ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вследствие этого, незначительные товары, в которых не было большой потребности, могли содержаться здесь годами, даже веками. Здание, которое посетил Малакар, оставалось непотревоженным вот уже два земных месяца. Зная это, он ожидал только незначительных трудностей; вот разве что дело, которое он спланировал, пойдет не по заранее намеченному графику.

Принимая во внимание перегрузку центров контроля за движением, а также систему наведения и уклонения, запрограммированную в его крошечном персональном катере, Персее, он чувствовал, что не пойдет на слишком большой риск, оставив ДиНОО и войдя на территорию Объединенных Лиг, чтобы попасть на Бланчен. Если они обнаружат его и убьют, он будет невиновен. Если обнаружат и схватят, или будут обладать возможностью вынудить его к сдаче, у них не будет другого выбора, кроме как послать его домой. Но они, допросят его, с применением наркотиков, раскопают то, что он сделал, а затем уничтожат следы его деятельности.

Но если они не найдут его внутри, во время…

Он глухо захихикал.

…Птица ударит еще раз, разрубит еще одного червяка.

Его хроно выдал девятнадцать пятьдесят.

«Где ты, Шинд?»

«Над тобой, смотрю.»

«В этот раз, Шинд, должно быть все в порядке.»

«Кажется так, как ты и описывал.»

Три транспорта полыхнули над ними, держа курс на восток. Малакар провожал их взглядом до тех пор, пока те не скрылись из виду.

«Ты устал Капитан», – сказал Шинд, переходя к прежним формальностям.

«Нервы напряжены. Вот и все, Лейтенант. Как ты?»

«Очень похоже. Меня в основном, конечно, заботит мой брат…»

«Он спасен.»

«Я знаю это. Но он не откликнулся на наши заверения. Он вырос в одиночестве, испугался. Он придет в себя, невредимый, и мы скоро объединимся.»

Реплик больше не последовало, Малакар втянул еще смеси и подождал.

Через шесть минут (как же долго) его потревожили.

«Он идет! Сейчас! Он идет!»

Улыбаясь, он напряг мускулы и взглянул вверх, зная, что еще несколько мгновений не сможет разглядеть то, что заметили глаза Шинда.

Он упал как паук и повис как мрачный раскрашенный поплавок. Какое-то мгновение он покачивался над ними, пока Шинд не пошел на абордаж. В следующее мгновение он опустился ниже и вытянул перекладину. Схватив ее, Малакар подбросил свое тело вверх и стал втягиваться в брюхо Персея мимо маски Медузы с улыбкой Моны Лизы, которую нарисовал собственноручно. Он вытянулся как змей, но должен был вползти как червь.

Он сплюнул через люк, перед тем как тот закрылся, заслонив часть здания внизу.

Хейдель ван Химак на пути к Италбару наблюдал смерть своих компаньонов. Их было девять – все добровольцы – кто отправился вместе с ним через дождевой лес Клича к горному городу Италбару, куда он стремился; Италбар – тысяча миль от космического порта. Он взял автомобиль на воздушной подушке, чтобы добраться до города. Сделав вынужденную посадку, рассказал свою историю поселенцам у реки Барт, которые и отправились вместе с ним на запад. Теперь осталось пятеро из девяти, сопровождавших его. Сейчас один из пяти был в поту, другой периодически заходился кашлем. Хейдель пропустил свою рыжую бороду между пальцами и продолжил: вдавил свой черный ботинок в растения, что предположительно покрывали тропинку. Его рубашка, мокрая от пота, прилипла к телу. Он предупреждал их, как опасно идти вместе с ним, он раздумывал. И все произошло не так, как если бы они ни о чем не знали.

Они слышали о нем, слышали, что он святой, что идет с миссией милосердия.

– Последнее верно, – говорил он им, – но вы не учитываете, какие трудности встретите, отправившись вместе со мной.

Они улыбались. Нет, ему необходим кто-то, кто защитит от зверей и покажет тропинку.

– Смешно! Укажите мне правильное направление и я буду там, – заметил он. – Да, вы будете со мной в большей опасности, чем путешествовали бы одни.

Но они снова засмеялись и отказались показать дорогу, пока им не будет позволено сопровождать его.

– Но это может быть смертельно, находиться со мной так долго! – запротестовал он.

Но они были непреклонны.

Он вздохнул.

– Очень хорошо. Проводите меня туда, где я мог бы остаться совершенно один и спокойно провести день, два. Это будет расход драгоценного времени, которое не должно было бы быть потеряно. Но я должен попытаться защитить вас, раз нет другого пути, кроме того, что предлагаете вы.

Он сделал, о чем говорил, и они смеялись и танцевали один с другим, предвкушая свое участие в грандиозном приключении. Хейдель ван Химак, зеленоглазый святой со звезд, пошел как обычно помолиться за их спасение и за успех экспедиции, а также предпринять меры по их защите.

Два или три дня, путешествуя, они разговаривали с ним. Он пытался усилить катарсис, чтобы запастись энергией. Ребенок лежал, умирая в Италбаре, и он шел, чтобы увеличить продолжительность ее дыхания.

Голубая Леди советовала ему подождать, но он думал о дыхании и о сокращениях большого сердца, что когда-то было крохотным. Он отправился после пятнадцати часов и это было ошибкой.

Лихорадка двоих из девяти компаньонов подкралась незаметно из-за крайне изнуряющей жары леса. Они скончались в полдень второго дня. Он даже не в силах оказался определить, что это была за болезнь из того множества возможных. Вероятно еще и потому, что не очень то и пытался. Раз человек мертв, он придавал значение более насущным вещам. Вдобавок из-за крайней усталости он пожалел силы других даже на приличествующую похоронную церемонию, и они ему потворствовали. Он бросил это дело до следующего утра, когда двое из оставшихся семи не проснулись, и ему пришлось быть свидетелем одного и того же обряда большее количество раз. Он сыпал проклятиями на других языках, когда помогал готовить могилы.

Безликие, смеющиеся существа – так он их представлял – теперь с выражением одержимости на лице и недостатком смеха. Их рубиновые глаза расширялись и вспыхивали при каждом звуке. Шесть пальцев на руках дрожали, сжимались, были мучительно сведены. Теперь до них стало доходить. Теперь было слишком поздно.

Но в два или три дня… Шел третий день и гор нигде не было видно.

– Глэй, где горы? – обратился он к кашляющему человеку. – Где Италбар?

Глэй пожал плечами и указал вперед.

Солнце, гигантский желтый диск, был полон, но невидим с их тропинки. Его лучи пробивались сквозь звездовидную листву, но повсюду пропадали, и все пространство покрывала сырость или растущие грибки. Небольшие зверьки или огромные насекомые – он не знал какие – кидались в стороны от тропинки, крались за ними, верещали в кустах и передвигались по веткам. Крупные создания, которых он ожидал, никогда не появлялись, хотя и слышалось их шипение или посвистывание, или их лай, часто не так уж и далеко; и однажды звук чего-то огромного, продирающегося через лес, раздался рядом, почти на расстоянии вытянутой руки.

Он все это воспринимал с горькой иронией. Он шел, чтобы спасти жизнь и за эту попытку уже заплатил четырьмя. «Леди, ты была права.» – бормотал он, погружаясь в раздумья о своем сне.

Возможно, это произошло часом позже, Глэй свалился, задыхаясь от мучительного кашля, его нормальный оливковый цвет лица перешел в цвет листьев, нависших над ним. Хейдель двинулся в его сторону, опознав симптомы. Давая за несколько дней приготовленный препарат ему, возможно, удалось бы спасти человека. Но он потерпел неудачу, когда попытался с другими, потому что собственный его катарсис еще не был полным. Равновесия не существовало. В тот момент – когда он смотрел на первого из упавших – он знал, что не так много времени пройдет, и погибнут все девять. Он помог хорошенько устроить Глэя, спиной к стволу дерева, подложив под голову подушку, чтобы удобно было глотать воду. Бросил взгляд на свой хроно. Где-то от десяти минут до полутора часов, как он предполагал.

Он вздохнул и зажег сигару. Та имела отвратительный вкус. Влаге потребуется довольно много времени, прежде чем она пропитается, и ничего необычного не было в том, что грибки Клича ничего не могли сделать против никотина. Маленький зеленый холмик сигары моментально вспыхнул, испустив запах чем-то напоминающий запах серы.

2
{"b":"30928","o":1}