, и я стал возиться с замком, продолжил, — похоже, что у тебя пистолет в кармане.

— Да.

— Вроде бы не транквилизаторный. Похоже, это другого типа.

— Точно.

— Для чего он?

— Подумай об этом с минутку, — сказал я, работая с замковым механизмом.

Я довел дело до включения реле времени, потом выпрямился и показал направо кивком головы.

— Пошли в Комп. Мне нужно выяснить кое-что, пока мы ждем.

Он последовал за мной, но резко остановился, когда мы приблизились к двери.

— Она не заперта! — сказал он.

— Верно. Время сейчас более, чем просто немаловажно, — ответил я, распахивая ее.

Он прошел за мной внутрь, не вымолвив ни слова, а я направился к Бандиту, чтобы узнать, каковы результаты моих запросов. Как я и подозревал, мистер Блэк неплохо маскировался. На него пока еще ничего не было. Конечно, Бандит продолжит свои розыски, углубляясь все дальше и дальше в поисках следов этого человека.

Ни одна из наших смертей еще не была зарегистрирована. Возможно, квартира Хинкли была в таком состоянии, что они еще не разобрались, кто там вообще находился. И было, в общем-то, рановато ожидать поступления каких-либо сведений об Энджеле, даже если предположить, что тело уже обнаружено, чего могло и не произойти.

…Уж, конечно, нет, пришел я к выводу, как только стал просматривать данные на Гленду. Мистер Блэк сообщать не будет, и чем больше я узнавал нового о Гленде, тем менее предсказуемой она мне казалась.

— У тебя были какие-нибудь трудности с доставкой сюда тела Лэнджа? — поинтересовался я.

— Нет, никаких. Никто не повстречался…

Опять клаксон подал голос. Я снова включил экран и увидел Дженкинса.

Я вырубил клаксон, включил переговорник и сказал:

— Привет. Мы с Винкелем в комнате Компа. Давай сюда. Не споткнись об Лэнджа.

Я отключил связь, прежде чем он успел ответить, этот еще один нервный молодой человек нашего роста и телосложения.

Я почувствовал взгляд Винкеля и повернулся к нему.

— Ты изменился, — сказал он. — Ужасно. Я не понимаю, что произошло, что происходит. Почему ты не провел слияния с нами после того, как добрался сюда? Почему бы этого не сделать сейчас?

— Терпение, — сказал я. — Именно сейчас время — это очень дорогой продукт, и я должен расходовать его бережно. Я объясню все и довольно скоро. Доверяй мне.

Он слабо улыбнулся и кивнул.

— Значит, ты действительно знаешь, что делать?

Я кивнул в ответ.

— Я знаю, что делать.

Спустя несколько секунд объявился Дженкинс. Он тяжело дышал, лицо его раскраснелось.

— Что происходит? — завопил он, и, судя по голосу, это была не просто легкая истерика. Что происходит?

Винкель подошел к нему, схватил за плечо и сказал:

— Полегче, полегче. Кэраб все объяснит. Он знает, как с этим справиться.

Дженкинс было напрягся, потом, вроде, немного обмяк. Он повернул голову и уставился на меня.

— Я надеюсь на это, право, надеюсь, что это так, — сказал он, начиная овладевать голосом и говоря уже спокойнее, медленнее. — Быть может, ты начнешь с того, что объяснишь мне, что же произошло с Крылом 5?

— Что это значит? — спросил я. — Что с ним могло произойти?

— Его нет, — сказал он.

25
{"b":"30927","o":1}