ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы обследовали там довольно долго. Нашли ли вы признаки того, что кто-то был внутри недавно?

– Нет.

– Хорошо. Хотя у меня нет возможности видеть, я расскажу вам кое-что, что я не смог бы узнать при обычных условиях. – Вы стоите рядом с местом, где сделали свое открытие, у стены. Если ваша женщина переведет луч с меня на стену, повыше. Наверху и очень близко от того места, вы увидите стекловидную иллюстрацию. Я опишу ее. Вы увидите голову и плечи голубой женщины. Она имеет два лица, смотрящих в разных направлениях. Одно, слева, очень притягательно и там, на той же стороне картины, изображены цветы. Девушка справа с острыми зубами и зловещим выражением лица. Рядом с ней остовы голубых змей. Прямо вверху будет голубой круг.

Малакар включил свет.

– Вы правы, – сказал он. – Каким образом вы узнали?

– Это представление божественной Мар'и-рам, королевы здоровья и болезней. Без сомнения под этой картиной лег ван Химак, между жизнью и смертью. Он унес, непонятным образом, благословение и проклятие того бытия.

– Вы не убедили меня. Вы пытаетесь доказать, что божество реально?

– В каком-то смысле, да. Существует комплекс энергий, которыми каким-то образом наделены те картины Странтрианских божеств. Ты можешь вызвать их. Они теперь живут в человеке, что мы разыскиваем. Мне были представлены убедительные доказательства, что это правда. Теперь, когда я осведомлен обо всем, я должен разыскать его.

– И что вы сделаете, если его найдете?

– Вылечу его – или, если потерплю неудачу, убью.

– Нет! – возразил Малакар. – Мне он нужен живой.

– Не будь дураком, – закричал Сэндоу, когда Малакар повел лучом, и тот упал на него.

Рука поднялась, чтобы прикрыть глаза, Сэндоу бросил свое тело назад, когда Малакар открыл огонь – не по нему, но в потолок.

С грохотом и пылью обрушилась секция кровли. Казалось, что упало огромное тело.

– Достань его! – крикнул Малакар, падая на пол и увлекая за собой Джакару.

Он пополз вперед и залег за низкой преградой из камней, держа пулемет наготове.

«Он жив! Он чувствует! Он достал оружие!»

Малакар прижался к полу, когда луч лазера пробил камень рядом с его левым плечом.

– Закончим разговоры, так?

– Нам нечего сказать друг другу.

– Судите сами, после того, что услышите! Я прекращу огонь, если вы сделаете тоже!

– Не стреляй, – сказал он Джакаре. – Мы послушаем его.

Он взял проем на мушку, затем проговорил:

– Хорошо, Сэндоу. Что еще?

– Ты знаешь, что мне нужно. Мне нужен ван Химак. Я не собираюсь спорить о моральным аспекте того, что ты планируешь, ты конечно составил свое мнение об этом. Я прочитал это там. Я был бы рад, однако, предложить тебе соглашение – Черт! Прекрати наводить это на меня! Никаких шуток! Вы живете на мертвой, отвратительной, радиоактивной планете – Земле. Планете-колыбели нашего вида. Как вы смотрите на то, чтобы очистить ее и озеленить снова? Все те вулканы залить, радиоактивность нейтрализовать, не загрязненная почва, деревья, рыба в океанах, прежние границы континентов? Я могу сделать это, ты знаешь.

– Это будет ценой фортуны.

– Итак? Как соглашение? Земля довоенная в обмен на то, чтобы вы забыли о ван Химаке?

– Ты лжешь!

«Он не лжет», – сказал Шинд.

– Это будет еще один обитаемый мир для ДиНОО, – проговорил он, что так много значит для вас.

Все время, пока Сэндоу говорил, Малакар пытался контролировать свои мысли – действовать автоматически, как в бою – и не позволять какому-нибудь намерению или желанию пройти через его сознание. Осторожно, бесшумно, он медленно отполз вправо, ориентируясь по голосу. Теперь, уже касаясь стены, мог видеть размазанные очертания головы и плеча человека. Плавно, он нажал на спусковой крючок.

Рука онемела до локтя от силы отдачи; он увидел, как его выстрел с грохотом ушел, вызвав эхо от правой стены.

Левой рукой Малакар защитил глаза от летящих осколков. Хотя он через мгновение отпустил курок, однако этого оказалось достаточно, чтобы образовать новую дугу разряда.

Языки огня попали в потолок, потолок упал на человека.

Сэндоу в конце концов затих.

Они лежали довольно долго, прислушиваясь к своему дыханию, биению сердец.

«Шинд?»

«Ничего. Ты убил его.»

Малакар поднялся на ноги.

– Давай Джакара. Нам лучше уйти, – произнес он.

Позднее перед тем, как сняться с места, когда она посмотрела на него на свету, то проговорила. – Ты в крови, Малакар, – и коснулась его щеки кончиками пальцев.

Он тряхнул головой.

– Я знаю. Я порезался, когда та чертова картина зеленого человека упала на меня.

Он подтянул подпругу.

– Мог он действительно восстановить Землю, Малакар?

– Вероятно, но это ничего бы не решило.

– Ты говорил, что необходимо больше миров для статуса Лиги. Земля могла стать одним из них.

– Чтобы приобрести ее, я должен был бы сложить оружие.

– Как он узнал о картине божества – Мар'и-рам?

– Все странтрианские могилы распланированы одинаково. Он приблизительно знал, где мы стоим. Каждый, кто знает их устройство, может сказать что на стене.

– И он выдумал все дальнейшее?

– Конечно. Это обычная история. Его интересы в сфере чистой экономики.

– Тогда почему он явился лично?

– Я не знаю. – Так, я готов. Пойдем.

– Ты ничего не собираешься наложить на это?

– На что?

– На порез.

– Позже.

4

Д-р Пелс изучал отчеты.

Слишком поздно, – решил он, – и что-то пошло неправильно.

Мвалакхаран кхурр есть, хорошо, и дюжина других. Мы не можем позволить ему переносить их. Где он? Нет записи о его отъезде с Клича. Еще была кража джамп-баги из космического порта и порт оказался точкой инфекции. Попытался ли он исчезнуть – чтобы изолировать себя – когда увидел что случилось? Или он просто перебрался куда-то еще?

Музыка Дебюсси разливалась вокруг, и он рассматривал Клич.

Что делать? – думал он. – Я ждал довольно долго и пришло время прекратить ожидание, время действовать. Если бы я смог обнаружить его месяц назад, этого могло бы не случиться. Я должен найти его как можно скорее и поговорить с ним, убедить довериться моим заботам и оставить мир пока я не решу этого. Хотел бы я знать, пожелает ли он войти в то состояние, в котором я нахожусь? Оставит ли жизнь, которую знает и станет ли – привидением – как я? Поменяет свое настоящее существование на бессонную, без страстей, жизнь пустоты? Если он осознает что делает, я уверен, что он должен согласиться. Это, или самоубийство – единственный выход для нормального порядочного человека… Но что если он сумасшедший? Что если он помутился в рассудке и это наследственное или произошло от какого-либо эффекта его заболевания? Что тогда? Это тоже может быть объяснением его исчезновения.

И что если его состояние так же не поддается воздействию как и мое собственное? – размышлял Пелс. – Возможно заморозка будет ответом. Иначе это может обернуться таким долгим ожиданием. Но без гарантии пробуждения он не сможет на это согласиться. Как я буду с ним обращаться, когда найду его? Время действия определенно наступило, а я не знаю, что делать. Ждать, полагаю. Ничего еще не остается.

Через некоторое время он послал сообщение Координатору Общественного Оздоровления на планету, предлагая свои услуги в борьбе с многочисленными эпидемиями, которые так опустошили два континента. Затем он настроился на Центр Новостей. С тех пор, как он мог круглосуточно слушать передачу, он надеялся, что вовремя узнает о новом местонахождении инфекции. И приготовился записывать.

Затем он слушал новости и впечатление моря, которого никогда не видел сопровождало их в его сознании.

– Это прошло прекрасно, – говорил ей Хейдель. – Буквально за минуты. Процессы, кажется, каким-то образом убыстряются.

27
{"b":"30928","o":1}